Снимок экрана 2017-09-09 в 09.10.18.pngДепутат Киевского городского совета, лауреат премии Кабинета Министров Украины за особые достижения молодежи в развитии Украины, основатель детского футбольного клуба «Junior» в Киеве, меценат Олесь Маляревич рассказал о районной конкуренции за городские бюджетные средства и лучший в Украине IT – лицей. 

Олесь, с чего и во сколько начинается Ваше утро?

Если это учебный год, то начинается с того, что я завожу детей в школу и садик. Это нужно сделать до 9 утра. Если есть встречи, то еду в Киевсовет, если нет - в офис.

С какой целью Вы пришли в политику, зачем Вам это?

Это постепенно произошло. У каждого человека в определенный промежуток времени появляется необходимость делать что-то новое, больше, чем он делал до этого. Я, например, работал в сфере кино, потом создал свою компанию в сфере рекламы в кинотеатрах. Мы были первыми тогда на рынке. Сейчас компания - лидер рынка и расти в плане кинорекламы особо некуда. Я стал искать новые пути реализации.

В 2005 году родился сын и о политике я тогда даже не думал. В 2008 году основал футбольный клуб Junior и начал развивать сеть магазинов детской обуви «Антилопа», также начали производить в Украине детскую обувь под брендом Junior. Прошло года два и люди начали говорить: «Олесь сделал в школе это, сделай нам пожалуйста еще вот это», и так дело за делом, в 2010 году соприкоснулся с политикой, с партией «Сильная Украина». Тогда был тренд, что все люди 25-40 лет потянулись за идеологией Сергея Леонидовича (Тигипко – прим.ред). Я вступил в партию, пригласил  своих друзей и  активно занялся развитием партии в Днепровском районе Киева. Это был интересный опыт, который мне помогает и сегодня. В 2011 году снова переключился больше на бизнес, но продолжал активно заниматься общественной деятельностью.

А в 2014 году, когда у меня уже был довольно большой багаж действий и опыта я снова вернулся в политику. Выборы прошли очень легко - я занял третье место в городе при том, что мой оппонент была правой рукой Олеся Довгого (Днепровский район всегда был плацдармом Черновецкого), дом, где я жил и еще 20% Русановки отрезали от округа и присоединили Никольскую Слободку, где меня совсем никто не знал.

Меня выбрали. Полтора года я проработал депутатом, при том, что на политических курсах не учился, политконсультантов никогда у меня не было - я всегда делал так, как чувствовал: на выборах осенью 2015 года у меня не было ни бигбордов, ни палаток, ни флагов, ни кепок, - просто живое общение и отчет о проделанной работе. Я считаю, что если человек находится у власти и у него много своих идей, то он может их реализовать с помощью инструментов власти. Меценат - это классно, но меценат Билл Гейтс и меценат я - это разные категории. Было такое, что моих средств не хватало на самое необходимое: заправить машину или оплатить телефон, а люди говорят «сделай то, сделай это». А теперь, когда люди уже дважды меня делегировали в городской совет, я стараюсь использовать все свои полномочия, чтобы решить все проблемы жителей своего округа.

x_4197be64.jpg

Когда Вы впервые попали в сессионный зал Киевсовета, что Вас больше всего поразило и какое решение приняли, когда осознали этот факт?

Если пошутить, то поразил факт, что мужики целуются (смеется). Я зашел очень осторожно, пошел в комиссию семьи, молодежи и спорта, в которую никто не хотел идти - там ни денег, ни власти, - пошел на должность заместителя главы комиссии, где ты даже подписи не ставишь на документах, просто для того, чтобы понять как все устроено. Я понимал, что второго шанса может и не быть - люди мне поверили и наблюдают за работой и результатами. Даже находясь в этой комиссии, если ты человек активный, то ты можешь очень многое.

Какую часть Вашей жизни занимает сейчас политика?

Политика занимает около 80% моего времени. Плюс, если бизнес затихает ближе к семи-восьми вечера, то политика не имеет временных рамок: могут быть и ночные выезды, и мэр может в любое время суток набрать и сказать «идем туда», - поэтому всегда готов, телефон включен.

Если хочешь, чтобы дело приносило результат, нужно заниматься им достаточно интенсивно. Политика и общественная деятельность засасывает тем, что начал одно, появляется второе, третье. Люди видят, что есть контакт, просят помочь со следующим мероприятием и если ты начал, то надо доводить до конца.

Что входит в Ваши полномочия в Киевсовете?

Мне удалось в первый год, не имея депутатского опыта, привлечь 150 миллионов гривен на завершение реконструкции Школы №128 на Левобережной, также удалось провести через многочисленные комиссии и две сессии Киевсовета решение о создании украино-израильского технологического лицея НВК №141 ОРТ на Русановке, международная безвозмездная инвестиция в киевское коммунальное учебное заведение составила 105 миллионов гривен. Это совместный проект международного фонда World ORT и Киевсовета. Также было много сделано по благоустройству  территорий, дорог, лестниц и т.д. Решил для себя, что буду строить школы, ремонтировать детские сады, музыкальные школы и т.д. - мне нравится  видеть процесс созидания и результат.

Вчера (дата записи интервью 02.09 – прим.ред), например, мы демонтировали самый шумный ночной клуб в Гидропарке который было слышно за несколько километров даже в 6 утра. У меня у самого есть ресторан и я знаю какой это сложный бизнес, не хотелось просто взять и демонтировать. Вообще, считаю, что власть должна применять силу только, когда уже нет других вариантов. Я в этом плане поддерживаю демократические страны, которые используют все инструменты, чтобы дипломатическим путем повлиять на нарушителя: очень долго предупреждают, ведут переговоры, если нарушитель не понимает, тогда при крайней необходмости применяются другие способы. Так получилось и с Гидропарком. Долго вели переговоры. Мэр с ними встретился, Глава района, народный депутат Дмитрий Белоцерковец, нардеп, Глава полиции Киева. Мы долго вели диалог, но в итоге пришлось применить силу и демонтировать. Люди должны понимать, что Киевская власть будет защищать своих жителей всеми возможными способами.

DSC_0082.JPG

Не устаете от постоянных обращений граждан?

Нет. Очень помогают соцсети, смартфон. Если взять Русановку – это мой округ,  35 тысяч жителей, из них 20 тысяч - совершеннолетнего возраста, и 3030 человек в группе на Фейсбуке. Получается, каждый седьмой взрослый человек может через Фейсбук ко мне обратиться, плюс  4000 визиток роздано, есть моя почта. Самое главное - это коммуникации, а решать проблемы - это уже другая задача: есть штат помощников, которым я доверяю. Сложно совмещать бизнес и политику. Но от обращений не устаю. Рад, что многое удается сделать, значит не зря люди мне доверяют.

Механизмы реализации проектов в бизнесе и государстве очень разные, помогает ли Вам бизнес управление в политике?

Конечно, помогает. В бизнесе ты можешь принять решение вечером, а утром сделать. Государственная же машина очень долго раскачивается, но если уже раскачалась – остановить уже быстро не получится. Плюс, с государственной властью больше возможностей что-либо реализовать, понимая все необходимые процессы и привнося свой  опыт из бизнеса.

Какой Вы руководитель?

Больше, наверное, мягкий, чем жесткий, но со временем меняется стиль управления. Если есть результаты, значит я все правильно делаю. Я не деспот, у меня люди работают годами. Я их уважаю, поддерживаю, они в меня верят, а я доверю им.

Как подбираете людей в свою команду?

Не через интернет (улыбается). Когда чувствую, что нужен сотрудник, начинаю его за год искать и нахожу.

Как родные относятся к Вашему политическому росту, к Вашей карьере? Пользуются ли вашим статусом в школе через сына?

Жена в моей политической деятельности участия праактически не принимает, на мероприятия старается не ходить, больше занимается своим личным бизнесом и семьей. Но практически все политические процессы мы с ней обсуждаем и анализируем, иногда совместно принимаем важные решения.

На сына тоже никто не влияет. Мы не культивируем в нем процесс узнаваемости. Он хорошо учится, занимается спортом, ходит на гитару. Мы простые люди, без преувеличения, звезд с неба не хватаем.

Папа занимается сельским хозяйством. Мама художник-гример кино, брат оператор-фотограф, отчим - кинооператор. Если взять маму, то ее соседи постоянно мучают, чтобы именно в ее доме все ремонты были сделаны (улыбается). По хозяйственным вопросам округа я очень эгоистичен и стараюсь работать для тех людей, которые меня выбрали. Ведь я их представитель в киевской власти, голос Русановки в Киевсовете. Жители других районов меня часто за это критикуют.

Какая сверхзадача у Вас в политике?

Слишком далеко никогда не смотрю. Я здесь, сейчас и стараюсь работать с максимальным результатом. Знаю по бизнесу, что периодически появляются какие-то возможности, новые предложения, и вот когда они появляются, тогда их надо рассматривать. Если все время жить какими-то далекоглядными планами, то ты перед ногами у себя перестанешь видеть.  Есть здесь и сегодня и надо работать с полной самоотдачей.

Считаете ли Вы себя успешным человеком? Что для Вас успех?

Боюсь этого слова. Все так зыбко в этом мире. Сегодня ты успешный, завтра уже нет. Я постоянно в состоянии стресса нахожусь: надо что-то делать и делать для того чтобы и завтра быть успешным. Не оцениваю себя с точки зрения – успешный, не успешный, стараюсь по-максимуму, а там уже как будет.

Важно ли для Вас мнение окружающих?

Важно. Считаю, что это мое слабое место – общественное мнение. Если мне 400 человек скажет, что я молодец, а один напишет, что нехороший человек, я задумаюсь почему он меня таким считает. Раньше даже мог вступить в переписку с таким человеком, а потом понял, что определенный процент людей всегда находится в негативе: чаще ими  движет зависть, либо еще какие-то факторы и на 100% нельзя понравится людям. Для себя понял, что если 5% против, 95% – за, то это успех, и перестал общаться с депрессивными людьми, которые постоянно в негативе находятся, я их просто отправляю в бан, чтобы беречь силы для тех кто это ценит.

Существует ли между районная конкуренция за городские бюджетные средства?

Конечно. Каждый депутат старается сделать больше для своего округа. В политике много людей и все стараются быть один лучше другого. Мы сохраняем хорошие отношения, обмениваемся опытом, советуемся, общаемся, но каждый хочет сделать такое чего нету у другого. Мне кажется, что на Русановке делается достаточно много всего и я знаю что будет в 17, в 18 году сделано, но не публикую, чтобы другие депутаты не сказали, что там слишком много задумано (улыбается).

DSC_0067.JPG

Как живется бизнесу сейчас в столице, с какими проблемами сталкиваются?

Бизнесу не просто во все времена: либо кризис мешает, либо - конкуренты. Я считаю, что любой кризис - это дополнительные возможности: рынок очищается, слабые, не креативные участники ослабевают. Всегда оптимистично настроен, несмотря на все трудности, и если происходят форс-мажоры, убытки, где-то не так, как ты планировал идет, нужно мобилизироваться, посмотреть где  не доработал, какие ошибки совершил и дальше самосовершенствоваться. Я такой слепой оптимист, даже если вижу, что совсем все плохо, но куда нам отступать?

Проводите ли какие-то встречи для бизнеса: круглые столы для решения их вопросов?

Круглые столы - это  удел чиновников. Для отчетности это делается или для реальной помощи, я для себя еще не понял. Сколько раз был на семинарах, конференциях, - не понимаю полный смысл этого всего. Собрались, поговорили, разошлись и каждый занимается тем, чем занимался до этого.

В Киеве, например, есть немец, который хочет сделать роллердром. Я понимаю, что он может  встретить некоторые трудности на своем пути и возможно  перехочет заниматься инвестированием в Киев, и я стараюсь ему помогать - делаю это для того, чтобы он своим друзьям в Германии, Швейцарии сказал, что в Киеве легко открывать бизнес, что депутаты за руку водят, все двери открыты, добро пожаловать в Киев.  

В 2014 году, когда меня выбрали депутатом, ко мне пришел мой классный руководитель, который на тот момент уже был 13 лет директором украино–израильского IT-лицея и говорит: «Олесь, израильский фонд дает финансирование, если киевская власть даст  на реконструкцию старую школу, либо новую, чтобы сделать полноценный, лучший в Украине IT – лицей, этот процесс два года тормозится, давай как-то сдвинем». Сначала, наткнулись на непонимание и противодействие. Департамент образования всячески тормозил процесс согласования, партия Свобода отрабатывали свои политические баллы на антисемитской тематике, Омельченко А.А. был твердо убежден, что этого делать нельзя, "Батькивщина" уверяла, что дети останутся на улице, а школу отдадут частному инвестору. А мы взяли и сделали.

За пять месяцев провели голосование на сессии, набрали 69 голосов, сделали ремонт, в прошлом году открылись. Был Мэр, посол Израиля, многочисленная иностранная делигация, Департамент образования. Позже даже привозили премьер-министра, показывали  самую энергоэффективную школу страны. В этой школе сейчас 1018 детей, а было - 342. Сейчас все понимают, что это был классный проект, а у международного донора тогда на выбор был Минск, Самара, Кишинев и Вильнюс. И если бы мы тогда не проголосовали, то потеряли бы эту возможность.

Назовите то чем занимаетесь тремя словами.

Дорожить доверием людей, развивать город и улучшать уровень жизни киевлян!


Текст: Наталия Павлова
Фото: Алена Сказкина 



Загрузка...

Оставьте первый комментарий