Егор Фирсов: Новая элита хочет жить по закону фото

Молодой и амбициозный политик, Егор Фирсов, - один из самых активных участников Евромайдана. Во время событий весной 2014 года занимался организацией проукраинских митингов и созданием народных дружин в ряде городов Донецкой области и самом Донецке, чтобы предотвратить захват административных зданий сторонниками «ДНР». В этом же году принял присягу в качестве народного депутата Верховной Рады VII созыва.

Спустя два года вышел из фракции «БПП» из-за её позиции в конфликте между Министром экономического развития Айварасом Абромавичусом и депутатом Игорем Кононенко. 28 марта 2016 года ЦИК Украины лишил его мандата вместе с Николаем Томенко после прекращения их полномочий съездом БПП.

В интервью изданию «Грушевского,5» Егор Фирсов рассказал о своей недавней поездке в США, возможностях, которые дает депутатский мандат и о своем видении ситуации на востоке Украины.


Егор, вы недавно вернулись из США. Какой была цель вашей поездки?

Главная цель моей поездки заключалась в том, чтобы рассказать американским спецслужбам и неправительственным организациям как Россия спровоцировала конфликт на Донбассе. Я же 25 лет прожил в Донецке. Видел как начинались все эти политические процессы, я много о них писал, анализировал, и знаю как Россия это сделала. Это не внутренний сепаратистский конфликт и я могу рассказать как в Украину завозили людей, какие люди приезжали, как Российская Федерация влияла на мэров городов. Эта информация интересна и крайне важна в США.

Кроме того, я поехал донести свою позицию, и еще раз подчеркнуть, что это не внутренний конфликт, а внешний, в котором заинтересована Россия, и предоставить доказательства из первых уст, потому что я носитель этих доказательств. Необходимо чтобы США понимали, что реинтеграция Донбасса на тех условиях, которые  предлагают Минские соглашения, невозможна и угрожает национальной безопасности страны. Сейчас на той территории находятся российские военные, террористы, которые убивали и убивают наших солдат. В планах Путина вернуть разрушенный, зомбированный, неподконтрольный Донбасс обратно Украине. Он это озвучивает. Реинтеграция Донбасса на тех условиях, которые  предлагают Минские соглашения, угрожает национальной безопасности страны.

Еще одна причина поездки в США – коррупция. Моя позиция была достаточно агрессивна в отношении наших внутренних коррупционеров. Они есть в украинском парламенте: Кононенко, Грановский, - доказательства их коррупции публиковались мной и не только в СМИ. Я подавал заявление в правоохранительные органы и считаю, что если США введут свои санкции в их отношении, например, запрет въезда, это принесет результат.

Я считаю, что наши правоохранительные органы не надлежащим образом расследуют уголовные дела, и мне бы хотелось, чтобы США делали шаги  в этом направлении. Если они декларируют, что поддерживают борьбу с коррупцией, то это и есть давление на коррупционеров. И они могут это сделать.

Плюс ко всему, я говорил с американцами о геополитической поддержке Украины, в частности о предоставлении Украине летального оружия.  Украина сейчас не просто защищает свою территорию, она защищает весь западный мир. Так сложилось, что эта линия цивилизации проходит именно по украинской границе и мы от этого сейчас страдаем. Для того, чтобы мы могли противостоять России нам нужно летальное оружие, необходимо укреплять свою обороноспособность. Я доказывал как украинец, как дончанин, что это нам необходимо. Общался с разными организациями, с представителями Института Катона, с организациями, которые работают в Украине, с офисом Марси Каптур, с диаспорой и рядом аналитиков.

Какими будут ваши дальнейшие шаги после всех этих встреч?

В силу того, что у меня нет никаких государственных должностей, я сейчас не депутат, а уходить из политики не собираюсь, буду заниматься развитием страны в рамках объединения общественных организаций. Главной задачей объединения будет выработка стратегии развития для страны.

В Украине сейчас много патриотичных людей, любящих страну, но для изменения и реформ этого пока мало. Помимо патриотичности должна быть компетентность. Люди должны четко знать и понимать, что нужно изменить в этой стране. Плюс ко всему, у нас много отраслей, которые нуждаются в неотложных реформах: госслужба, экономика, оборона страны. Людей, которые компетентны в этих вопросах, мы будем привлекать к сотрудничеству с нашей организацией. Мы назвали ее «Развитие», «Розвиток» на украинском.

Кто это мы?

Очень многие люди. Например, юрист Денис Каплунов. Он из Донецка. Алексей Митасов, человек, который прошел военные действия, советник Валентина Наливайченко. Сергей Носенко, один из учредителей «Развития», известный экономист. Также с нами плотно работает журналист Денис Казанский. Очень разные люди объединились и каждый ведет свое направление. Глава Ассоциации переселенцев Украины, Руслан Калинин, занимается вопросами переселенцев, потому что тема актуальная, а государство мало что делает в этом отношении. Направлением, которое касается Донбасса занимаюсь, конечно, я. Инвестициями занимается Сергей Носенко. Судебным направлением – Михаил Спасов. К слову, в США мы поехали и для чтобы презентовать свою команду.

Америка сомневается в том, что у нас сейчас есть политики, которые готовы что-то делать, а не просто кормить обещаниями. Наша организация состоит именно из таких людей. Мы знаем как реформировать страну, именно для этого, заручившись поддержкой Штатов, мы решили организовать «Развитие». Задачей будет выработка стратегии для развития Украины.

Егор, если сравнивать возможности с депутатским мандатом и без него, в каком статусе вам удавалось и удается достичь большего?

Естественно, возможностей больше в парламенте, потому что у депутата есть парламентская трибуна, есть возможность писать депутатские запросы. Однозначно больше влияния с мандатом.

Влияния на что?

Депутат может написать законопроект, подать его и добиться его принятия. Так происходит в нормальных, западных цивилизованных  странах. В украинском парламенте большинство депутатов превратились в «кнопкодавов», которые не задумываются за что они голосуют, - парламент не является площадкой для дискуссии, там просто происходит фарс. Всем, кто задается вопросом почему у нас в стране не происходят реформы, предлагаю прийти и посмотреть на заседание парламента не с экранов телевизоров, а своими глазами в самом сессионном зале. Вы увидите далекое от цивилизованного, хаотичное и зачастую бестолковое поведение, а когда в законодательном органе нет порядка, дискуссий, конкуренции позиций - в стране не будет реформ.

Снимок экрана 2016-11-09 в 14.57.25.png

Мы видим постоянные конфликты во фракции «БПП» в парламенте, между НАБУ и прокуратурой - это все борьба элит. Старая - хочет сохранять действующие правила, снимать коррупционную ренту, финансировать политические партии через договоренности с олигархами, контролировать СМИ, сохранять свое влияние на госпредприятиях, чтобы снимать оттуда деньги, лоббировать своих людей в органы государственной власти. А новая политическая элита, пытается этому противостоять и выработать новые цивилизованные европейские «правила игры».

Я всегда боролся против этого хаоса в парламенте. У нас во фракции таких как я было около десяти депутатов, а в противовес – 145. Да, меня лишили мандата, я ушел из парламента, и не имею никакого влияния сейчас на государственном уровне. Я проиграл этот бой, но не проиграл войну. Я проиграл этот бой, но не проиграл войну.

К счастью, в Украине есть молодое поколение людей, которым около тридцати, которые в некоторых моментах, может быть, не до конца опытные, но это поколение оставляет надежду для страны. Я верю, что мы, профессиональные молодые люди, которые стремятся к компетентности, рано или поздно объединимся. Профессионалы есть и сейчас в каждой фракции. Это Алена Шкрум и Алексей Рябчин из «Батькивщины», такие люди есть и в «Самопомощи», и в «БПП», есть и вне парламента – журналист Денис Казанский, о котором я уже говорил, и его коллега «по цеху» Дмитрий Гнап. Новая элита хочет жить по закону. Наша задача сломать старую систему, используя опыт западных стран, - начиная от соседней Польши и заканчивая далеким Сингапуром.

Сколько времени или поколений должно пройти чтобы кардинально поменялся этот парламент и люди?

В 2013 году в Донецке, я занимался оппозиционной деятельностью. Было очень не легко. Мы с Денисом Казанским пришли написать краской, поздно ночью, на большом заборе «Янукович – вор», «Партия Регионов - бандиты», и т.д. Это нужно было для того, чтобы люди, которые мыслят тоже оппозиционно поняли, что они не одни. Тогда нам казалось, что все практически безнадежно, Янукович пойдет на второй срок, провалится Евроинтеграция, и мы будем вынуждены жить такой жизнью еще семь лет. Мы не думали, что буквально через восемь месяцев все в корне изменится.

Да, мы не реализовали возможности, которые нам предоставила Революция Достоинства, но я сейчас говорю не о нескольких поколениях. Я считаю, что должно пройти максимум несколько лет для того, чтобы новая элита сформировалась в новые политические партии, пришла в парламент и качественно изменила политику. Это качество мы должны увидеть на деле, начиная с работы Верховной Рады. И это не поколения, а период в несколько лет.

У вас есть законопроекты, которыми вы гордитесь?

В соавторстве с коллегами мною было написано больше 20-ти законопроектов разной направленности, касаемо и евроинтеграции, и электронного документооборота. Удалось принять резолюции о призыве западных стран и ЭС принять санкции в отношении России после ужасных обстрелов Мариуполя и Волновахи. Это решение парламент принял оперативно, и это был сигнал нашим западным партнерам, что давить на Россию можно с позиции силы и санкций.

Отдельного внимания заслуживает законопроект о парковках. На меня вышли активисты, которые занимались в Киеве парковками. Вы знаете, что такого хаоса паркования как в Киеве нет ни в одной стране Европы? Более того, парковки в том виде, в котором они есть сейчас, это сплошная коррупция. Мы очень долго разрабатывали систему электронной оплаты парковки, чтобы устранить человеческий фактор. Хотели чтобы оплата проходила не через парковщиков, а через паркоматы, через мобильное приложение. Таким образом деньги поступали бы сразу в бюджет города. От такой системы выигрывает потребитель потому, что он знает куда платит и сама оплата происходит всего несколькими кликами в телефоне. К сожалению, парламент ударился в популизм, и за этот законопроект проголосовало не больше 180 депутатов. Таких примеров могу привести массу, когда действительно нужные для людей и страны законопроекты не проходили в парламенте. Не хватало политической воли, несмотря на работу с депутатами и реальных преимуществ законопроекта.

Снимок экрана 2016-11-09 в 15.01.03.png

А что для вас вообще политика?

В первую очередь, политика для меня это возможность изменить страну. Ни одна профессия не позволяет быть максимально эффективным в деле реформирования Украины. И я при каждом удобном случае призываю ко всем, а особенно к студентам – идите в политику! Только критическая масса новых людей в политике способна изменить эту страну. Я в это верю, и я вижу как это хоть и медленно, но происходит!

Какую сверхзадачу перед собой ставите в политике?

Вы знаете, я не хочу загадывать и ставить какие-то сверхзадачи. Я привык работать системно, из обычного студента я вырос в главу областной партийной организации, потом прошел в парламент, потом еще раз… Мой принцип успеха это поэтапная работа и правильные цели. Поэтому как нет у меня сверхзадач, так и нет рамок, которыми я бы себя ограничивал. Делай, что можешь, и будь что будет!

Какой должна быть заработная плата депутата, чтобы он работал честно и качественно?

Она должна быть как минимум конкурентна, как у юриста в хорошей компании. Мы ведь хотим иметь профессионалов на службе у государства, а где вы видели, чтобы хороший специалист работал за маленькую зарплату? Очень многие топ-менеджеры откровенно признаются, что не хотят идти в политику, поскольку уровни дохода несопоставимы, а лезть в коррупционные дела им не хочется. Многие считают, что нынешним депутатам не нужно платить высокую зарплату, поскольку они получают свою часть коррупционной ренты. Да, отчасти это так, но ведь есть и такие, которые работают честно, как быть с ними? И самое важное, давайте смотреть в будущее, ведь мы хотим других депутатов, а значит нужно привлекать новых людей, буквально вытаскивать их из «частного сектора» в государственный. И здесь, без достойной оплаты труда мы не преуспеем. 

Вопрос, который я не могу не задать касается похорон боевика Моторолы, когда люди провожали его под аплодисменты и называли героем. Тогда все наше интеллектуальное фейсбук-сообщество высказалось о необходимости «отрезать» эти земли, поставить высокий забор и пусть живут все почитатели героя как хотят. Действительно ли там такая поддержка одиозных боевиков и как жить дальше с этими людьми?

Часто мы сами, в Киеве, являемся заложниками пропаганды, которую нам навязывает Россия. Российские СМИ сказали, что было тридцать тысяч людей, СМИ «ДНР» говорили о пятнадцати тысячах. Мы понимаем, что и эти цифры нужно делить на два, ведь все видели фотографии, где было около 5-10 тысяч человек. Вы думаете сложно найти на оккупированной территории 10 тысяч человек, чтобы создать картинку? Только за счет админресурса - университеты, коммунальные предприятия, врачи - не составляло никакого труда собрать такое количество людей. Знаете, нам же по телевизору могут показывать митинг из 20 людей, которые говорят «пусть Украина нам платит, а мы хотим отделяться» и мы начинаем злиться на всех людей, которые там живут, хотя на митинг вышли 20 человек.

Лично я к этой информации отношусь спокойно. Я понимаю, что есть какое-то количество людей, которые поддерживают бандитский режим. Это десятки, возможно, и сотни тысяч людей и этот факт надо признать. Но в то же время есть сотни тысяч и даже миллионы, которые поддерживают Украину. Больше миллиона переселенцев с проукраинской позицией приехали сюда, имея возможность остаться там, или уехать в Крым, Ростов, Москву. Если посмотреть на социологические исследования, то например население Славянска, который был под властью боевиков, в подавляющей части хочет жить в современной независимой Украине.

Что касается «ватников». Главная причина развития сепаратизма в том, что тогда на митинги выходило несколько тысяч или даже сотен человек, к ним вышли мэры, депутаты и поддержали их. Это было не спонтанно, почти вся местная власть выполняла указания партийных боссов Партии Регионов, которые ретранслировали инструкции Москвы. А мэры, своим присутствием на митингах сепаратистов, лишь добавляли им легитимности.  Если бы местная политическая элита выступила и сказала, что все кому не нравится Украина будут уголовно преследуемы, а кто не согласен: «чемодан-вокзал-Россия», – ничего бы этого не было.

В информационном пространстве все чаще появляются заявления о внеочередных выборах. Готовитесь ли вы?

Что касается выборов. Первое, даже до срочных не так много времени осталось – два с половиной года. Второе, я думаю, что все-таки будут досрочные выборы. Думаю, что президент Порошенко распустит парламент до президентских выборов. Ему будет выгодно, используя админресурс, провести своих людей в парламент, потому что если он проиграет президентские выборы он не проведет никого. Более того, Порошенко будет легче «повесить всех собак» на этот парламент. Поэтому думаю, что выборы состоятся в перспективе полутора лет.

Партии должны начинать работу уже сейчас. Я понимаю, что один я в поле не воин и с кем-то надо сотрудничать. Веду переговоры, коммуницирую с несколькими силами. Говорить когда и с кем идти на выборы, мне кажется, преждевременно. Каждый молодой политик-реформатор должен определить свою часть работы, подготовить план и стремиться его реализовать во власти. У меня есть определенные ценности и для меня очень важна партийная идеология.

Полное интервью читайте в печатном номере "Грушевского,5" № 8 (10) 2016 г.

Текст: Наталия Павлова
Фото: предоставлены пресс-службой Егора Фирсова

Оставьте первый комментарий