Вадим Карпьяк: "Мне бы хотелось сказать, что это Куликов похож на меня" фото

Грустить об уходе Андрея Куликова из «Свободы слова» аудитория ICTV начала еще прошлой зимой. Однако канал справедливо решил, что сворачивать успешный проект из-за потери ведущего не стоит, а потому все лето нас усиленно интриговали: новое лицо ток-шоу, мол, уже есть, однако его имя до последнего хранилось в строжайшем секрете. Тайна раскрылась лишь в понедельник вечером: в студию проекта уверенным шагом вошел экс-ведущий телеканала «112 Украина» Вадим Карпьяк.

Медианяня одной из первых расспросила Вадима, как ему удалось занять место Куликова, почему он так на него похож и чем ведение ток-шоу на ICTV отличается от работы на «112 Украина».

Вадим, поделитесь впечатлениями от первого эфира.

Я шучу, что могло быть и лучше, но могло быть и хуже. В целом я доволен.

Как вы стали ведущим «Свободы слова»?

Это было предложение канала. Еще в июне мне позвонил Александр Богуцкий, а у меня как раз было пару дней отпуска. Мы с семьей поехали в Коломыю, проведать моих родителей - я оттуда родом. И вот мы идем за грибами, для чего нужно подняться на гору, жена (она у меня из Херсона) стонет: «Чего ты меня сюда затянул, если б я знала, что нужно столько идти вверх, то осталась бы возле речки», - я несу на себе сына, которому почти три года. В общем, всем тяжело, идем. И тут звонит телефон - незнакомый номер, но я беру трубку, а мне оттуда: «Здравствуйте, это Александр Богуцкий». Сказал, что хочет со мной поговорить. Я ответил, что поговорим, но мне сперва нужно добраться до цивилизации - я-то на гору тащу на себе 13 кг счастья. Он же удивился - неужели мне неинтересно узнать, зачем он звонит (смеется). И тогда же сказал, что канал хочет мне предложить должность ведущего «Свободы слова». Я, конечно, тут же поставил свою золотую ношу на землю и о грибах в тот день думал в последнюю очередь. Считаю, что это очень символично: получить настолько серьезное предложение, физически идя в гору. Естественно, я не кричал в трубку, как невеста «я согласна!», но от таких предложений, если честно не отказываются. Если, конечно, нет более крутых предложений, а в Украине для политического журналиста на телевидении это, наверное, невозможно. В моем понимании «Свобода слова» на ICTV - это такой топ политической телевизионной журналистики в ранге ток-шоу. Она была первой и остается наилучшей, как «Формула 1» среди автогонок.   

Не страшно ли было идти на замену Куликову? Все-таки, он много лет был ведущим проекта, и аудитория первое время будет вас сравнивать.

Если честно, в этом ключе я как-то не думал. Андрей Куликов - это Андрей Куликов, а я - это я. Естественно, в чем-то мы будем с ним похожи, поскольку у программы есть определенные рамки, формат. Какие-то движения я вынужден за ним повторять: здесь сошел со ступеньки, здесь объявил голосование, а здесь - гостя. Но при этом мы с ним разные люди, у нас будет разная динамика, манера ведения. Словом, я не переживаю: нас будут сравнивать, и это нормально.

Все, кто вчера смотрел эфир, отметили, что вы очень похожи на Андрея Куликова. Вы сами пытались этого достичь, или гримеры с костюмерами поспособствовали?

Я вам так скажу: если они и хотели сделать меня похожим на Андрея, то мне в этом не признавались, а молча делали (смеется). Я не вмешиваюсь в их работу, не говорю, как нужно меня одевать и гримировать, точно так же, как они не советуют мне, какие темы поднимать в эфире. Если честно, мне и раньше говорили, что мы с Куликовым похожи.

Возможно, именно поэтому вас и пригласили…

Да, какие-то элементы, возможно, есть. Но это очень просто объяснить с точки зрения телевизионного маркетинга. За много лет зрители привыкли, что в это время в этой студии находится Андрей Куликов. Когда-то я занимался телевизионным маркетингом и знаю достаточно, чтобы сказать, что аудитория болезненно реагирует на нововведения. А когда зрителю предлагают нового ведущего, который чем-то неуловимо напоминает Андрея Куликова, то это, скорее, плюс (смеется). Я не вижу в этом какой-то трагедии. Конечно, мне бы хотелось сказать, что это Куликов похож на меня, но я младше, а потому это невозможно. 

Какую задачу ставило перед вами руководство проекта? Есть ли какие-то условия - «Свободу слова» нужно вести именно так, или вам дали свободу действий?

Никаких конкретных условий или давления нет, но есть условия формата, и моя задача сейчас - пропустить их через себя. У меня есть огромный опыт прямого эфира и общения с людьми на «112 Украина». Фактически, люди, которые приходят на «Свободу слова», знакомы мне уже на протяжении трех лет. Но есть отличие в форме подачи: во-первых, на «112» я сидел, а здесь стою и должен передвигаться по студии. Во-вторых, раньше я был либо один на один с гостем, максимум - с двумя, либо с напарницей против него. То есть, в студии одномоментно находилось три человека, дискутирующих между собой. На «Свободе слова» есть гость у центрального микрофона и еще восемь человек по бокам - я со всеми должен справляться. Грубо говоря, на «112» я должен был быть человеком, который ведет дискуссию, а на ICTV мне нужно ее модерировать. 

Этот момент мне нужно осознать, немного изменить свою роль в собственной голове. К примеру, теперь, если нужно что-то ответить гостю, есть эксперты, а не я (смеется). А так, чтобы мне кто-то давал четкую команду, как нужно себя вести - такого нет. Есть формат, есть тема и подобранные под нее гости - с этим нужно работать.

Кстати, по поводу гостей. Вы принимаете участие в их подборе?

У нас есть целая команда: гостевые редакторы, продюсеры. Вместе мы выбираем тему, на которую хотели бы поговорить, и вместе же думаем над тем, кого можно было бы пригласить в студию. Первый эфир вы уже видели, и подбор гостей для него связан еще и с тем, что сейчас низкий сезон, еще не все вернулись в Киев. Но я рад, что вышло именно так: было важно показать, что наша программа не только и не столько о политиках, но и об обществе, о тех людях, которые фактически представляют граждан. Именно поэтому мы позвали Георгия Туку, находящегося на грани - он и волонтер, и замминистра, и Ольгу Айвазовскую, и Александру Дрик, и экспертов, которые могут смотреть на ситуацию с третьей стороны. И, конечно, я очень благодарен Ирине Геращенко за то, что она пришла в студию.

У вас нет опыта ведения такого рода ток-шоу. Как планируете успокаивать политиков? Ведь может быть и так, что в студию одновременно придут пять условных Олегов Ляшко...

Нет, такого быть не может, потому что Олег Ляшко - единственный и неповторимый (смеется). А если серьезно - то это вопрос подбора гостей. Конечно, если мы хотим создать балаган, то можно позвать людей, которые его с легкостью организуют, но нам в первую очередь нужны смыслы и конструктив. К примеру, мне, как человеку, который давно и прочно сидит на информационной игле, важны информационные поводы, порожденные программой. Можно порождать поводы о том, что кто-то кого-то побил в студии «Свободы слова», но, согласитесь, это быстро приестся. А может быть, как вчера: Ирина Геращенко, например, заявила, что 500 украинских воинов пропали без вести, а Георгий Тука сообщил, что в Кабмине наконец начнется рассмотрение программы деоккупации Донбасса. Ради таких поводов «Свобода слова» выходит в эфир, и подбор гостей играет в этом ключевую роль: спикеры должны нести конструктив, а не вступать в спор ради спора. 

Ваша новая работа не будет мешать старой? Насколько я знаю, уже сегодня в 8 утра у вас был эфир.

С канала «112 Украина» я ушел окончательно, так что здесь мне точно ничего мешать не будет. Сегодня утром у меня был эфир на «Громадському радіо» с Андреем Куликовым: он меня пригласил, мотивируя это тем, что нет ничего лучше для снятия напряжения после «Свободы слова», чем прямой эфир на радио в 8 утра. И это при том, что домой я вчера приехал около двух ночи. Но Андрей - человек опытный, я ему доверился (смеется).

ICTV - большой общенациональный канал, «112» - нишевый информационный. Почувствовали ли вы разницу в самом эфире и подготовке к нему, включая какие-то бытовые вещи?

Да, разница, конечно, есть. Во-первых, чисто технологическая: на «112» меня нужно было одеть, грубо говоря, по пояс, а на «Свободе слова» нужны и брюки, и ремень, и туфли, причем все это должно гармонично смотреться, «играть» с пиджаком. Во-вторых, на «112» есть группа аналитиков, которые работают над формированием информационных поводов, с которыми мне просто нужно ознакомиться. А на «Свободе слова» есть два редактора, которые занимаются только наработкой информации. Другими словами, на «112» мне нужно было знать обо всем, но поверхностно, чтобы поддержать разговор на протяжении 5-10 минут, а здесь необходимо глубоко погружаться в какую-то одну тему, над чем мы и работаем всю неделю.

Оставьте первый комментарий