Богдан Устименко: "Преследование моего клиента политически мотивировано" фото

То, что предпринимательская деятельность осуществляется на свой риск, следует из ее законодательного определения, однако всегда предполагалось, что в нем речь идет об экономических факторах. На поверку оказывается, что занятие своим делом в Украине сопряжено со многими неэкономическими рисками и может иметь следствием даже уголовное преследование. Какие риски существуют, как бизнесмен может защитить себя и компанию, кому доверить эту миссию, рассказывает адвокат Богдан Устименко

 

— Какие угрозы сегодня наиболее актуальны для украинского бизнеса?

 

— Отечественные предприниматели сегодня как никогда уязвимы. Они несут большие риски, как экономические, так и уголовно-правовые. Если еще четыре года назад самое страшное, что могло случиться с бизнесменом, — это налоговая проверка, то сейчас риски куда серьезнее.

 

Аннексия и оккупация части украинских территорий стали причиной своеобразного правового вакуума, в котором защитить себя крайне непросто. Так, с одной стороны, многие компании, в том числе государственные корпорации, понесли колоссальные убытки ввиду экспроприации их имущества на не контролируемых официальной украинской властью территориях. Счет идет на миллиарды долларов США. И эту прибыль вместо украинских компаний получают незаконные формирования, контролируемые страной-агрессором.

 

Сегодня все, у кого на неподконтрольных территориях осталось какое-либо имущество, зарегистрированы предприятия, имеется любая связь с ними, рискуют получить уголовное производство по статье, связанной с финансированием терроризма или участием в террористической деятельности.

 

С другой стороны, на и так пострадавшем бизнесе мародерствуют правоохранительные органы. Могу судить по своей практике: один из источников наиболее серьезных проблем предпринимателей — прокуратура, полиция, СБУ, использующие свои полномочия в «неслужебных» интересах. Их незаконной деятельности способствует отсутствие справедливого суда, опасения судей выносить оправдательные приговоры, а также наше законодательство, которое непропорционально изменено и ужесточено под благовидным предлогом борьбы с терроризмом.

 

Сегодня все, у кого на неподконтрольных территориях осталось какое-либо имущество, зарегистрированы предприятия, имеется любая связь с ними, рискуют получить уголовное производство по статье, связанной с финансированием терроризма или участием в террористической деятельности. Предъявление такого подозрения почти гарантирует взятие под стражу, поскольку альтернативной меры пресечения Уголовный процессуальный кодекс по данным статьям не предусматривает.

 

— Что с этим можно сделать?

 

— С правоохранителями? В глобальном плане не обойтись без взвешенного политического решения и изменения в понимании сотрудниками этих органов своей миссии в государстве. Но сейчас это звучит утопически, а потому бизнесу надо подумать о защите. Прежде всего важна превентивная работа, и для ее проведения необходимо сразу обращаться за помощью к специалисту. Надо провести полный аудит внутренних и внешних рисков, проверить всех контрагентов, то есть побеспокоиться о максимально чистой репутации компании.

 

Стратегически неверно начинать поиски адвоката, когда проблема возникла, и тем более, когда самостоятельно не удалось найти выход. Это удорожает и стоимость услуг специалиста, и общую цену спора. Мне импонирует подход иностранных компаний, когда каждое мало-мальски значимое действие совершается только после согласования с адвокатом. Превентивные меры имеют большое, порой решающее значение для защиты бизнеса.

 

— С нашими органами, увы, все понятно. Любопытно, что может сделать отдельно взятая компания, пострадавшая вследствие агрессии, против России?

 

— Я убежден в том, что за справедливость можно и нужно бороться, даже если у тебя небольшой бизнес, даже если нарушитель — одна из сильнейших стран в мире. И для этого есть правовые инструменты. Так, любая компания, потерпевшая от незаконной экспроприации своего имущества в Крыму, может обратиться с иском в арбитраж или суд на основании статьи 5 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Кабинетом Министров Украины о поощрении и взаимной защите инвестиций от 27 ноября 1998 года. Этой нормой прямо предусмотрено, что любая экспроприация возможна только при условии «быстрой, адекватной и эффективной компенсации» по «рыночной стоимости экспроприируемых инвестиций», а в случае промедления применима пеня за все время до осуществления выплаты.

 

 

Украинским (частным и государственным) компаниям вместо того, чтобы просто жаловаться на убытки, необходимо применить все возможные инструменты правовой защиты. Это важно в том числе для правильной оценки мировым сообществом конфликта и позиции каждого государства в нем. Тем более что уже есть успешная для украинских компаний судебная практика.

 

В споре «Everest Estate LLC and Others v. Russia» Постоянная палата Третейского суда (Permanent Court of Arbitration, PCA), расположенная в г. Гааге (Нидерланды) установила, что были нарушены права 18 украинских компаний, владеющих собственностью в Крыму, вследствие незаконной экспроприации российским правительством отелей, квартир и иной недвижимости. Суд постановил, что потерпевшим полагается примерно 159 млн долларов США (плюс судебные издержки) за такое нарушение межгосударственного двустороннего соглашения. Препятствием для массовой подачи подобных исков является высокая цена услуг иностранных адвокатов, которых, как правило, нанимают компании, понесшие убытки из-за экспроприации.

 

— Действительно, реальность такова, что, компаниям, понесшим убытки, приходится нести дополнительные расходы, чтобы (возможно) получить возмещение. В том числе и на правовую помощь, а это дорого.

 

— Бизнес нередко отказывается от защиты своих прав по экономическим соображениям (затраты могут не окупиться или нет средств для их покрытия), списывая понесенные убытки на экономические риски. Однако если мы говорим о международных арбитражах и трибуналах, то можно рассчитывать на справедливое решение и обеспечение его исполнения.

 

Что касается стоимости услуг адвокатов, то на юридическом рынке действуют те же законы, что на рынке в целом. И дороговизна услуг не всегда гарантирует качество. Безусловно, что качественные услуги не должны стоить дешево, но правовую помощь на высоком уровне можно получить и по адекватной цене. Справедливость же бесценна.

 

— На что следует ориентироваться при выборе своего адвоката?

 

— Прежде всего необходимо обращать внимание на квалификацию адвоката и опыт ведения дел. Размер компании, в которой работает адвокат, или ее отсутствие не должны иметь решающего значения. Если речь идет о защите от неправомерных уголовных преследований — надо искать специалиста в уголовном праве, если требуется представительство за рубежом, важно, чтобы юрист имел опыт работы в соответствующих процессах. Для бизнеса будет комфортно, если этими качествами будет обладать одно и то же лицо. Еще один важный момент — владение английским языком на высоком уровне. Без этой способности юрист не сможет оказать услугу на должном уровне, если спор выходит за пределы Украины.

 

Места в национальных и иностранных рейтингах, реклама и прочие маркетинговые ходы вторичны. Главное — опыт. Спросите о нем у адвоката, с которым планируете подписать договор, и, поверьте, хороший адвокат не будет возмущаться, услышав такой вопрос.

 

Остерегайтесь даже самых «опытных профессионалов», которые уверяют, что 100 % выиграют дело. Хороший адвокат может лишь грамотно спрогнозировать исход дела и его возможные последствия.

 

— Насколько оправдана ориентация украинских политиков и бизнесменов на иностранных адвокатов, когда дело касается международного арбитража по экономическим вопросам или снятия с розыска Интерпола по уголовным производствам?