Виктория, Вы впервые в парламенте, в качестве народного депутата. Расскажите пожалуйста, о Ваших первых впечатлениях о Верховной Раде?

Впечатления, честно говоря, неоднозначные, потому что хотелось бы больше профессионализма, больше возможности работать и возможности заниматься законодательной деятельностью. Ожидания, которые были, скорее, не оправдались нежели наоборот. Потому, что до Верховной рады казалось, что у тебя есть право законодательной инициативы. Самое важное - разработать качественный законопроект, подготовить его зарегистрировать, убедить депутатов, объяснить почему важно, и там уже довести до конца. Оказалось только, что на пути законопроекта может быть столько всяких подводных камней, что, наверное, только практическим путем их можно выявить. Начиная с возможности и невозможности внесения его на повестку дня, или каким этот законопроект попадает.

К сожалению, у нас много сейчас рассматривается законопроектов по сокращенной процедуре. Из-за этого Верховная Рада может рассматривать в день 40-50 законопроектов. Соответственно, если твой законопроект стоит где-то внизу, в повестке дня, то большой шанс, что к нему можно не дойти. Далее депутаты своими правками могут его убить полностью, хорошую идею. Такие моменты выявляются только в практической деятельности. И второе большое разочарование - все-таки я ожидала, что будет больше возможности привлекать экспертов, которые специализируются в той или иной сфере. Но, в таком темпе это сделать абсолютно нереально. В итоге парламент завален законопроектами, законодательная инициатива не всегда качественна, плюс еще и все рассматривается по сокращенной процедуре. По сокращенной процедуре, по регламенту, получается нельзя поставить вопрос докладчику законопроекта, и все это существенно ухудшает качество. Вот, поэтому, наверное, такие первые впечатления.. 

Раз мы заговорили о качестве законотворчества. Вы недавно зарегистрировали законопроект № 2501а-1. В чем он заключается? Обеспечить право голоса жителям Донбасса?

Да. Идея была в том, чтобы тем, кто переехал, переместился и проживает в других областях, и не имеет возможности участвовать в выборах обеспечить право голоса. На самом деле идея была более глобальная потому, что сейчас большая проблема переселенцев. Должна была разработана какая-то концепция, с этого нужно начинать, которая смогла бы, во-первых, дать им возможность ощущать себя комфортно на другой территории. Это территория Украины и для того чтобы как-то их, скажем так, реинтегрировать с другими территориями…

Общественными активистами была предложена идея как дать право участия в местных выборах переселенцам. Мы говорим о том, что каждый человек имеет право голосовать, да? Таким образом участвовать в управлении органами местного совета. В этом была идея, и плюс законопроект был разработан многими общественными организациями. Я поддержала эту идею потому, что там предусмотрены механизмы как раз для того, чтобы не получились какие-то злоупотребления избирательными правами, не хотелось, чтобы там появились карусели всем известные. Соответственно, было предусмотрено, что лицо, которое имеет справку переселенца обращается в Реестр избирателей, вносит туда изменения, более того изменения такие вносятся за 15 дней до формирования списков, и такое лицо может вносить изменения только раз в 365 дней. Вопрос в том, как сейчас Верховная рада отреагирует на это. Можно говорить о многом: что вы дадите право, а… вот это электорат там.. не такой как нам нужен... Но, я думаю, что такая риторика не должна быть. Нужно просто правильно проводить правильную предвыборную агитацию, грамотно объяснять, а не делить людей на этот электорат, пожалуй, нам нужен, а во этот - не нужен, пусть он подождет. Я против такого разделения, поэтому с удовольствием поддержала инициативу.

Имеются опасения, что большие партии заблокируют данный законопроект, потому что это не в их пользу.

Да, это возможно. Парадокс всей этой ситуации в том, что, к сожалению, все политики смотрят на то, как будет выгодно им от этого законопроекта: свои интересы, свои политические рейтинги, политические балы ставят как первоочередное, когда рассматривают какие-либо законопроекты. А тут как раз нужно исходить из интересов государства в целом, а потом уже где-то на 350-м месте должны быть твои политические интересы, особенно, если начались местные выборы, пошла гонка за лидером... И, чтобы не получилась так, что вместо работы профессиональной, которая могла бы быть действительно на благо всем, за этим будет скрываться просто борьба за рейтинги, и не пришли к тому, что нашу страну убьет популизм.

Виктория, Вы затронули борьбу рейтингов. В связи с этим вспомнил 31 августа, когда принимались конституционные изменения. Считаете ли Вы решения фракции недемократичными? Депутат несет политическую ответственность перед избирателями.

Я, безусловно, считаю некие процедуры наши, к сожалению, недемократичными при том, что я очень уважаю своих коллег, и могу сказать, что во фракции «Самопомощь» есть очень много талантливых людей, которые имеют профессиональный опыт в тех или иных сферах. Но, в то же время, я могу сказать, что однозначно у нас были определенные правила игры в виде нашего положения во фракции, и мы все под ними подписывались, когда присоединялись к фракции. Для меня это было очень важно - иметь право на аргументированную позицию, даже если она расходится с мнением фракции. Потому, что мы знаем, что коллективных решений на самом деле не бывает, бывают решения одного или двух людей, которые просто навязываются потом большинству. Поэтому, как юристу, для меня было очень важно иметь возможность своей аргументированной позиции. Накануне голосования, 30 августа вечером, фракция поменяла положения и поменялись, как раз процедуры, где было предусмотрено, что не имеют депутаты право на собственное мнение по вопросам, которые касаются Конституции, там еще были другие вопросы, и плюс был снижен кворум необходимый для исключения членов фракции. Было изначально ¾ , а потом стало 2/3, и для меня стало очевидно, что просто кто-то готовится к исключению отдельных лиц из фракции за то, что они имеют собственную позицию. Я думаю, что это абсолютно неправильно. Уверена, что коллеги когда-нибудь это поймут. Я думаю, что некоторые оставшиеся члены фракции тоже это понимают. Но уже получилось, как получилось собственно.

В любом случае, Конституция Украины недаром предусматривает обязанность депутата голосовать персонально. Именно для этого у нас 450 депутатов. Именно поэтому у нас там тратятся деньги на содержание этих народных депутатов, чтобы как раз демократию в парламент принести. Если у нас руководители фракций будут скидываться голосами и будут говорить от нашей фракции 130 голосов, а у нас еще сколько-то, то пять человек – лидеров фракций могут приходить в парламент и, в принципе, никому уже не нужно ходить. Вопрос - нужен ли такой парламент государству Украина? Мне очень хотелось бы верить, что такой парламент государству Украина не нужен. Я за демократические процедуры, за то, чтобы дискуссии были профессиональные, и чтобы в парламенте они тоже были: вопросы, конкретика, цитированием норм и т.д.

Скажите, пожалуйста, пункт 17, относительно особенностей… Одни считают, что это особый статус, другие считают, что это дипломатическая победа Украины. Каково Ваше мнение?

Вы знаете, я очень много внимания этому пункту уделила, вот этому одному предложению. Я для себя понимаю, что крики в отношении того, что там предательство страны, федерализация, или легализация ЛНР/ДНР - все это никаких оснований не имеет. Потому, что любой юрист скажет что у нас, во-первых, Конституция Украины четко предусматривает, что Украина является унитарным государством. Это норма не меняется, и ничто с ней не происходит. Далее, у нас любой закон, который на исполнение Конституции Украины принимается, должен полностью соответствовать абсолютно всем положениям Конституции унитарного государства, и всем положениям, которые касаются местного самоуправления. Те, кто говорят, что там будут у кого-то свои суды, своя полиция это тоже неправда.

Нужно объяснять людям, что суды - это ветка государственной власти, это не местное самоуправление. Такие манипуляции, к сожалению, имеют место. И, вместо того, чтобы, мне кажется, заниматься такими манипуляциями, лучше было бы там всем объединиться, провести ряд общественных обсуждений, которых, действительно, не хватило при рассмотрении этого законопроекта, услышать мнения людей. Я понимаю, что люди сидят, смотрят телевизор, где звучат лозунги, что нас предали и волей - не волей начинаешь этому верить. Происходит определенная подмена понятий. Мне задавали вопрос не жалею ли я, что так проголосовала, и голосовала бы так если бы знала, что меня исключат. Я сказала, что нет, не жалею. Это моя позиция и эта позиция не родилась за одну ночь, эта позиция, которой я в течение трех месяцев занималась и обсуждала с разными экспертами, встречалась и анализировала все возможные риски для того, чтобы иметь возможность принимать на себя ответственность и быть скорее проективной, нежели ставить какие-то барьеры. Барьеры ставить всегда проще, и критиковать намного проще, нежели брать на себя ответственность и что-то пытаться сделать.

Относительно префектов. Это церберы или контролеры?

Изначально, конечно же, идея префекта - это контрольно-наблюдательная функция. Естественно, если мы передаем полномочия на места нам нужно понимать, что на местах не будет сепаратизма, не будет каких-то нарушений территориальной целостности, все будет в порядке с национальной безопасностью. Понимаю о чем вы говорите. Некоторые положения, 118 статья, в частности, ее трактуют по-разному. Я как раз для себя понимаю, что очень много будет зависеть от тех законопроектов, которые будут на исполнении в Конституции приняты. Именно поэтому я уже обратилась к профильному министру Геннадию Зубко, попросила, чтобы меня включили также в рабочую группу, которая занимается разработкой законопроектов о префекте, о местном самоуправлении и других законопроектов. От того какой будет пакет зависит буду ли я поддерживать дальше эти изменения, когда будет необходимо 300 голосов. Мне кажется, что было бы очень здорово, если бы перед голосованием в 300 голосов лежал четкий пакет документов, законопроектов, которые бы полностью опровергли те мифы, которые ходят вокруг этого законопроекта, чтобы у всех людей было понимание и доверие. Поэтому, я буду максимально пытаться вовлечься во все эти законодательные процессы, раз так уже получилось и я стала членом Конституционной комиссии, и много месяцев пытаюсь в этом разобраться.

Ваш прогноз - наберется 300 голосов? Или сложно сказать?

Сложно сказать. Честно говоря, не знаю, не хочу прогнозировать. Даже по своей позиции - все будет зависеть от того, какие, собственно, проекты на исполнение, будут они или нет. Дальше, может быть, немножко спокойней станет потому, что не будет местных выборов. Но это не исключает отдельные президентские кампании, которые, к сожалению, начались.

В коалиции возможно переформатирование? 

Ну, конечно, риски, что что-то случится с коалицией достаточно высоки. Абсолютно не время для распада коалиции, когда такая ситуация в стране, еще какую-то дестабилизацию вносить. Это не будет способствовать ничему хорошему. Нужно сосредоточиться на профессиональной деятельности.

Минский формат эффективен для урегулирования ситуации?

Я не могу сказать, что он эффективный, но это пока то, что есть, и нам очень важно показать Штатам, что Украина все обязательства, которые на себя взяла, выполняет, все до единого. И я вижу, что это станет инструментарием для усиления санкций против Российской Федерации. А санкции… Будет рассматриваться вопрос об их снятии в январе 2016 года, второй пакет санкций будет пересматриваться. Поэтому нам надо этого не допустить. Желательно их оставить, а еще лучше - усилить. Для того, чтобы это сделать нам нужно показывать, что Украина все исправляет, а Россия ничего не исправляет. Чтобы у европейцев не было никакой мотивации снимать эти санкции.

Оставьте первый комментарий