Авирам Айзенберг: «Украинские программисты не умеют продавать свой продукт»

Авирам Айзенберг: «Украинские программисты не умеют продавать свой продукт»

Авирам Айзенберг работает в IT-индустрии последние 30 лет. Он убежден, что именно сегодняшняя ситуация в Украине дает возможность стране стать следующей нацией стартапов. Более того, бизнесмен настолько в этом уверен, что семь лет назад переехал развивать IT-отрасль в Украину. Сегодня его компания Ignite разрабатывает программное обеспечение для клиентов по всему миру, в числе заказчиков – телекоммуникационные компании, производители медицинского оборудования, разработчики компьютерных игр. «Наша компания ориентируется на производство универсального продукта, софта, который может быть использован в любой стране, без привязки к реалиям», – объясняет Айзенберг.

Предпринимателя регулярно приглашают читать лекции на международных IT-форумах. Свои выступления он часто начинает рассказом о том, что однажды его поразило: «Знаете ли вы, что разработчик первого в континентальной Европе компьютера родом из Киева? Еще в 1951 году, с надлежащей государственной поддержкой, Сергей Лебедев мог начать компьютерную эру в Европе и сделать Украину центром новой высокотехнологичной промышленности. Сейчас Украина по-прежнему является страной, где рождаются удивительные разработчики, но все они рано или поздно оказываются в Кремниевой долине или в Израиле». Украинская IT-индустрия, по его оценке, отстает от израильской примерно на 15 лет. Но речь лишь об индустрии, об экосистеме, а не о людях. Уровень специалистов в Украине довольно высок.

О том, чего не хватает украинским специалистам, о будущем IT-индустрии в Украине и мире, а также о том, что общего у украинцев и израильтян, Авирам Айзенберг рассказал Forbes.

Авирам, нам было сложно застать вас в офисе. Как проходит жизнь топ-менеджера успешной IT-компании?

В любом бизнесе, это касается не только информационных технологий, важно оставаться в контексте. Форумы, отраслевые выставки, конференции – это точки пересечения всех актуальных потоков и новых идей. Там задают тон, там определяют тренды, там, в конце концов, появляются партнеры, инвесторы и заказчики.

В Украине сейчас непаханное поле, огромная потребность в IT-специалистах. Государство пытается выбраться из вороха бумаг, перейти на цифровые технологии в документообороте, систему ProZorro вот ввели...

Да, и я приветствую эти перемены. Рано или поздно это должно было произойти. При таком уровне специалистов в информационных технологиях здесь непростительно много бумаг. А взаимодействие с государством – это хороший шанс для рывка вперед целой отрасли. В Израиле тоже не сразу пришли к нынешнему уровню цифровых технологий.

30 лет назад там, как сейчас в Украине, IT-фирмы создавали продукт для американских компаний. Тогда сложно было представить, что пройдут годы, и страна выйдет на второе место в мире по благоприятности экосистемы для стартапов.

Как ни странно, постоянные войны и кризисная ситуация подстегнули развитие IT-индустрии. Государству понадобились новейшие разработки в самых разных отраслях: от разведки до оружия. Всем этим занялись инженеры.

Сейчас Украину очень часто стали сравнивать с Израилем, в основном из-за войны. Но ведь вы приехали сюда открывать компанию задолго до всех перипетий. Что такого вы для себя открыли здесь, что заставило вас приехать и остаться?

На самом деле состояние войны, недоброжелательные соседи – это неприятные помехи. Гораздо важнее – живущие в стране люди. Потенциал украинцев напоминает мне потенциал израильтян. Здесь так же, как и в Израиле, люди крайне мотивированы. «Голодная жадность» к успеху – по сути, главный залог того, что все получится. В украинцах так же, как и в евреях, силен дух индивидуализма. Люди блюдут свои интересы, и это важно для развития. И важнейшее в украинском менталитете – это желание контролировать свою судьбу, уравновешенное отношение к рискам. То есть, люди готовы рисковать, но не бездумно. Все это в сумме позволяет максимально эффективно использовать любые возможности: человек считает неудачу воротами в новое.

Как ни странно, постоянные войны и кризисная ситуация подстегнули развитие IT-индустрии. Государству понадобились новейшие разработки в самых разных отраслях: от разведки до оружия

Вы открыли свою компанию в Украине семь лет назад. Как с тех пор изменилась украинская IT-отрасль?

Я приехал в Украину в поиске людей. В то время я работал в команде израильской компании, которая запускала свое представительство в Румынии. Мы успешно запустились, нарастили мощность, в представительстве работали уже больше двухсот человек. Мне показалось, что я уже готов открывать свой бизнес. И тут Румыния вошла в Евросоюз. Стало ясно: выбирая между Румынией и более развитыми странами ЕС, местные таланты выберут последних. Поэтому я начал искать альтернативу. Рядом была Украина, страна с потрясающим человеческим ресурсом: здесь отличные математики и инженеры. Очень качественное образование в нужных сферах, да и выпускники отборные. Ведь, по моему глубокому убеждению, юристом стать значительно проще, чем программистом или инженером. На технических и математических факультетах учиться в разы сложнее.

Наша отрасль достаточно независима от государственной помощи. Но! Важно понимать, что украинские специалисты и семь лет назад, и сейчас работают на то, чтобы создавать сервисы, то есть обслуживать, по сути, готовые продукты. Потому что для этого нужны только мозги, а их тут с избытком. Следующий шаг – создание высокотехнологичных продуктов. Но это настолько дорого, что без крупных западных инвесторов никто не потянет такие проекты. А для того, чтобы пришли инвесторы, нужна благоприятная экосистема.

11_in.jpg

Вы имеете в виду законодательную базу?

В том числе. Но кроме законодательной базы важна прозрачность экономической системы, которая позволит инвесторам вкладывать деньги на понятных условиях. Кроме того, важно создавать венчурные фонды, которые помогут инвесторам найтипривлекательные для них проекты.

Проучившись в университете, все хорошо умеют писать код. А вот как подать и упаковать это все с точки зрения бизнеса – тут у абсолютного большинства проблемы

Где же украинским стартаперам искать инвесторов сейчас?

Вот один из самых очевидных ответов на этот вопрос: не ищите инвесторов, ищите потребителей. Если вы придумали и создали продукт, нужный сотням тысяч или даже миллионам покупателей во всем мире, то инвесторы найдут вас сами, поверьте. Они всегда в поиске.

Тут важны несколько критериев. Идея может быть сногсшибательной, но рынок у нее, например, мизерный, потенциальных потребителей мало – такая идея не вызовет особого интереса у инвестора. А может быть и идея сырая, и презентация так себе, зато продукт можно продать по всему миру – это сразу цепляет. Инвесторы всегда смотрят на тех, кто представляет продукт, на учредителей. Есть психологический нюанс. Практически любой стартап – это 5-7 лет взлетов и падений. Инвестору крайне важно видеть, что те, в кого они будут вкладывать деньги, способны достойно выдержать этот марафон.

Вы замечаете хоть какое-то движение украинского государства навстречуIT-бизнесу? Или вам это не нужно?

Пока такого движения навстречу не заметно. Но я, тем не менее, полон оптимизма относительно будущего украинских программистов и девелоперов. В Израиле тоже далеко не сразу правительство пришло к пониманию того, что нужно инвестировать в высокие технологии. Украина все еще молодая страна. И что хорошо, здесь полно частной инициативы. Ее достаточно и без государственных вливаний и помощи. Даже на примере нашей компании. Мы специально переехали в офис, который расположен недалеко от КПИ. Здесь мы рядом с теми, кто потенциально завтра станет нашими сотрудниками или партнерами. Мы открыли образовательную программу для выпускников Политеха: они учатся у нас бесплатно, а лучшие останутся на стажировку.

Не ищите инвесторов, ищите потребителей. Если вы придумали и создали продукт, нужный сотням тысяч или даже миллионам покупателей во всем мире, то инвесторы найдут вас сами, поверьте

То есть, выпускников все же есть чему еще поучить?

Прежде всего мы учим их, как определять, какой продукт нужен рынку. Потом мы рассказываем, как презентовать свою идею, где искать инвестора, как выводить продукт на рынок. Проучившись в университете, они все хорошо умеют писать код. А вот как подать и упаковать это все с точки зрения бизнеса – тут у абсолютного большинства проблемы.

Я убежден, что гении-одиночки бывают, однако всегда надежнее, когда ты начинаешь работать с теми, кто уже давно приобрел опыт. Мы очень серьезно подошли к нашей образовательной программе. Среди наших заказчиков – такие компании, как Google, объем работ очень большой, мы всегда в поиске новых разработчиков. По сути, так мы готовимся к буму hi-tech-стартапов. И те, кто сегодня у нас учится, завтра станут элитой отрасли. Они станут влиять на развитие технологий.

Что значит бум hi-tech-стартапов? К чему готовиться потребителям?

Прежде всего, уже сейчас очевидно, что основной тренд в мире – это виртуальная и дополненная реальность. Например, такой гигант, как Facebook, вкладывает огромные средства в разработки в этом направлении. На нем же уже давно сконцентрировались разработчики игр. А завтра стремительно изменится и повседневная жизнь. Я себе это представляю примерно так: вы подходите к магазину, вас там узнают с порога, при этом у вас есть виртуальный помощник,знающий ваши привычки, вкусы и увлечения, и он предлагает те товары, которые вам нужны. Например, он анализирует ваш стиль и подбирает одежду, он визуализирует вас в ней, вам даже не нужно ничего примерять.

Звучит, как научно-фантастический триллер – но, поверьте, еще немного времени, и мы перестанем понимать, как жили без этих технологий раньше.



Подписывайтесь на аккаунт Грушевского,5 в Twitter, Facebook и ВКонтакте: в одной ленте - все, что стоит знать о работе украинского и мировых парламентов.

Новости партнеров