Германия сейчас находится в кризисном режиме. Поезда, до отказа заполненные беженцами, каждый день прибывают с юга. Вопреки усиленным мерам пограничного контроля, более миллиона беженцев, как ожидается, прибудут до конца года. Несмотря на теплые слова в публичных выступлениях Ангелы Меркель, каждый немец прекрасно понимает, что принятие такого огромного количества беженцев в свое общество, приведет к значительным финансовым и социальным издержкам.

Германия и ее менее благополучные европейские партнеры имеют дело с наплывом беженцев, множество которых прибывает из Сирии или других частей Ближнего Востока, которые в первую очередь страдают от гуманитарного кризиса. Но этот кризис мигрантов, автоматически становится и кризисом безопасности Европы. И этот кризис безопасности должен привести к переосмыслению того, как Европа относится и взаимодействует с регионами, которые примыкают к ее южным и восточным границам.

Германия, которая принимает, безусловно, наибольшее количество беженцев пожинает результаты своего собственного нежелания более активно заниматься внешней политикой. Нежелание Германии, как лидера Евросоюза, консолидировать усилия коллег, держав-членов ЕС, в борьбе с массовыми злодеяниями диктатора Башар аль-Асада. Нежелание противостоять преступлениям, которые способствовали кризису беженцев и усилению Исламского государства.

В последние годы министр иностранных дел Германии и его предшественник на этом посту, предостерегали Альянс и союзников от вторжения и нанесение ударов по Сирии, а также поставок вооружения умеренными частями сирийской оппозиции. Результаты были предсказуемы: в то время как режим Асада всесторонне поддерживался Россией, Ираном и Хезболлой, тысячи радикальных исламистов с Европы и других стран (по разным оценкам в рядах ИГИЛ только с Британии воюет более 1.500 человек), сплоченные флагом ИГИЛ, отправились воевать за Исламское государство. Умеренная сирийская оппозиция, которая должна была быть естественным союзником Запада, который не спешил с военной помощью, была очень быстро разгромлена.

Берлин неоднократно твердил, что любое вмешательство Запада сделает ситуацию еще хуже. Но Германия и Соединенные Штаты, не упустили тот момент, что не участие тоже, само по себе есть формой действия, и как итог, эскалация военных действий и отток беженцев с региона, чего Запад так сильно хотел избежать.

Вся эта ситуация не говорит о том, что отсутствовали альтернативы по решению этого вопроса. Еще в 2013 году, один из самых опытных дипломатов Германии, Вольфганг Ишенгер, предупреждал, что Сирия рискует превратиться в еще один Балканский кризис, и поэтому выступал за внедрение бесполетной зоны над территорией Сирии и за создание гуманитарных коридоров. Вольфганг Ишенгер, также предлагал осуществить ограниченное военное вмешательство для реализации дипломатического решения этого конфликта, также как это было сделано в Боснии. Излишне говорить о том, что правительство Германии не согласилось на такой шаг, а вместо этого действовало в рамках дипломатических подходов.

Распространение Исламского государства и обезглавливание американских граждан прошлым летом вызвало ожесточенные дебаты в США о политике расходов Барака Обамы. К сожалению, кризис беженцев пока что не вызвал соответствующую реакцию в Германии.

После Второй мировой войны, европейцы привыкли к тому, что США обеспечивает ведущую роль в борьбе с угрозами безопасности как в самой, так и вокруг Европы. Это привело к тому, что Европа сама себя успокаивала, что все у нее хорошо в вопросах безопасности, но в нынешней ситуации опасности, Европа столкнулась лицом к лицу с различными проблемами. У Вашингтона, сейчас, не хватает политической воли действовать, и это означает, что Европа больше не может притворяться, что кто-то заступится за ее интересы, как это часто происходило в прошлом.

Сирийский конфликт, и как результат кризис с беженцами, должны служить напоминанием Германии о том, что ее внешнеполитическая доктрина в последние десятилетия, намного мягче, чем у США, и поэтом, Германии нужно провести срочную переоценку. Но не стоит ожидать, что Берлин в обозримом будущем станет уверенной военной силой. Даже такие действия, как ограниченная военная операция для соблюдения режима бесполетной зоны и создание гуманитарных коридоров, чтобы, тем самым обеспечить политическое решения ситуации, оказались неподъемной задачей для Германии, учитывая ее ограниченные возможности.

Мир не может довольствоваться тем, что Германия постоянно уклоняется от военных действий. Работая с Францией, Великобританией и другими европейскими странами, Германии следовало бы помочь сформировать европейский ответ на кризис в Сирии, в тот момент, когда стало понято, что Соединенные Штаты не были готовы вмешаться в эту ситуацию.

Вероятно, это будет не последний раз, когда Германию будут призывать показывать более активное лидерство. Нежелание президента Обамы действовать решительно на Ближнем Востоке, может стать только первым этапом долгого процесса вывода американских сил с региона, ввиду растущей энергетической независимости США и переориентации ее внешнеполитических интересов на другие регионы мира.

Учитывая политическую нестабильность в этой части мира, Сирия может оказаться не последней страной,  погруженной в кровавую гражданскую войну. Действительно, сегодня центральная и западная Европа окружена поясом безопасности или так называемыми буферными зонами, начиная от Украины на востоке, Ливии и странами Африки, что расположены вдоль Сахары на юге. Поэтому, Европа должна действовать сплоченно, пока волны мигрантов, прибывающие на континент, не превратились из кризиса в хроническую кондицию.

Перевод на русский статьи Клеменса Вергина - блоггера The New York Times

Оставьте первый комментарий