Сара Вагенкнехт: Отправка военных к границе РФ — провокация

Сара Вагенкнехт: Отправка военных к границе РФ — провокация

Сара Вагенкнехт — известный в ФРГ политик, один из лидеров оппозиционной Левой партии, которая при определенном стечении обстоятельств могла бы попасть в состав правительства по итогам следующих выборов. Вагенкнехт занимает должность сопредседателя фракции левых в бундестаге. В интервью ТАСС она поделилась своим мнением относительно присутствия НАТО у границ России, о беспошлинной торговле Европейского союза и стран Северной Америки, о состоянии сообщества в целом. Депутат бундестага рассказала, что правительству ФРГ, по ее мнению, нужно сделать для борьбы с терроризмом, оценила шансы правых популистов на успех в Германии, а также объяснила, при каких условиях ее партия согласится на формирование правительственной коалиции.

Вы не так давно говорили, что глава германского МИД Франк-Вальтер Штайнмайер расставил "разумные акценты" в политике по отношению к России. Что конкретно вы имели в виду?

— В преддверии прошедшего летом саммита НАТО Штайнмайер подверг критике учения альянса вблизи российской границы. Он предостерег от поиска решений при помощи одной только политики отпугивания, а также от того, чтобы усугублять ситуацию посредством "громкого бряцания оружием и воинственных выкриков".

"Ошибается тот, кто думает, что символические танковые парады на восточных границах сделают вклад в безопасность альянса", — сказал он. С этой фразой я полностью согласна. Кроме того, мне понравилось, что Штайнмайер высказывался против новых санкций в отношении России и против начала новой гонки вооружений. Однако, к сожалению, пока нельзя сказать, что в германской внешней политике действительно наступили перемены, поскольку слова идут вразрез с делами. Вооруженные силы ФРГ на стороне Турции и Саудовской Аравии принимают участие в военной операции в Сирии, которая не соответствует международному праву. Экспорт германского оружия достиг рекордных показателей, а вместо того, чтобы сокращать вооружение, напротив, было решено к 2030 году выбросить еще 130 млрд евро на новое.

Германия отправляет танки в Литву, то есть к российской границе. Как это, с вашей точки зрения, нужно расценивать?

— Я считаю безответственной провокацией размещение военнослужащих и танков бундесвера у российской границы спустя 75 лет после нападения Германии на Советский Союз.

Продолжительное присутствие войск НАТО у российской границы противоречит действующим договоренностям с Москвой. Расширение Европейского союза на восток и продвижение войск альянса — это яд для мира и стабильности в Европе. Даже если речь там идет исключительно о символизме, нужно признать, что на фоне конфликтов в Сирии и на Украине нужен диалог с Россией, а не агрессивное бряцание оружием. В большей степени это относится и к запланированной модернизации американских атомных бомб — это представляет настоящую опасность. Ядерное оружие нельзя заменять на более опасное, его вообще нужно вывезти из Германии. За это, в конце концов, в 2010 году проголосовал германский бундестаг.

Ваша партия подавала иск в Федеральный конституционный суд и пыталась остановить подписание договора о беспошлинной торговле с Канадой CETA, однако он удовлетворен не был. Что означает подписание этого договора для Европы и чего можно было бы ожидать от TTIP — аналогичного соглашения с США, которое, возможно, будет подписано в будущем?

— Оба договора — и TTIP, и CETA — являются нападением на демократию, на нормы социального государства, а также на четкие стандарты окружающей среды и прав потребителей. Эти договоры имеют мало общего со свободной торговлей. В большей степени речь тут идет о том, чтобы упрочить особенные права крупных концернов. Согласно CETA, будут созданы специальные судебные инстанции для международных предприятий, которые смогут отсудить деньги у правительств, если посчитают, что их "легитимные прогнозы прибыли" ограничиваются законами. Свобода действий избранных парламентов будет значительно подорвана посредством таких специальных судов и посредством запланированных регулировок. Кроме того, данные соглашения имеют геополитическую сторону — из-за CETA и TTIP возникает угроза блоковой конфронтации, где на одной стороне будут Европа и Северная Америка, а на другой — Китай, Россия и развивающиеся страны. И не даром Хиллари Клинтон называла TTIP "экономической НАТО".

Немецкие СМИ писали, что пример Валлонии — бельгийского региона, который не хотел ставить подпись под CETA, — в очередной раз указал на разобщенность Европейского союза и на его неспособность решать проблемы. Что вы думаете по этому поводу?

— CETA не решает проблем, это соглашение лишь создает проблемы. Никому не нужно, чтобы ЕС был в состоянии вести переговоры о соглашении, которое защищает концерны и приводит к дальнейшему ослаблению демократии. Напротив, перспективы для социальной Европы будут лишь в отсутствие CETA и TTIP. А Валлонию нужно просто поблагодарить за то, что она попыталась остановить соглашение с Канадой. Еще в апреле валлонское правительство указывало, что не одобрит CETA, если оно не будет изменено. Политики действовали в соответствии с общественным мнением, которое царит в значительной части Европы. ЕС же эту критику попросту проигнорировал. Клеветой и последовавшим за этим шантажом Валлонии ЕС расписался в собственной несостоятельности.

Летом британцы проголосовали за выход из ЕС. Что это означает для сообщества, ожидаете ли вы, что в других странах ЕС могут состояться аналогичные референдумы?

— Brexit — не причина, а симптом кризиса в Европейском союзе, который из-за своей антисоциальной политики постоянно теряет поддержку со стороны населения. Неолиберальная конструкция сообщества и еврозоны способствует таким явлениям, как налоговый и зарплатный демпинг, они вынуждают государства отказываться от общественного блага, социальных норм и демократии.

Brexit является предупредительным выстрелом. К сожалению, этот выстрел в очередной раз не услышали ни в Берлине, ни в Брюсселе. Все продолжается, как и прежде, — неолиберальные соглашения по защите прав концернов, антисоциальный диктат, направленный на сокращение расходов, а также наращивание вооружений ради "военного союза". Такое антидемократическое невежество Брюсселя и Берлина не приемлет все больше людей, оно привело к тому, что выход из ЕС уже обсуждается даже в таких странах, как Франция и Италия. Впрочем, я не думаю, что ЕС так скоро пойдет ко дну. Нужно будет несколько ослабить давление, которое создалось из-за существующих европейских договоров. И ключевая роль в этом будет отведена немецкой политике. Из-за Brexit вес Германии в ЕС стал еще больше, но одновременно с этим ФРГ потеряла в лице Великобритании важного союзника. Я считаю, что сокращение рыночной интеграции в условиях неолиберализма является условием для того, чтобы государства и люди в Европе вновь сблизились.

Германская контрразведка предупредила о том, что в Европе могут быть организованы теракты из-за операций против "Исламского государства" (ИГ, запрещенная в РФ организация) в Сирии и Ираке. Прочны ли позиции Германии перед лицом этой угрозы?

— К сожалению, правительство ФРГ делает слишком мало для того, чтобы лишить террористов благодатной почвы.

Тот, кто хочет действительно одержать победу над терроризмом, должен, наконец, покончить с агрессивной политикой смены режимов и прекратить экспортировать оружие в кризисные регионы. Проводимые или разжигаемые Западом войны в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии придали силы террористам. Этот порочный круг, состоящий из войны и террора, должен быть разорван. Необходимо отрезать ИГ, а также близкие к "Аль-Каиде" террористические организации от финансовых потоков. Вместо этого германский бундесвер участвует в противоречащей международному праву операции в Сирии, при которой борьба с ИГ лежит лишь на поверхности. Вместо того, чтобы в составе сомнительной коалиции добиваться смены режима в Сирии, федеральному правительству следовало бы оказывать давление на Саудовскую Аравию и на Турцию с тем, чтобы они наконец перестали поддерживать деньгами и оружием якобы умеренных исламистов.

Brexit, беженцы, НАТО, Россия, TTIP. Какое влияние будут оказывать эти темы на германских политиков в преддверии выборов в бундестаг в 2017 году?

— Полагаю, что федеральное правительство попытается вынести за скобки предвыборной борьбы эти темы. Это будет происходить либо из-за того, что в кабмине не будет единой позиции по одному из этих вопросов, либо потому, что, как в случае с CETA, будет проводиться непопулярная политика. Удастся ли это правительству — другой вопрос. Левая партия в 2017 году будет пытаться совместно со многими другими организациями все же остановить соглашение о торговле с Канадой. Кроме того, на повестке дня в очередной раз может оказаться вопрос о беженцах и другие кризисы, к примеру, если обострится банковский кризис, если сюрпризы принесут президентские выборы во Франции, если будет эскалация напряженности в Сирии или в Турции. Впрочем, я считаю, что более решающую роль в предвыборной борьбе будут играть внутриполитические и социальные вопросы — пенсии или справедливая налоговая политика.

Миграционный кризис в Германии, как кажется, улажен. Остаются ли шансы у евроскептиков из "Альтернативы для Германии"?

— Причины, из-за которых миграционный кризис начался, не устранены. Были достигнуты мнимые договоренности с Турцией, которые закрыли беженцам самый короткий и самый надежный путь в Европу через Средиземное море. Кроме того, остается под вопросом, будет ли успешной интеграция тех беженцев и мигрантов, которые уже здесь проживают. Пока правительство будет отказываться осуществлять необходимые инвестиции в жилой фонд, образование и рабочие места для всех, будут оставаться люди, которые голосуют за АдГ, руководствуясь чувством протеста и разочарования. Пережитое социальное падение или страх перед ним, к сожалению, толкают многих людей на то, чтобы примкнуть к армии правых популистов. Попутного ветра евроскептиков лишить можно лишь в том случае, если будет осуществляться политика, нацеленная на социальную безопасность и улучшение их положения.

Готова ли Левая партия на создание "красно-красно-зеленой" правящей коалиции с Социал-демократической партией Германии (СДПГ) и с "зелеными"?

— ЛП будет принимать участие в формировании правительства лишь в том случае, если изменится основное направление политики. Мы очертили четкие границы. Участие в военных миссиях, сокращение социальных благ — с нами этого не будет. Вопрос заключается в том, готовы ли социал-демократы и "зеленые" осуществлять мирную политику разрядки, готовы ли они вновь установить достойную пенсию и бороться за то, чтобы концерны и сверхбогатые граждане платили соответствующие налоги. К сожалению, этого не видно. СДПГ, например, согласилась на реформирование системы налогообложения, которая освобождает олигархов-миллиардеров практически от любого вида налогов. Вместо того, чтобы разумно регулировать рынок труда, министр по делам занятости Андреа Налес выпустила законы, которые принесут больше головной боли безработным и облегчат осуществление зарплатного демпинга. А министр экономики Габриэль вместо того, чтобы бороться за социальные блага и нормы правового государства, борется за соглашение с Канадой ради защиты концернов. В том числе и экспорт вооружений достиг рекордных показателей благодаря ему. Все это говорит не в пользу коалиции с СДПГ и "зелеными". Ясно одно: смена правительства без смены политики — это не то, на что мы готовы. Ничто так сильно не сыграло бы на руку правым популистам, как "красно-красно-зеленая" коалиция, которая продолжала бы ту же самую асоциальную политику, способствовавшую разочарованию многих людей.

Беседовал Антон Долгунов, корр. ТАСС в Берлине




Подписывайтесь на аккаунт Грушевского,5 в Twitter, Facebook и ВКонтакте: в одной ленте - все, что стоит знать о работе украинского и мировых парламентов.
g47_dec

Новости партнеров