Ваня Якимов – единственный поэт в Украине, который на своих вечерах литературно читает не только стихи, но и биографические этюды из жизни их авторов. Эта форма дает вдохновение и ему и его слушателям - вот уже три года он собирает полные залы на свои концерты. «Я заметил, что ко мне начали приходить семьями» - делится поэт. Сегодня Ваня работает над новой книгой, и сосредоточен на концертах по Украине.
IMG_6081!.jpg

.

Раз в год редакция Грушевского, 5 встречается с Ваней на интервью. На этот раз мы встретились с поэтом, чтобы расспросить об изменениях в его творческой жизни, а так же поговорить о становлении поэзии в Украине, о феномене поэтов в социальных сетях и роли женщин  в современной поэзии. Беседовала Алена Сказкина.

Какой человек сидит сейчас передо мной, помимо того, что он – поэт?

Счастливый. (Улыбается)

А что сегодня присутствует в вашей жизни кроме поэзии?

Ничего, только стихи. Я человек со стихами.

Не скучаете ли по прежнему образу жизни, когда работали в офисе с утра до вечера?

Иногда скучаю по графику, по дисциплине. Потому что офисный образ жизни подразумевает временные рамки: утром нужно приехать, выполнить необходимый объем работы и в семь закрыть офис на ключ. Вот этой временной дисциплины мне не хватает.

А что вас структурирует и дисциплинирует сейчас?

Я из тех людей, которые организовывают себя сами. Стараюсь планировать будущее хотя бы на месяц вперед, на сезон. Гораздо сложнее справиться с самим собой, чем внедриться в тело любой организации и жить по ее правилам. Стараюсь выстраивать собственные правила и свои границы.

Как вы структурируете себя в творчестве?

Если долго не пишу, приходится себя заставлять, погружать в работу. Читаю стихи, истории жизни поэтов, ищу вдохновение, а потом появляются новые строки и новые стихи..

Менялись ли источники вашего вдохновения за то время, что вы в поэзии?

Нет, не менялись. Чужие работы – это мой постоянный источник, и я имею в виду не только стихи. Меня способно вдохновить любое творчество, в котором я нахожу совершенство. Это и музыка, и архитектура, и живопись. Не утратить бы эту важную способность – искренне восторгаться чужими победами.

Как вы считаете, за эти годы вы выросли как поэт?

Самого себя оценивать трудно. Мне кажется, я становлюсь острее. Мне удается более точечно, как хирургу, более аккуратно доносить свою мысль, даже пусть не в стихах, а в отдельных четверостишиях.

А ваша публика меняется вместе с вами?

С лета прошлого года я стал замечать, что на мои вечера приходят целыми семьями. А это значит, что исчезает возрастная рамка. Родители считают, что мои стихи будут интересны и их детям, и их бабушкам с дедушками. Мне очень нравится, что мое творчество объединяет семьи.

Продолжаете ли вы волноваться перед выходом на сцену и есть ли у вас какие-нибудь ритуалы перед началом выступления?

Я волнуюсь всегда вне зависимости от того, мой это вечер или стихи классиков. Иногда волнение сохраняется вплоть до окончания выступления. Я никак не справляюсь с ним. Перекрестился – и вышел на сцену.

В последнее время я все больше нуждаюсь в одиночестве. Несколько проведенных в одиночестве минут до выхода на сцену дает мне возможность структурировать свои мысли, подобрать слова-ключи. Однако в тех залах, в которых мы работаем, не всегда удается побыть одному перед выступлением.

Недавно я слушал интервью Высоцкого (Владимир Высоцкий – поэт, автор и исполнитель песен. – Ред.), в котором он говорит, что в Италии публика приходит на концерт к артисту уже в состоянии праздника. И задача артиста – хотя бы не испортить это состояние. В то время как у нас, по словам Высоцкого, публика приходит за тем, чтобы ее удивили и создали настроение.

Так вот, когда я выступаю перед итальянцами – волнение проходит очень быстро. (Улыбается.) А когда мне нужно удивлять – я с этим не справляюсь, потому что я не актер.

IMG_6125!.jpg

.

Вы практикуете общение с публикой после концертов? Знаю, что многие ваши слушатели изъявляют такое желание.

Если я и соглашаюсь на беседы, то лишь с теми, с кем я знаком, и когда могу спрогнозировать, каким примерно будет разговор. Общаться с незнакомыми мне людьми и отвечать на их вопросы я не очень люблю, так как там может быть все что угодно. Это большая эмоциональная нагрузка, я не хочу этим заниматься.

Что вы ощущаете после концертов?

Я чувствую себя уставшим, опустошенным. Ну, вы представляете, что такое полтора часа стоять на сцене и говорить. После концерта мне ни с кем не хочется общаться, наоборот, я хочу закрыться и побыть наедине с собой. Если бы можно было уезжать на пару дней в деревню, я бы уезжал. (Улыбается.)

И как вы справляетесь с таким состоянием?

Отсыпаюсь, прочитываю новую главу книги, смотрю новый фильм, общаюсь с близкими друзьями.

Свои стихи вы издаете в форме книг и публикуете в интернете. Существует ли для вас разница между печатным текстом и электронным? Как вы думаете, возникнет ли в будущем у людей желание вернуться к бумажному чтению?

С моей колокольни кажется, что это желание постоянно. Жажда к книге у публики огромная. Главное, чтобы был хороший материал. Мы платежеспособны и заинтересованы. Покажи нам достойную книгу, и мы обязательно обратим на нее внимание. Я не знаю ни одного человека, который отказался бы принести домой, например, красивый сборник стихов. Главное, чтобы этот сборник существовал, главное, его сочинить, вот ведь в чем дело. Проблема не в том, что исчезло желание покупать книги, а в том, что пропали авторы, способные эти книги написать и заинтересовать своей работой аудиторию.

Вы планируете издавать новую книгу?

Да, я ее сейчас пишу. Никто мне рамок не ставит, к счастью, кроме меня самого. К осени, надеюсь, она будет напечатана.

Будет ли там проза? Куда подевались ваши «молочные письма»?

Прозы в книге не будет. «Молочные письма» утратили актуальность для меня. Это был эксперимент. Будут только стихи..

Существует ли для вас понятие мужественности и женственности в поэзии?

В современной поэзии матриархат. Это временная и очень интересная история. До сих пор подобные этапы были очень кратковременны. И вот мы сейчас переживаем этот яркий период. Период главенства женской рифмы.

А в чем этот матриархат проявляется?

Ну, смотрите, 80 процентов аудитории в зале поэтического вечера – это женщины. Написать о чувствах женщины и для женщины вряд ли кто-то сможет лучше самой женщины. Хотя некоторые исследования доказали, что больше верят мужчинам. Но это другое. В поэзии это не работает. Я ни в коем случае не умаляю таланта, профессионализма и мастерства нынешних главных героинь этого жанра. Однако мне кажется, что уже очень скоро появятся мужчины, которые будут способны заинтересовать вторую половину и привлечь их в зал.

А о чем нужно писать, чтобы заинтересовать мужскую аудиторию?

Мужчин больше привлекают бытовые, социальные темы. А сегодня эти темы стоят очень остро. И поднимать их лишний раз вот именно сейчас, мне кажется, лучше не стоит. Должно пройти какое-то время.

Читайте такжеЖенщины в политике: о чем нужно знать

Женская поэзия сама по себе мазохистична?

Вы знаете, я встречал разное в творчестве. Но меня всегда привлекало созидание. Я не считаю, что если случилось что-то плохое, то выхода нет. Я из тех людей, которые сделают вывод и будут двигаться дальше. В любой истории должен быть счастливый конец или на худой конец троеточие. Но никак не трагедия. Всякий творческий продукт должен вдохновлять на продолжение.

IMG_6044.jpg

.

А о каком продолжении задумываетесь вы, когда читаете поэтов, которые вам нравятся?

Помимо мастерства автора меня привлекает история его судьбы. Меня восхищают герои – образцы нравственности и морали своей эпохи и своего времени. Я всегда за короля. Судьбы авторов для меня неразрывны с тем, что они сочиняют. Когда, например, Бродского выдворяли из страны, Ахматова сказала: «Какую биографию делают нашему рыжему!» Понимаете, нельзя читать Бродского и не знать его судьбы. Если ты не знаешь, в каких условиях писал автор, ты не поймешь и половины из написанного.

Творчеством каких поэтесс вы вдохновляетесь?

Ольги Берггольц и Марины Цветаевой. Они очень сильные личности, мне так кажется. В них обеих очень четкий нерушимый стержень. У них сформировалась непоколебимая оценка мира, исходя из которой они и писали стихи. Хотя обеим были уготованы страшные судьбы.

Не планируете ли писать шуточные стихи?

Нет, это уже высший пилотаж. Для достойного юмора нужны биография и возраст. Я слишком юн для того, чтобы писать смешные четверостишия. И пока, вероятно, недостаточно талантлив.

А как вы относитесь к творческому протесту?

Мне не очень интересны повышенные тона и всевозможные протестные настроения в творчестве. Вызовы – это не мое. Но я могу понять такой вид творчества.

Что бы вы хотели, чтобы ваша публика о вас знала?

27 апреля в Доме кино в восемь вечера я буду читать свои стихи. Приходите.

Текст: Алена Сказкина
Фото: Ольга Пироженко


Оставьте первый комментарий