Ваня Якимов: «Хорошее стихотворение вне времени» фото

Ваня Якимов – один из немногих поэтов, который имеет право называться душой современной поэзии.

Именно он последние несколько лет дарит киевлянам возможность прикоснуться к гуманитарному знанию. Ваня пишет свои стихи и прозу, а также является автором литературных чтений, где со сцены зачитывает произведения классиков прошлого времени. Анонс одного из его вечеров так и говорит: «Погружает в эпоху Ваня Якимов».

И это действительно так. У этих вечеров особая атмосфера. Гости приходят за ней, и уходят с чувством наполненности. Увлекательные истории о жизни и творчестве великих классиков, дневники писателей и поэтов, всё это под звуки фортепиано и вино. Многие идут послушать именно Ванин голос, и говорят, что есть в нём что-то очень особенное. С весны до осени Ваня читает на крышах зданий Киева. В холодное время года приглашает в академические концертные залы. Билеты на его мероприятия продаются быстро, и до отметки “sold out”.

«Видимо, мне удается какие-то струны затронуть в душах людей» - скромно объясняет такой интерес публики сам автор.

 «Я иногда задумываюсь, Господи, до чего же измучили наши души, что достаточно выйти на сцену и сказать доброе слово. Вот просто доброе слово сказать - и этого уже будет достаточно».

Мы расспросили Ваню Якимова о том, как ему удаётся так читать и писать. О начале его творчества, о вдохновении, о значимых людях. Также, он поделился мыслями о «культурном голоде» сегодняшнего общества, о феномене современной поэзии, и о том, возможен ли бизнес в творчестве.


Мы встретились с Ваней на следующий день после его концерта. Он любезно согласился на интервью, не требуя вопросов «до». Опоздал на несколько минут, и наш разговор начался с его извинений.

Опоздал, простите. Пообещал отправить программу для литературного вечера с моим участием.

Это как сценарий?

Да, перечень произведений, поэты ХХ века. «Альманах» называется.

Вас часто приглашают на корпоративы?

Да, конечно. Это, скорее, не корпоративы, а маленькие встречи, где присутствуют не больше пятидесяти человек. Публика, в основном, очень состоятельная. Я спрашивал у них, почему они не ходят на мои обычные концерты. На что они ответили, что они не те люди, которые будут в лифте кататься вместе со всеми остальными.  Им удобнее организовать закрытое мероприятие, на котором мы повторим для них концертную программу исключительно для них.

А эти программы чаще приуроченные к определенным датам, или люди просто таким образом проводят досуг?

Вы знаете, по-разному. Вот, например, утром я готовил программу на одно закрытое мероприятие аж на январь. На полгода вперед люди планируют свой досуг! Выслал заказчику на утверждение. Если она им не понравиться - я с удовольствием её исполню на своих обычных вечерах.

Программы для своих выступлений исключительно сами пишете?

Конечно.

Сколько времени уходит на то, чтобы ее подготовить?

Ну, смотрите, на «Стихи. Париж» у нас было пять репетиций по 2-3 часа. На репетициях я что-то меняю, переставляю, понимаю, что может быть не очень интересно. В общем, нужно недели две ежедневно этим заниматься, об этом думать, вычитывать.

А саму тему вечера кто определяет?

Мы согласовываем тему с организаторами. Конечно, нужно учитывать интерес публики, актуальность материала. Я не могу выйти и читать всё, скажем, в одном смысловом ключе. Было бы неверно из семи цветов радуги акцентировать внимание только на одном. Иначе, это будет неподъёмное мероприятие, соответственно. Мы с организаторами определяем курс, в котором работаем, и уже к нему я подбираю материал.

О начале творчества

Расскажите, с чего началось Ваше творчество? И как Вы поняли, что творчество – это именно Ваше?

Я еще не понял, что значит «мое», а что «не мое». Это моя юношеская мечта, которая появилась в возрасте 15 лет. Мне вдруг захотелось выражать себя стихами, и я эту мечту сейчас пытаюсь реализовать и реализовываю. Пока, вроде, как выходит (улыбается). Я не очень понимаю, как это – «мое» или «не мое». Мне нравится заниматься делом, и я им занимаюсь. Бог, или кто-то другой меня на это вдохновляет - и я занимаюсь. Со временем это может прекратиться, стало быть, буду чем-то другим заниматься.

А чем уже занимались до этого? Вспомните свою первую работу?

Легко (улыбается). Их не так уж и много было. Когда я учился в КПИ, на 3-м курсе нужно было идти на практику. Меня пригласили в крупную компанию, которая занимается строительным оборудованием. Это было довольно престижно - проходить практику в международной компании, еще и получать за это деньги. А после окончания института они меня пригласили к себе в штат.

Сколько Вы там проработали?

Года два.

Нравилось?

Не особо. Офис находился далеко от дома, я тратил много времени на дорогу. А с моим образом жизни это было очень сложно, я не всегда по графику живу. Поэтому, через два года, я распрощался с этой компанией. У меня остались замечательные отношения со всеми сотрудниками, мы общаемся и сейчас, дружим. После этого я пошел в другую компанию, в сферу дистрибуции компьютерной техники. Я шел к ним работать на позицию бренд-менеджера.  Для меня до сих пор загадка – как меня взяли. Помню первое собеседование. Мне 22 года, я прихожу к очень серьезным людям, моим будущим руководителям,  на встречу, и меня спрашивают: «Иван Алексеевич, Вы претендуете на позицию бренд-менеджера, а Вы умеете пользоваться OutLook’ом? Это основа коммуникаций и с клиентами и внутри компании». Я отвечаю:  «Нет, но я смогу быстро обучиться».  И меня взяли на работу. Это нереальный фарт. Разумеется я впрягался, чувствуя ответственность перед  ними и оказанное мне колоссальное доверие. Это всегда дорогого стоит. Больше работ у меня не было, только эти две.

Это про одну из этих компаний Вы рассказывали на своем "квартирнике"?

Да. Я зашел к начальнику в кабинет, и он мне сказал: “Иван, у меня нет к тебе претензий как к сотруднику, но ты мне больше нравишься как автор".

И я сделал такой шаг в неизвестность. В прошлом году, 31 мая (задумался).

А Вы параллельно там работали и занимались своими творческими вещами?

Да, параллельно. И в какой-то момент я осознал, что меня не хватает. Или я должен честно выполнять свои служебные обязанности на работе, за которые получаю деньги, или я должен составлять программы, и выходить подготовившимся к публике. Я почувствовал момент, что … я обманываю. Или одних, или других.  Это длилось несколько месяцев, и было неправильно. С 9 до 18 я в офисе, потом, в 19.00  у меня репетиция, в 20.00 -  концерт, в 22.00 -  встреча с кем-то, потом я еду домой, и на следующий день к 9.00 уже сижу в офисе. Такой график не мог долго продолжаться, это было всем очевидно, и коллегам, и концертным организаторам.

Коллеги на Ваши вечера приходили?

Приходили. И, Вы знаете, я всегда стеснялся этого. Я никому не говорил на работе, что у меня есть жизнь вне офиса, но они, конечно же, видели рекламу и приходили.

А чего стеснялись?

Не знаю. Мне как-то было неудобно. И до сих пор, когда я знакомлюсь с какими-то новыми людьми, я не говорю, чем я занимаюсь. Если не спрашивают - то и не рассказываю. Будто в тени.

Я хотела с этого вопроса начать наш разговор, Вы плавно к нему подвели.  С кем у меня интервью сейчас, как Вы считаете? Кто передо мной сидит?

У Верочки Павловой есть стих, не помню точно рифму, но суть такова, что … когда я звоню в дверь квартиры, и за дверью спрашивают «кто там», то я стою полчаса и думаю “ кто я?”. Не знаю кто я, как представиться (задумался).

Пока не знаю. Когда я определюсь, что я за человек, и смогу себя как-то охарактеризовать, то обязательно об этом сообщу.

Вы считаете себя поэтом, писателем?

Да, безусловно. Это не профессия, это состояние души. Чаще я поэт, реже - артист,  автор и ведущий программ, создатель литературных проектов, и несколько дней в году я актёр.

То, чем Вы сейчас занимаетесь, откуда появилось? Кто привил базальный интерес к творчеству?

Это заслуга родителей, они меня с детства записывали на разные кружки, всесторонне меня развивали по схеме «а вдруг что-то выстрелит». Не танцы - так рисование, не рисование - так театральная студия, языки. И выстрелило. В этом их заслуга. Но, формирование вкуса в поэзии, как разбирать стихи, как их читать, у меня происходило самостоятельно. Это какая-то чуйка, я сам в себе эту схему выстроил.

Сейчас вспоминаю и понимаю, что все деньги со стипендии в КПИ я тратил на книги. Если не хватало, одалживал их у папы, читал, выискивал там какие-то острые фразы, интересные конструкции стихотворений по мелодике.

Сколько Вам тогда было лет?

Влюбился в поэзию я на втором курсе института. 18 получается (улыбается).

А в детстве стихами увлекались?

Нет, я мало тогда что понимал, меня в детстве интересовало всё и по чуть –чуть, а поэзия любит подробности.

О семье

Нравилось ли Вам, что мама Вас записывала на творческие кружки?

Я спокойно к этому относился, ходил всегда с удовольствием, не капризничал. Единственное, что мне не нравилось, это сольфеджио в музыкальной школе. И хор очень не нравился, но мама мне мороженое покупала, чтобы я ходил. И это здорово на самом деле! Когда у меня будут свои дети, я тоже буду их записывать на все кружки, это создаёт прекрасный фундамент.

Мама прививала любовь к искусству? А что прививал папа?

Мне очень повезло в жизни, потому, что я родился в  прекрасной семье. Несмотря на то, что мои родители не аристократы голубых кровей,  у них замечательный вкус. Это касается их предпочтений в литературе, в изобразительном искусстве, в музыке. Во всём, даже в выборе того, как провести время.

Человека мудрее, чем мой отец, я в своей жизни не встречал. Именно поэтому он мне ничего и не прививал.

А кто Ваши родители по профессии?

Сейчас они на пенсии. Мама – врач, долгое время работала на скорой помощи, потом - в поликлиниках и больницах. Отец у меня работал государственным служащим.

Они для меня авторитеты, и я не могу позволить писать что-то такое, за что мне было бы стыдно перед ними. Есть уровень, ниже которого я не могу себе позволить опуститься. Я не хочу и никогда не буду какие-то глупости говорить со сцены, какое-то зло, какую-то нелюбовь. Зачем это делать?

Что по-Вашему глупость?

Да то же, что и по-Вашему.  Я всегда себя представляю на месте зрителя в зале -  а было ли бы мне интересно это слушать? Услышу ли я какой-то ключ, улышу ли я ответ на свой внутренний вопрос?  

Недавно в парикмахерской был вынужден сначала в очереди смотреть телевизор, а потом в процессе стрижки слушать радио. От увиденного и услышанного хочется спросить: «Ребята, вы серьёзно? О чём вы говорите, как вы это делаете? И вам ещё за это платят деньги?»                    

Как сейчас относятся родители к тому, чем Вы занимаетесь?

Конечно, они внимательно следят. Отцу нравятся мои стихи, он меня хвалит в другой раз, но, чаще с улыбкой.  Я не знаю, это нужно у них это спрашивать. И с ними я всегда эту тему обсуждаю как-то нехотя. Уверен, что у них есть своё мнение, но я боюсь его спрашивать.

А с кем обсуждаете, не стесняясь?

Ни с кем. Я могу выслушать комментарии по поводу своих стихотворений от Андрея Кривошеева (поэт, близкий друг – прим. ред.),принять к сведению. Но так, чтобы обсуждать, ни с кем. Поэзия - это же не коллективное творчество.

266l8_croper_ru.jpeg

О том, как пишутся стихи

А Вы, когда написали стих, часто затем что-то в нем меняете, прежде, чем он увидит мир?

Сразу выдаю. Могу какие-то слова переставить, в «скелете» что-то изменить, но это технические моменты. Суть остается.

Откуда берутся рифмы, как они к Вам приходят?

Розенбаум ответил однажды очень толково на этот вопрос, сказав: «Как пишутся стихи спросите вы у Бога, я к тому не причастен»

От чего пишутся Ваши стихи?

От недосказанности, наверное. Иногда от тоски.

Вы больше счастливый человек или тоскливый?

Счастливый конечно, веселый. Я, вообще, по духу - балагур. Мои стихи пишутся от тоски не в смысле какой-то трагической безнадеги, нет. От тоски в том смысле, что мир часто кажется серым, и хочется каких-то красок в него добавить новых. Вот этим я и занимаюсь, когда пишу.

Помните первый стих, который Вы написали? Вы его показали кому-то?

Первый я не помню. Не думаю, что он представлял из себя какой то интерес кроме того, что он первый. 

Задумывались ли Вы о том, что придет момент, когда Вы поймете, что период стихов в Вашей жизни закончился. Как справляетесь с такими мыслями?

Да, конечно, такие мысли у меня есть. Я спокойно к этому отношусь. Бог - дал, Бог может и забрать в любой момент. Буду чем-то другим заниматься, работ полно. Я когда уволился с последней работы, и не мог долго определиться с графиком своей жизни, решил, что мне нужно заняться хоть каким-то делом. Заполнить свой эфир пустой. Я пошел в Киево-Печерскую Лавру. Прикинул, что там мне было бы интересно.  Пришел в администрацию, поговорил, мол, «дайте хоть веник, буду полы мести». Меня не взяли, видимо “overqualified”.  

Это я к тому, что работы – полно, и я никакой не стесняюсь. Если перестану писать - то займусь чем-то другим и буду это делать с любовью.

А кем Вы мечтали быть в детстве?

Уж точно не космонавтом, пожарником. Для меня всегда было важно оставаться человеком с улыбкой (улыбается).

О современной поэзии

Считаете ли Вы себя современным поэтом? И существует ли для Вас понятие «современная поэзия»?

Вся поэзия является современной. Пушкин - современный поэт, Шевченко – современный. Хорошее стихотворение вне времени.

Как Вы считаете, почему одни люди тянутся больше к поэзии, а другие - к прозе? Чем это обусловлено?

Поэзия – это более острая форма, более точечная.  При хорошем мастерстве в поэзии можно одной строкой выразить то, что другие авторы в прозе описывают несколькими абзацами. Это всегда захватывающе. Но, здесь же и обратная сторона есть. Стих - мимолётный, если хотите, ветреный. А кто-то любит сесть с книжкой, и погрузиться в её сюжет с головой. Сравнивать эти жанры всё равно, что сравнивать футбол с хоккеем.    

Что Вам ближе - стихи или тексты?

Стихи, конечно. Сегодня утром перечитывал Бориса Рыжего, и в очередной раз восхищался талантом и гениальностью этого автора. Арсений Тарковский – великолепен. Это такие мастера мысли и слова, что нам еще расти и расти.

Вы много читаете?

Я ежедневно читаю. Это, знаете, как боксер, который должен постоянно себя в форме держать. Так и поэт должен постоянно держать себя в тонусе. Поэтому, если есть свободный час, захожу в интернет, и начинаю читать стихи.

Как Вы считаете, будет ли поэзия через несколько поколений иметь такое же влияние на культуру и общество, как, к примеру, на сегодняшних нас – Серебряный Век?

Да, конечно. Сейчас поэзия переживает интересную форму. Она ушла в интернет. Поэзия стала сетевой, это очень удобно.  И, конечно, она будет иметь отклик в сердцах будущих поколений.  Но, каким он будет, я не знаю. Мир меняется с такой скоростью, что прогнозировать что либо сложно.

Вы читаете на вечерах письма писателей друг к другу. Сегодня такие тексты не прописываются на бумаге, они тонут в сотнях сообщений в "мессенджерах".

Но они же хранятся в "мессенджерах". У нас с ребятами была задумка сделать программу, где вместо рассказов мы бы читали посты интересных блогеров. Это же огромное количество важного и современного материала. Раньше чувства описывали от руки и отправляли по почте, да. А теперь делают то же самое, только на компьютере. Но, сами чувства ведь никуда не пропали. Всё как было, так и остаётся на поверхности. При желании можно найти. Никаких проблем в этом не вижу.

Вы пишете свои тексты на бумаге или в телефоне?

В голове. Я накидываю строки одну за другой в голове, потом переношу их в телефон, вычитываю, если не нравится что то - корректирую. Потом отправляю редактору и публикую.

Творческие люди говорят, что на написание влияет обстановка. Что Вам нужно, чтобы написать?

Мне нужно пребывать в состоянии одиночества и покоя, никого не видеть и ни с кем не общаться. Тогда проходит несколько часов тишины, и я начинаю слышать себя. Не крики со двора, не телефонные звонки, не голос друга, а свой голос внутри.

«Такая жизненная полоса или предначертанье свыше

 других людей я слышу голоса, а собственного голоса не слышу».

О любви и любимых

Выводы, которые Вы озвучиваете, приходят к людям, у которых большой жизненный опыт. Вы таким были всегда?

Я не могу однозначно ответить на этот вопрос. Это мозаика. Чему-то меня научила жизнь, но, наверное, больше я сам себя формировал, лепил, строил, и продолжаю это делать. Конечно, жизнь очень часто преподносит лихие уроки, но выводы ведь ты сам из них делаешь. Жизнь как учитель, а я как ученик.

Какой самый лихой урок Вам преподнесла жизнь?

Меня она почему-то постоянно разлучает с любимыми людьми. Уже несколько лет это - главный, топовый урок, на который я хожу и получаю двойки постоянно. Никак не могу его выучить.

Но какая-то же «матчасть» остается от него? К каким истинам приходите?

К сожалению, я грубею из-за этого. Молодому человеку или девушке свойственно безумно влюбляться, на 100%, условно, прыгать с 16-го этажа. К сожалению, из-за постоянного повторения этого урока и постоянного незачета, я понимаю, что я с этой крыши прыгать уже не буду. Ну, или, как минимум, не с 16-го этажа.  С каждым годом у меня этот этаж понижается, и думаю, что пройдет еще несколько лет и я скажу: «Нет, ребята, я в этот дом даже заходить не буду, давайте без меня». Сложнее становится влюбляться.

Разделяете ли Вы влюбленность и любовь?

Да, это разные чувства. Любовь - это как почва, а влюбленность - это дерево, которое из него растет.

Что первое?

Любовь, конечно. Земля, из которой либо растет, либо не растёт то самое дерево.

Сначала человека любите, а потом в него влюбляетесь?

Разумеется, я всех людей люблю. А как иначе?

Что такое влюбленность тогда для Вас?

Влюбленность - это процесс концентрации своего внимания на одном конкретном человеке. Когда ты из миллиона других  выбираешь одного, и начинаешь с ним разговаривать, знакомиться, проводить с ним время. Тебе нравится, когда ты растишь это дерево.

Большинство людей говорят обратное, что сначала нужно влюбиться, а потом появляется любовь.

Странные вещи говорят люди. К сожалению, всё идёт по сценарию этого “большинства”, заочной нелюбви друг к другу. Я считаю, что все люди красивы и добры. Человеку, если он не болен, не свойственно осознанное зло или вредительство. Если он болен, то он требует ухода и, опять таки, любви. Видите, от этого никуда не деться.  

Поменялось ли у Вас отношение к любви, к влюбленности за последние периоды жизни?

Я очень быстро, раньше, по крайней мере, привязывался к отдельным людям, быстро становился от них зависим. К людям из того самого, как Вы  сказали, “большинства”. И вот, ужасное словосочетание, с возрастом…

А сколько Вам лет?

28. Так вот, с этим самым “возрастом” я себя сдерживаю, и времени на процесс  знакомства требуется все больше и больше из-за своего внутреннего контроля.

Какие книги Вы бы посоветовали, которые стоило бы почитать?

Боже упаси советовать книги. Это как лекарство. Я же не доктор, чтобы его прописывать. Могу сказать, какие книги мне нравятся, а советовать я не буду. Мне нравятся: «Горе от ума» Грибоедова, перечитываю его каждый сезон по нескольку раз, обожаю эту книгу. Очень впечатлил Достоевский «Униженные и оскорбленные», рассказы Чехова, конечно. Рассказы Шукшина мне нравятся.

Каким было бы Ваше ощущение, если бы Вы через лет 300 узнали, что Ваши стихи дети рассказывают в школе?

Я бы подумал, что в этом мире что-то идет не так. Не дорос я еще до того, чтобы мои стихи учили в школах.

Какие современные поэты Вам близки, кого читаете?

Волну в сетевой поэзии поднимает Вера Полозкова, наша с Вами знакомая Ира Астахова. Не могу за ними не следить, потому что они - №1. Очень близко мне творчество Андрея Лысикова, у него очень сильные образы. Вера Павлова мне очень нравится.

О деньгах в творчестве

Возможно ли сегодня заработать, если ты поэт?

Я недавно ходил в музей Пушкина, и там экскурсовод сказал, что первым поэтом, который начал зарабатывать на стихах и жил с этого, был Пушкин. До него все ребята, например, Державин, Жуковский были, в первую очередь, успешными помещиками. Как сказали бы сейчас - успешными бизнесменами. А потом уже они были поэтами. История не изменилась, все остается так же. Зарабатывать со стихотворений можно, но удается это единицам. Как Белла Ахмадулина говорила «популярность не всегда является спутником таланта, и талант не всегда является спутником популярности». То есть, не достаточно просто писать новые, грамотные, толковые стихи. Нужно уметь их правильно продавать. А инструментов сегодня очень много, нужно только уметь ими пользоваться. И известные нам с вами личности - это все толковые, грамотно выстроенные бизнес-проекты, которые ни капли не уменьшают заслугу и талант самого автора. Нужно искать этот баланс. Зарабатывать на поэзии можно, но это, как и в других сферах – тяжкий труд.

Как Вы считаете, зачем люди приходят слушать Вас?

Видимо, мне удается какие-то струны затронуть в душе. Знакомая однажды сказала, посетив один из моих вечеров: «Ванечек, ты большой молодец, выступая полтора часа, и рассказывая важные вещи со сцены, ты за всё это время не сказал ничего плохого». Иногда думаю, Господи, до чего же замучили наши души, что достаточно выйти на сцену и сказать доброе слово, вот просто доброе слово сказать, и этого будет достаточно.

Можете поделиться, о чем мечтаете?

Я семью хочу и детей. Поскольку, у меня два старших родных брата, и у обоих уже есть дети, следующий на очереди я.

Я хочу, чтобы у меня была большая и дружная семья, много детей. Даст Бог, так оно и будет.

Беседовала Алёна Сказкина   

Оставьте первый комментарий