10 лет iPhone: научились ли мы жить со смартфонами?


03.07.2017 08:24:00



Катрин Лежаль (Catherine Lejealle), доктор социологии, телекоммуникационный инженер, эксперт по мобильной телефонии, интернету и социальным СМИ и Михаэль Стора (Michael Stora), психолог и психоаналитик, президент Центра цифровой среды в гуманитарных науках, рассказали как iPhone и смартфоны в целом изменили нашу жизнь и отношение к миру. 

1070341118.jpg

В каких областях нам удалось приспособиться лучше всего, а в каких нет? В чем последствия этой «революции»?

Катрин Лежаль: Десятилетие смартфонов — это повод взглянуть назад и подвести итоги революции, которую они произвели в нашей жизни.

Они отразились на всех сферах — личной, интимной, профессиональной… Можно сказать, что они изменили наше отношение к времени, пространству и информации. По сути, наше отношение к миру в философском смысле. Они сформировали ощущение быстроты, безотлагательности, показали, что все можно найти на расстоянии протянутой руки, уплотнили время. Мы делаем несколько вещей за раз, прыгаем с одного на другое… Касательно пространства, появляется чувство нахождения в нескольких местах одновременно. Можно одновременно находиться в транспорте и вести любовную переписку. Наконец, информация теперь доступна везде и бесплатно.

Мы не можем приспособиться к такому наплыву информации: внимание стало редкостью. Каждый день вокруг появляется столько же информации, сколько за весь период существования человечества до 2003 года! Приходится развивать в себе новые навыки: быть избирательным, смотреть на источник, отсеивать важное от неважного…

На работе нам приходится мириться с прерываниями каждые пять минут. Но мозг не приспособлен для того, чтобы перепрыгивать с одного на другое, и нам приходится сопротивляться влечению входящего сообщения, чтобы сосредоточенно поработать хотя бы десять минут. В противном случае наш день превращается в хаотический калейдоскоп задач, который ведет к полной потере смысла и неудовлетворенности, потому что мы не понимаем, что делаем. Кроме того, может получиться так, что мы будем заняты лишь приоритетами и потребностями других.

Михаэль Стора: Ваш вопрос подразумевает то, как iPhone приспособился к нам, и то, как мы сами адаптировались к нему. У iPhone есть одна особенность, которой неизменно уделял большое внимание Стив Джобс (Steve Jobs). Он всегда считал, что машина и чисто техническая сторона должны приспосабливаться к человеку, стоять на службе простоты и удобства. Эргономика iPhone напрямую связана с интуитивностью его использования. В отличие от других телефонов (о стоимости мы тут не говорим), практически мгновенное освоение является брендом Apple. Это несмотря на тот факт, что окружение конкурентов «яблочной компании» вроде Android намного более открытое. iPhone — это очень закрытый и жестко регулируемый мир, что влечет за собой близкое к фетишизму отношение к телефону. Чего стоят хотя бы огромные очереди при начале продаж новых моделей…

Как бы то ни было, главным новшеством этого смартфона было удобство с практической точки зрения. Полезные функции (телефон, навигация, поиск информации и т.д.) соседствуют с «бесполезными» вроде социальных сетей. В этом отношении смартфон повлек за собой практически постоянную проверку соцсетей пользователями, которые хотят узнать, не появились ли новые комментарии, лайки и т.д. Конкретной и реальной пользы все это не приносит. Тем не менее главный секрет успеха именно в этом.

Снимок экрана 2017-07-03 в 08.32.39.png

Не возникла ли у нас некая зависимость? И не является ли все это препятствием для нашего мира и даже демократии, раз та полагается на принятие сложности мира, которая в настоящий момент отвергается?

Катрин Лежаль: Как на работе, так и в частной жизни, мы отдаем предпочтение настоящему моменту в ущерб долгосрочной перспективе и погружению, хотя наши онтология и личность выстраиваются на долгосрочных основах. Кроме того, это может привести к тому, что мы прыгаем от одной информации к другой без перспективы и отстранения. Отпуск — идеальный момент для того, чтобы сбавить темп, ощутить связь со своими пятью чувствами, пообщаться с друзьями, окунуться в море.. Не документируя все это в сети!

Михаэль Стора: Здесь, безусловно, требуется контроль. iPhone отвечает на наши жесты и взгляд. С появлением Siri он реагирует еще и на наш голос, то есть подчиняется нам. С этого момента iPhone становится продолжением наших чувств. Вопрос времени весьма интересен, потому что настоящий момент реален в информационном плане и смартфон позволяет ощутимо ускорить вещи, которые раньше заняли бы куда больше времени. Как бы то ни было, тут проявляются другие человеческие сложности: если вы пишете девушке сообщение «Люблю, скучаю», однако она недостаточно быстро отвечает вам, хотя, как вам кажется, могла бы это сделать, человеческое естество берет верх, порождает сомнения и раздражение.

Смартфон обостряет это ощущение, потому что является инструментом быстрого выражения эмоций.

Вопрос демократизации связан с упрощением распространения информации и площадками общения вроде Twitter: речь идет о практически полном упразднении времени на размышления. Реакции становятся все более эмоциональными и, как мы убеждаемся с каждым днем, все более агрессивными. Люди больше не продумывают ответ, не занимаются критической оценкой ситуации. Здесь также встает вопрос присутствия/отсутствия: сейчас просматривается новый подход к общению с компенсацией отсутствия собеседника обилием эмоций, которое прекрасно отражает успех эмодзи. Отсутствие собеседника требует визуальной компенсации, а iPhone — прежде всего визуальный мир. Это заполняет определенную экзистенциональную пустоту.

Не становится ли все это препятствием при оценке мира, в котором мы живем? Пристрастие к настоящему моменту не мешает нам приспосабливаться?

Катрин Лежаль: Эта революция произошла совсем недавно, и нам еще нужно время, чтобы приспособиться и выработать новые привычки. Взгляните на принесенные смартфоном за десять лет перемены: он заменил плеер, фотоаппарат, навигатор, телевизор и игровую приставку… Все это шло параллельно с улучшением качества связи и в частности появлением сетей 4G. А также безлимитных тарифов, которые подталкивают к потреблению контента! Как бы то ни было, человек — социальное существо, и ему свойственно стремление делиться моментами с другими. Ведь можно сколько угодно слушать музыку в наушниках в транспорте, однако ничто не заменит ощущений от живого концерта с другими людьми.

XVMc8bcb6e0-57ea-11e5-8139-83afc2f3e208.jpg

Михаэль Стора: Пристрастие, наверное, слишком сильное слово, потому что мы не привязаны к самому предмету как таковому. Да, некоторые поглаживают его и не выпускают из рук. Он становится для них любимой игрушкой вроде плюшевого медведя ребенка, который пытается с его помощью скомпенсировать отсутствие матери. Речь идет о компульсивной эмоциональной функции. Если рассмотреть все в деталях, становится ясно, что тут мы имеем дело с пристрастием к другим посредством социальных сетей или онлайн-игр.

Это воздействует на нас с точки зрения чувств. Их у нас пять: осязание, вкус, зрение, слух и обоняние. Вкус, осязание и обоняние позволяют ощутить близость к внешнему телу. Зрение и слух в свою очередь соотносятся с дистанцией. Касаясь пальцем iPhone, мы можем трогать изображение и увеличивать его, что позволяет перекрыть расстояние, скомпенсировать чувственную тревогу отделения.

Перевод ИНОСМИ



Подписывайтесь на аккаунт Грушевского,5 в Twitter, Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о работе украинского и мировых парламентов.

Новости партнеров