Великий оптимист и мечтатель: Биография Шимона Переса фото

"Меня спрашивают иногда: если оглянуться назад, какими были ваши самые большие ошибки? Я отвечу: мы думали, что у нас великие мечты. А теперь мы понимаем, что они были не такими уж великими. Мечтайте о большем. Чем больше ваша мечта, тем большего вы добьетесь". Шимон Перес

Шимон Перес – человек-легенда. Его политическая карьера длилась более 70 лет, полтора года он был старейшим действующим руководителем государства на планете. Многолетний депутат кнессета, избиравшийся непрерывно с 1959 года по 2007 год, дважды премьер-министр Израиля, министр в 12 кабинетах, автор 11 книг и большого количества публикаций и политических статей, рассказывающих об истории арабо-израильского конфликта – Шимон Перес оставил по себе огромнейшее наследие. Даже в конце своих дней земных он был активным и целеустремленным. "Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений — значит, вы все еще молоды. Если наоборот — вы стары", - говорил он на киевском саммите YES в прошлом году.

* * *

Шимон Перес родился 2 августа 1923 года в небольшом городке Вишнево (в то время территория Польши, сегодня - Белоруссии), где проживало около двухсот еврейских семей. В тот период он был еще Сеней Перским. Его отец, Ицхак Перский, был скупщиком пиломатериалов, которые потом менял на другие товары. Мать Сара Перская была библиотекарем и учительницей русского языка. Семья говорила дома на иврите, идише и русском, вдобавок Шимон изучал польский в школе. Дед Переса по материнской линии, раввин Гирш Мельцер, потомок раввина Хаима из Воложина, оказал большое влияние на его жизнь. Дед, по словам Переса, был для него кладезем мудрости. Благодаря деду, Шимон на всю жизнь полюбил поэзию. В девять лет начал писать стихи. Некоторые из них родители отправили Хаиму Нахману Бялику. Отец очень гордился, когда от того пришло письмо, в котором национальный поэт отмечал одаренность мальчика. Увлечение поэзией Перес сохранил на всю жизнь: позднее, уже в Государстве Израиль, он опубликовал свои литературные творения, в том числе очень популярную, написанную им под женским псевдонимом, серию репортажей "Из дневника женщины".

Много евреев Вишнево были сионистами, ждавшими благоприятного случая для эмиграции в Палестину. В 1931 году такой случай представился отцу Шимона. Через два года, разбогатев на торговле зерном, и, почувствовав, что твердо стоит на ногах, он вызвал к себе жену и детей. Весной 1933 года мать с Шимоном и его младшим братом Гершоном присоединились к главе семьи. Все родственники Переса, которые остались в Вишнево в 1941 году (включая раввина Мельцера), погибли во время Холокоста. Всех евреев Вишнево нацисты загнали в синагогу и сожгли ее.

"Нам говорили, что все резко поменяется, однако мы не знали, какие именно изменения нас ожидают. Мы представляли Эрец-Исраэль в фантазиях. Иногда нам присылали фотографии здешних мест, иногда апельсины из Израиля. Но это совершенно разные вещи – есть привезенный апельсин и вдыхать запах апельсиновой плантации во время цветения. Это совершенно удивительный аромат… Я из чужой страны прибыл в страну, о которой я мечтал", - вспоминал Перес свой переезд в Палестину.

В Тель-Авиве Шимон окончил начальную и среднюю школу в гимназии "Бальфур", потом учился в трудовой школе сельскохозяйственного поселения Бен-Шемен, где в 1945 году познакомился со своей будущей женой Соней Гельман. Получив диплом, несколько лет работал фермером в киббуцах Гева в Изреельской долине и Алумот в Нижней Галилее. Он мог бы стать агрономом или ветеринаром, жена умоляла его остаться в киббуцах, но судьба распорядилась иначе.


259051.jpg

 * * *

Шимон стал активистом сионистского движения и в 18 лет был уже секретарем молодежной организации левого толка "Ха-Ноар ха-Овед вэ ха-Ломед" ("Трудящаяся и учащаяся молодежь"). "Движение выступало против Бен-Гуриона", - говорит Перес. Тогда же он познакомился с политиком и публицистом, духовным вождем партии МАПАЙ, являвшейся предшественницей Партии труда, Берлом Каценельсоном, который обратил внимание на способного парня. Вскоре Перес вступил в МАПАЙ и в 1946 году участвовал от этой партии в работе 22-го конгресса Всемирной сионистской организации, проходившего в Базеле, что имело большое значение для его политической карьеры.

Бен-Гурион был для Переса сродни кумиру. Он восхищался его целеустремленностью, аналитическим умом, темпераментом бойца, а главное - способностью принимать решения.

"Мне сообщили, что Бен-Гурион хочет познакомиться. Он пригласил поехать с ним на машине из Тель-Авива в Хайфу. Помню, что это было зимой. Я пришел к нему домой в легкой кибуцной рубашке. Мы сели в машину, он натянул на себя куртку и… уснул! Он забыл про меня. Я был разочарован, думал, что смогу два-три часа поговорить с человеком, который был моим кумиром, а он уснул… Когда мы подъехали к Хайфе, он проснулся и вдруг сказал: "Ты знаешь, Троцкий не был сильным лидером". Причем тут Троцкий, я не понял, но, чтобы поддержать разговор, спросил у него: "Почему?". "Потому что он сказал: ни войны, ни мира. Это не политика. Лидер должен уметь принимать решения – или война, или мир – и уметь отвечать за свои решения". Бен-Гурион продолжил и сказал: "Возможно, Ленин был слабее Троцкого в интеллектуальном плане. Однако именно Ленин принял решение". И тут он снова уснул. Потом я вернулся в свой кибуц", - вспоминал Перес свое знакомство с Бен-Гурионом.

В 1947 году Бен-Гурион прислал в кибуц Леви Эшколя, который был его заместителем, с просьбой отпустить Переса в ряды Хаганы. "Наутро мне дали три лиры, я сел в автобус, и поехал в штаб Хаганы. Я понятия тогда не имел о военных делах. Я приехал в штаб, в так называемый Красный дом на улице Ха-Яркон в Тель-Авиве, а там никто не может понять – кто я такой и для чего вообще приехал? Тут вижу, как по лестнице спускается Бен-Гурион. Он подошел ко мне, вытащил записку и стал зачитывать: сколько у нас есть автоматов, сколько пушек и так далее. Потом он сказал: арабы не согласятся с резолюцией ООН о разделе, они нападут на нас. А у нас нет оружия, кроме пары сотен винтовок и нескольких минометов. У нас нет танков, нет самолетов, нет артиллерии, вообще ничего нет! И если у нас так ничего и не будет, нас уничтожат. Ты будешь заниматься оружием. Доставай его, как хочешь – что-то производи, что-то покупай, действуй!", - так началась большая политическая карьера Шимона Переса.

В конце 40-х годов Перес начал работать в Министерстве обороны - помощником Леви Эшколя, в то время генерального директора этого ведомства. Здесь Переса и открыл Бен-Гурион, бывший тогда премьер-министром. Он привлек Переса к штабной работе, не отпустил на военную службу, за что Перес долго терпел нападки политических противников.

Бен-Гурион распорядился направить 27-летнего сотрудника в США в качестве главы представительства Министерства обороны. Там он успешно совмещал работу с учебой в Гарварде.

Вернувшись в 1952 году из США, Перес получил новое назначение - сначала пост и.о., а затем - генерального директора Минобороны. В возрасте 29 лет Перес стал самым молодым генеральным директором министерства обороны.

В те годы перед Пересом стояла задача не только укрепить обороноспособность армии, но и заложить фундамент израильской оборонной промышленности. На этом посту Перес сумел подчинить своему контролю значительную часть госбюджета, а постепенно - и промышленности Израиля, которая стала выполнять многочисленные заказы. Эта должность явилась важной ступенькой в продвижении по политической лестнице, поскольку содействовала формированию Переса как руководителя.

В течение десяти лет службы он характеризовался (и в похвалу, и в осуждение) как "исполнитель", "технократ № 1", "проповедник модернизации". Так или иначе, но именно Перес сыграл ключевую роль в создании авиационной, электронной и оборонной промышленности, реорганизовал научно-исследовательскую работу в военной сфере.

Он приложил немало усилий в поисках источников снабжения теми видами оружия, производство которых не могло быть налажено внутри страны. Уже в 1954 году ему удалось сделать заказ на получение первых самолетов и танков из Франции. При этом он сумел укрепить связи с теми французскими деятелями, кто был связан с министерством обороны. Позднее он, сопровождал Бен-Гуриона во время его секретной поездки в Париж для окончательного согласования совместных военных действий перед нападением на Египет в 1956 году. По окончании той войны Перес был награжден французским правительством орденом Почетного легиона.

259048.jpg

 * * *

В 1959 году в Израиле состоялись выборы в кнессет 4-го созыва. В ходе предвыборной кампании Перес так сформулировал свое "политико-техническое" кредо: "Территория Израиля в длину добыта его солдатами и крестьянами. Своей территории в ширину он лишен из-за наличия арабских стран. Высота Израиля - в достижениях его ученых и инженеров, системе образования и общем интеллектуальном уровне".

Партия МАПАЙ одержала победу. Переса избрали в кнессет и назначили замминистра обороны. Здесь он по-прежнему занимался расширением закупок вооружений во Франции. На этот раз путем заключения целевых соглашений, облегчивших впоследствии производство израильской промышленностью самолета "Рафаэль" и других новых видов оружия. Перес был главной силой способствовавшей созданию атомных центров в Димоне и Нахал-Сореке, затем курировал ядерную программу Израиля.

Израильская пресса называла его восходящей звездой на политическом небосклоне. В 1959 году важнейшим событием политической жизни Израиля стала борьба за наследство в партии МАПАЙ, которая развернулась между "ветеранами" и "молодыми" за руководящие должности в виду предстоявшего ухода Бен-Гуриона. Эта борьба продолжалась до июня 1963 года, пока "старик" окончательно не ушел с поста главы правительства.

Премьером стал Леви Эшколь, который попросил Переса остаться на посту замминистра обороны. Это вызвало недовольство старых членов партии. Не исключено, что в скором времени Перес мог бы стать премьер-министром. Однако в 1965 году находившийся на покое Бен-Гурион бросил вызов вчерашним соратникам. Он вышел из партии МАПАЙ и призвал под свое знамя самых близких ему людей. Перес без колебаний оставил пост замминистра обороны и отправился за своим учителем и кумиром в пустыню политической оппозиции. Вместе с Бен-Гурионом он создал новое движение РАФИ ("Рабочий список Израиля") и в июле 1965 года был избран его секретарем. "Я сидел в маленькой комнате без кондиционера, - говорил Перес. - Сутками занимался организационными вопросами, пропагандой и сбором средств. А всего полгода назад я распоряжался аппаратом Министерства обороны, ворочал огромными суммами".

После "шестидневной войны" (июнь 1967 года) движение РАФИ вместе с партией МАПАЙ и Ахдут ха-Оведа объединились в Партию труда Израиля (Авода). Перес был избран одним из двух секретарей.

В состав правительства Перес вошел только после выборов 1969 года. Временно он был назначен министром по делам устройства иммигрантов, а с сентября 1970-го - министром коммуникаций. На этом посту он предпринял шаги по усовершенствованию линий связи, особенно радио и телефонных. Подписал соглашение о присоединении Израиля к спутниковой связи. Но, несмотря на все его усилия, доставка писем из одного города в другой была плохой и занимала больше времени, чем в период турецкого господства в Палестине.

 * * *

По-настоящему большим политиком Перес стал после потрясений войны Судного дня (октябрь 1973 года), когда снова вернулся в министерство обороны, но теперь уже в качестве министра. По иронии судьбы, тем, кто выдвинул его на этот пост, был его многолетний соперник Ицхак Рабин, возглавлявший тогда правительство. Впоследствии сотрудничество с Рабином переродилось в подспудную вражду и взаимную подозрительность.

Будучи министром обороны, Перес был одним из организаторов знаменитой операции "Энтебе". 27 июня 1976 года палестинские и немецкие террористы захватили пассажирский самолет авиакомпании "Эр-Франс" и посадили его в Уганде в аэропорту Энтебе. Похитители провели унизительную селекцию пассажиров, отделили израильтян и евреев из других стран и объявили, что убьют их, если в Израиле не будут освобождены 53 террориста.

Израильское правительство пошло на беспрецедентное решение: согласилось на переговоры. Против этого выступил только министр обороны. Перес предложил провести военную операцию. Как известно, она закончилась чрезвычайно успешно.

В 1976 году, когда израильский журналист раскрыл историю с долларовым счетом супруги премьер-министра (в то время законы относительно хранения валюты за границей были очень строги), Ицхак Рабин объявил об уходе в отставку. Перес стал исполняющим главы правительства. Одержав во внутреннем противоборстве с Рабином верх, он стал лидером партии Авода, и возглавил список к следующим выборам. Казалось, преград на пути к вершине нет...

И вот именно тогда, в мае 1977 года, произошел первый в истории Израиля "переворот". К власти пришел блок правых партий "Ликуд" во главе с Менахемом Бегином. Кампания дискредитации, которую лидеры "Ликуда" вели против Переса, коснулась и партии: ее обвиняли в отрыве от народа и в элитарности, что она - партия старых людей отживших свой век.

Именно в это время в полную силу проявились особые качества Переса как политика и лидера. Его способность к долгому и неблагодарному труду, его неистребимый оптимизм даже в самых безнадежных ситуациях. Умение сто раз падать, подниматься вновь и продолжать трудиться дальше. С той точки, в которой его застало падение. По капельке, по песчинке он начал поднимать партию из пепла. Постепенно партия оживала, молодела, становилась динамичной. Но это был процесс, требовавший времени. Сам Перес к тому же возглавлял оппозицию в кнессете. Одновременно с политической деятельностью в Израиле он получил широкую известность за рубежом. В 1978 году его избрали заместителем председателя Социалистического интернационала.

Тем не менее, премьер-министр Менахем Бегин по-прежнему обладал магической силой воздействия на массы, и к выборам в кнессет 10-го созыва в 1981 году у партии Авода еще не было на возвращение к власти.

И все-таки ведомая Пересом партия существенно увеличила представительство в парламенте - с 32 до 47 мандатов. Только на один мандат больше получил "Ликуд". Это дало возможность правому блоку при поддержке религиозных партий сформировать правительство, политика которого привела к экономическому кризису и втянула Израиль в непопулярную войну в Ливане.

259047.jpg

Но затем обстановка стала меняться. Печальные результаты ливанской войны, головокружительная инфляция и отставка Бегина - все это стало склонять чашу весов в сторону партии Авода. И в сентябре 1984 года Перес, наконец-то, занял заветное кресло, в котором до него сидели такие "зубры", как Бен-Гурион, Шарет, Эшколь, Голда Меир, Бегин и Шамир.

В тот год, как известно, были проведены досрочные выборы, которые не принесли успеха ни одному из блоков. Было создано коалиционное правительство, основанное на принципе ротации: первые два года кабинет возглавлял Шимон Перес, а его политический антипод и лидер "Ликуда" Ицхак Шамир исполнял обязанности заместителя премьера и министра иностранных дел. Вторую - наоборот.

Тем не менее, за короткий период пребывания на этом посту Перес сумел осуществить ряд "маневров", чтобы привести в порядок "обломки", оставленные ему в наследство его предшественником Шамиром. Вывод войск из Ливана способствовал умиротворению внутри страны. Жесткие экономические меры приостановили инфляцию. Америка вновь стала щедро давать деньги, а ряд стран Африки и Восточной Европы восстановили дипломатические отношения с Израилем.

Перес - интеллектуал, и его популярность среди писателей и деятелей искусства также способствовала созданию в стране благоприятного для правительства общественного мнения. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что в годы правления Переса не обошлось и без счастливого стечения обстоятельств. Снижение цен на нефть на мировых рынках, падение курса доллара, ирано-иракская война - все это оказалось удачей для премьер-министра. С другой стороны, за два года его пребывания у власти администрация США проявила удивительное равнодушие к проблеме мирного урегулирования на Ближнем Востоке. А это удачей не назовешь.

Соглашение о ротации не позволило Пересу держать руль правления четыре года. Но он, по свидетельству многих депутатов кнессета, и за два сделал больше, чем другой премьер-министр смог бы совершить за полный срок. Перес показал себя неутомимым, динамичным деятелем, убедительно доказав, что именно он является общенациональным лидером, способным решать самые болезненные и сложные проблемы.

Даже люди правых убеждений признавали, что Перес был отличным главой правительства. Может быть, лучшим за всю историю Израиля. Но лишь гораздо позже общественность по достоинству оценила сделанное им. Он всегда видел дальше других. Благодарность редко была его уделом.

 * * *

На выборах 1988 года партия Авода была очень близка к победе. И, надо полагать, одержала бы ее, если бы не злосчастный случай - террористический акт за две недели до выборов, в результате которого в автобусе заживо сгорела женщина с маленькими детьми.

В Израиле террористические акты вызывают прилив поддержки правых партий. Тех двух-трех мандатов, которых Авода недосчиталась, не хватило для равного с "Ликудом" положения. Вновь было сформировано правительство национального единства. Премьер-министром стал Шамир, его заместителем и министром финансов - Перес.

После этого поражения на него вновь обрушилась волна обвинений. Оппоненты говорили: "Да, Перес выдающийся деятель и политик большого масштаба. Но он - невезучий... Он не может победить на выборах". Даже его соратники стали все громче заявлять, что "пока Перес остается во главе партии, нам не победить", что только один Рабин "может вернуть партию Авода к власти".

Рабин не заставил себя долго ждать: тут же выдвинул свою кандидатуру к внутрипартийным выборам и победил. Партия, которую Перес поднял из руин и вдохнул в нее жизнь, изменила ему. Но Перес чувствовал, что сейчас только он со своим багажом опыта и творческих сил может еще многое сделать для Израиля. Он сумел превратить былую враждебность между ним и Рабином в честное и открытое сотрудничество, даже в дружбу.

259056.jpg

В 1990 году, когда "Ликуд" торпедировал возможность начать переговоры с палестинцами при посредничестве США, партия Авода вышла из правительства.

Незадолго до выборов 1992 года Рабин спросил Переса:

- Как это получилось, что правые так сумели натравить на тебя народ?

- Теперь ты идешь первым, - ответил Перес и предупредил: - Ты еще увидишь, что они с тобой сделают...

Говоря это, Перес, по его признанию, имел в виду клевету, травлю, но никак не убийство. Увы, действительность оказалась более жестокой.

Авода одержала победу. В правительстве Рабина Перес занял пост министра иностранных дел.

При его активном участии в 1993 году были заключены соглашения с ООП. На Ближнем Востоке наступила новая эра: появилась надежда на урегулирование казавшегося неразрешимым конфликта, имеющим почти столетнюю историю. Был подписан мирный договор с Иорданией, начаты переговоры с Сирией, значительно улучшены отношения с остальными арабскими государствами. "Каждый политик должен отдавать себе отчет в соотношении прогнозов и реальности. Меня считают автором идеи нового Ближнего Востока. Признаю себя "виновным". Я действительно мечтаю о новом Ближнем Востоке. Но он ничем не отличается от того, о котором мечтали мои учителя - Берл Каценельсон и Давид Бен-Гурион. А они мечтали о Ближнем Востоке, где не будет вражды между арабами и евреями. Меня спрашивают: "Почему ты отдаешь земли?" Я никому ничего не отдаю. Земля, о которой идет речь, всегда находилась в руках арабов. Газа никогда не была нашей. Мы были в руках Газы...", - говорил позже Перес.

Шимон Перес, как и Ицхак Рабин, стал лауреатом Нобелевской премии мира за 1994 год.

В ноябре 1995 года после убийства премьер-министра Рабина, Перес возглавил кабинет и стал кандидатом от партии Авода на первых прямых выборах. История предоставила ему еще один шанс: гибель его предшественника возвратила симпатии народа, а оппозиция, загнанная в угол кампанией массовой истерии, не смела поднять голову.

До выборов оставался год. Но Перес, стремясь использовать ситуацию, решил провести их досрочно. Он уверенно лидировал в опросах общественного мнения и, судя по всему, ни на йоту не сомневался в своей победе. Поэтому в ночь подсчета голосов спокойно отправился спать, чтобы заснуть на вершине власти и в очередной раз проснуться у подножия... Внезапно выиграл кандидат от Ликуда Биньямину Нетаньяху. Резкая перемена общественного мнения была вызвана терактами организованными палестинскими исламистскими группировками 3 и 4 марта 1996 года незадолго до выборов. Партия Авода традиционно выступала за территориальные уступки палестинцам, но из-за возобновления террористических актов такая концепция теперь была не актуальна.


В июне 1997 Перес ушел с поста лидера Рабочей партии, передав его Эхуду Бараку, но остался депутатом Кнессета, был членом парламентского комитета иностранных дел и обороны, а в мае 1999 года вновь был избран в парламент.

Затем он занимал пост министра регионального сотрудничества в правительстве Барака, дважды вице-премьера — министра иностранных дел в правительстве Шарона. В январе 2005 года, после долгих внутрипартийных споров, Авода вошла в коалиционное правительство Шарона, полностью поддержав решение премьер-министра об одностороннем выходе Израиля из сектора Газа. Переса неоднократно критиковали за поддержку плана одностороннего размежевания с сектором Газа.

В ноябре 2005 года Перес вновь проиграл партийные выборы профсоюзному деятелю Амиру Перецу. После этого присоединился к партии Кадима и получил в её предвыборном списке второе место после Эхуда Ольмерта. В апреле 2006 был избран депутатом Кнессета 17-го созыва. В правительстве Ольмерта, сформированном к маю 2006, занимал должности вице-премьера и министра по развитию Негева и Галилеи.

Вместе с тем в Израиле за Пересом закрепился имидж "постоянно проигрывающего политика", так как в прошлом он пять раз проигрывал на разного рода выборах. Он многократно подтверждал репутацию "удачливого неудачника" и имел обидное прозвище "вечно второго" из-за того, что много раз упускал возможность занять тот или иной государственный пост, но постоянно оставался в большой политике.

Но в 2007 году удача все же улыбнулась Пересу. Еще в 2000 году Переса считали наиболее вероятным кандидатом в президенты страны, однако на состоявшихся 31 июля президентских выборах он уступил кандидату от блока Ликуд Моше Кацаву. После того как летом 2006 года против последнего были выдвинуты скандальные обвинения, Переса называли его возможным преемником в случае отставки.

13 июня 2007 года Перес таки был избран президентом Израиля. Однако в первом туре выборов он получил 58 из 120 голосов. Лишь во втором туре, после того как Реувен Ривлин из Ликуда и Колетт Авиталь из Аводы сняли свои кандидатуры и отказались от продолжения борьбы за пост главы государства, за Переса, оставшегося единственным кандидатом, проголосовали 86 депутатов Кнессета. Полномочия президента Израиля представительские, поэтому он не играл ведущую роль на политической арене страны, но благодаря своему авторитету повысили престиж этой должности.

* * *

Тридцать лет жизни потратил Перес на то, чтобы взойти на верхушку политической и государственной пирамиды. Ему пришлось вести ожесточенные баталии в собственной партии. Впрочем, эта борьба закалила его, сделала неуязвимым для личных выпадов и оскорблений. В столкновениях с противниками он доказал, что является человеком, прекрасно владеющим собой, не дающим волю эмоциям, гневу или уязвленному самолюбию, никогда не показывающим своего превосходства. Сторонники Переса гордятся тем, что он отличается быстротой и оригинальностью мышления, непоколебимым упорством в достижении цели.

"Когда я создал атомный реактор в Димоне, меня называли шарлатаном. Когда я заложил основы авиационной промышленности, очень авторитетные люди заявили, что я торгую белыми слонами. Когда я закупал оружие во Франции, некоторые наши политики требовали, чтобы я перестал морочить голову. Сегодня меня уже не интересует, что обо мне говорят. Я знаю свою задачу и выполню ее до конца", - сказал как-то Перес.

Переса называют человеком из будущего. Мол, он говорил то, что в Израиле еще не могут понять. Однако нельзя не отметить открытость Шимона Переса и его прогрессивность. Он снимался в смешных роликах, но при этом был философом. Когда Пересу было 85 лет, он написал стихи о мире и отправил их на один из порталов о поэзии. Кто-то написал музыку – так родилась молитва о мире, которую исполнил известный итальянский тенор Андреа Бочелли. В Киеве в 2015 году он произнес мощную речь. Он говорил о лени, смелости и дерзости надежды. Он рассказал свою историю, которую не под силу повторить никому.

- Спрашивают меня, оптимист я или пессимист. Мой ответ: оптимисты и пессимисты умирают одинаково, а живут по-разному. И если я могу предложить людям, то я бы предложил жить, как оптимисты.

При написании использованы материалы Константина Капитонова

Оставьте первый комментарий