Виктор Пинзеник: Изменение заработной платы нельзя считать в долларах


16.01.2018 10:20:00



Виктор Пинзеник, народный депутат Украины VIIІ созыва (БПП), рассказал на телеканале "112 Украина" о причинах последней девальвации гривны, о том, что влияет на обменный курс, а также о зависимости Украины от МВФ. 

 328824.jpg

.

Виктор Михайлович. Четыре года назад доллар был по 8 грн. Сейчас он по 28. То есть нас всех, кто получает доход в гривне, сделали в 3,5 раза беднее. Вас это не возмущает?

Когда-то доллар стоил 1 грн 86 коп. Когда ввели гривну, она имела очень стабильный курс, равный голландскому гульдену. То, что произошло в свое время, к сожалению, имело свои причины. Курс не растет сам по себе. Это продукт определенной экономической политики, следствием которой является или укрепление национальной валюты, или ее падение. К сожалению, мы стали свидетелями трех девальваций национальной валюты. Первая была в 1997-1998 гг., вторая – в 2008-2009 гг. И последняя, ​​корни которой зарождалось не в 2014-м году, а значительно раньше, потому что курс является продуктом двух сил: сколько валюты есть и какой спрос на нее. Когда между этими силами нет баланса, возникает, к сожалению, девальвация национальной валюты. 

Но есть и другой аспект вопроса, который вы упомянули: изменение заработной платы нельзя считать в долларах, потому что мы тратим не доллары, а гривны. Поэтому привязку зарплаты и наших возможностей надо делать с показателем инфляции. Если посчитать экономику в прошлом году в долларах, то она выросла значительно больше, чем будет показано официальной статистикой. Но я не скажу, что от этого реальный рост нашей экономики будет более 2%. Поэтому корректно считать инфляцию. И здесь тоже есть причины для того, чтобы говорить о снижении доходов в определенный период времени.

Очень много товаров ввозят в Украину из-за границы, их покупают за доллары. Поэтому мы все это чувствуем.

Мы чувствуем это в той части, в которой попадают сюда импортные товары, но мы же покупаем не только импортные товары. Что касается продовольственной группы товаров, то они являются частью национального продукта. И поэтому когда эти товары смешиваются, есть показатель, отражающий и изменение курса, и изменение внутренних цен. Это показатель инфляции.

Что повлияло на удешевление гривны? Война сыграла свою роль?

Я не скажу, что война является хорошим фактором для экономических процессов, но последняя резкая девальвация произошла бы в любом случае. Независимо от того, что случилось у нас в Крыму, боевых действий на Донбассе, она имела внутренние причины. Слава Богу, предыдущие две девальвации у нас без войны обошлись. 

Причины для девальвации закладывались уже давно: недостаток валюты покрывали влезанием в долги, и вплоть до того момента, когда в долг нам уже никто не давал. И когда внутренние резервы (Национального банка Украины) проели, гривну "прорвало", так как держать было уже нечего. Это произошло в 2014-м году, но на самом деле проблемы закладывались значительно раньше. Надо различать причины возникновения проблем и их последствия. Очень часто они не совпадают во времени.

Кто именно заложил эти причины и проблемы?

К сожалению, это почти всегда было, но не любой долг является проблемой. Когда-то Украина имела долг 89 млрд грн (мне пришлось работать в это время в правительстве). Сегодня этот долг составляет более 2 трлн грн. Это произошло за 10 лет. 

Причиной возникновения долга является дефицит бюджета. Небольшой дефицит бюджета не ведет к проблемам. Но когда страна живет с дефицитом, который измеряется сотнями миллиардов гривен, то это ведет к накоплению проблем. Оно создает иллюзии, что проблем нет, но они накапливаются. 

Меня очень тревожит, что за этот затяжной период, который мы переживаем в последнее время, реакции де-факто от властей нет. Страна длительное время живет больным бюджетом. Бюджет, который тратит то, чего он потратить не может. Украинские политики боятся честного разговора с обществом о том, что мы должны научиться жить по средствам, перестать перекладывать наши проблемы на завтра и на следующие поколения наших граждан.

c03717c1bad71f30a663283db52748f3.jpg

.

Банкиры говорят, что игра на курсе - это мегаприбыльный бизнес для тех, кто в теме. Есть ли кто-то, кто может зарабатывать на курсовых колебаниях, и как они это делают?

Я не следователь и не прокурор. Я не могу сказать, кто стоит за этими колебаниями курса, но я могу сказать, что колебание курса на 10-20 коп. туда-сюда создает благоприятную почву для возможных злоупотреблений. Но я не хотел бы, чтобы это использовали в качестве аргумента о том, что курс не должен "дышать". Одной из причин того, что национальная валюта резко девальвировала несколько раз, была попытка держать так называемый фиксированный обменный курс. Я надеюсь, что Украина не вернется к этой вредной политике, которая затем приводит к стрессовым колебаниям. Если бы Украина отпустила курс в 2008 году, а не держала его, то мы бы никогда не увидели стремительных колебаний курса, и мы бы, возможно, не видели курса, который измеряется двузначным числом гривны.

На этот год в бюджет заложен курс 29,3 грн. Каков реальный курс и каким он будет в ближайшее время?

Мы во многом являемся заложниками политики, которую проводили в предыдущие годы, – жить в долг. А эта политика влечет за собой невозможность обеспечить потребности украинской экономики в валюте. Мы очень зависимы от кредитов МВФ. А здесь сейчас пауза. И новый транш МВФ под вопросом. А это очень большой вызов для Украины. Я надеюсь, что на этот вызов будет дан ответ, и политики не решатся прекратить отношения, потому что для нас крайне важно иметь доступ к новым ресурсам валюты. 

При этом условии давление на гривну, очевидно, будет продолжаться, потому что в прошлом году появилось новое явление, от которого Украина избавилась. Существовало положительное явление, что торговый баланс или экспортная позиция Украины была больше импорта, то есть в Украину поступало больше валюты, чем она потребляла. Оставалась проблема долгов. А в прошлом году, судя по всему (статистики еще нет), у нас будет дырка в торговле. 

По данным за 10 месяцев, у нас экспорт был меньше, чем импорт, – минус 4 млрд долл. А это давит на обменный курс. Но появились новые вещи. Я посмотрел статистику, как росла заработная плата в прошлом году. Хотя нет конечных данных по году, за ноябрь – 38% роста зарплаты. Казалось бы, этому следовало бы радоваться, если бы экономика росла. А экономика растет на уровне около 2%. Отсюда мы получаем еще одну интересную цифру: инфляция – 13,6%. Реальная зарплата выросла почти на 22%. Вопрос: как могла реальная зарплата таким образом вырасти? Происходило то, о чем я говорю и пытаюсь достучаться: остальное обеспечивает импорт. Импорт идет за доллары, а это давит на обменный курс. 

Социальная политика хороша тогда, когда она подкреплена ростом экономики. Если это не подкреплено, то мы это почувствуем. Если не сегодня, то завтра. У нас специфический характер роста экономики. Рост экономики в прошлом году дал импорт – через торговлю, так как ключевые сегменты украинской экономики... Промышленность получится где-то по нулям, сельское хозяйство – в минусе (- 2,3%). Ключевой сектор, который остается, – торговля. Она дает 8,2% роста за счет импорта. Меня очень беспокоит такое качество экономического роста, но это клубок связанных проблем, на которые надо было реагировать бюджетом в том числе.

Вы были нардепом всех созывов, кроме одного. Какая ВР является самой некомпетентной?

Мне трудно сказать, но скажу деликатно: я очень разочарован нынешним составом ВР. Больше всего пользы украинский парламент приносит Украине тогда, когда не работает. Я хотел бы поздравить наших соотечественников с тем, что они получили три недели покоя от украинских депутатов. Мне очень трудно назвать решения, которые бы меня порадовали, их не так много. Очень много решений, которые не направлены на решение проблем, а усложняют их. 

Вот классическое решение. Единственный документ, который делит деньги страны, – бюджет. Еженедельно на пленарных заседаниях депутаты принимают решения, которые делят деньги. Но они уже разделены! Принимают законы, которые не имеют ресурса. Затем оно вылезает тем, что мы живем в долг, и это порождает кучу проблем, с которыми потом Украина героически борется.

А как так получилось, что после Революции достоинства у нас такая некомпетентная ВР?

К сожалению, к этому причастны мы все. И каждый из нас должен чувствовать свою ответственность за тех, кому мы делегируем решать свою судьбу. Очень часто с нами разговаривают (а мы любим слушать) языком желудка. Это не язык, когда обращаются к мнению человека, заставляя его думать. Говорят на языке, который кажется более понятным: мы тебе дадим, мы решим проблемы. Никто не пытается дать ответ, как эти проблемы решить. Поэтому мы должны думать, когда выбираем людей. 

Популизм – одна из главных бед украинской ситуации. К сожалению, если говорить о наших партиях, то идеология большинства из них, мягко говоря, левая. Это популистские идеологии, которые не содержат в себе идеологии строительства.

Какой примерно процент составляют нардепы, которые реально читали или хоть как-то просматривали законопроект о бюджете, когда его принимали?

Есть депутаты, которые вообще не читают законов. Хорошо, если они хотя бы реагируют на коллег, специалистов, обращаются к ним. А есть такие, которые голосуют просто так – как сосед голосует или как дали указание. Есть, к сожалению, случаи, когда невозможно прочитать. Я стараюсь следить за законами, но даже я не успеваю улавливать некоторые из них. Например, на последней или предпоследней неделе голосовали за изменения в налоговый закон, бюджетный. Так вот, я уловил не все нюансы, новеллы, которые появились в законе о налогах. Поэтому вносится проект закона в зал (второе чтение), его раздают, он занимает несколько сотен страниц¸ там есть несколько сотен поправок, и ты не успеваешь физически это все обработать. Как следствие, есть несколько коллег, с которыми можно кооперироваться. Вот мы делимся и улавливаем эти вещи. Но это ненормальный порядок работы.

Так всегда было?

Было всегда, но сейчас мы дошли до ситуации, которую я называю главной проблемой законотворчества -  "законодательная диарея". В парламенте сегодня зарегистрировано более 10 000 законопроектов. Не может парламент рассматривать такое количество законопроектов. Не нужно их столько – это во-первых, а во-вторых, в таком случае никогда не будет профессионально подготовленных законов. 

Многих людей возмущает, когда депутаты "кнопкодавят" или не приходят на работу. Это проблема, но главная проблема, когда в зал в течение дня вносят 40-50 законов. И потом серьезные законы рассматривают по сокращенной процедуре: системный проект рассматривают 15 минут, вместо того, чтобы в течение недели рассматривалось несколько законов. А некоторые законы надо неделями рассматривать. А это подразумевает немножко другой порядок организации работы парламента, поскольку парламент должен согласовывать свою работу с Кабмином Украины и координировать свои действия, потому что коалиция и правительство – это единое целое, поэтому и должны работать, как единое целое.

060b74a8c14c69d8534a8cb5b8e063ef.jpg

.

Сейчас в Украине работает печатный станок для того, чтобы взять деньги для государства?

Если печатный станок, то это не деньги, а обычные бумажки. Если бы проблема была в бумажках, то их напечатать можно было бы сколько угодно. У НБУ для этого есть возможности. Но это не делает нас богаче, потому что тогда не было бы проблем. Разве жалко было бы несколько гектаров леса, для того чтобы сделать людей богаче? 

К сожалению, бюджетные проблемы всегда создают риски того, что к покрытию потребностей в деньгах будет привлечен НБУ. Кстати, он был привлечен в этот период, который мы обсуждаем, и довольно в больших масштабах. Масштабы проблем, которые измерялись в 200 млрд грн (а были такие годы), не позволяли найти такое количество денег на рынке, и в результате этого привлекали НБУ. А отсюда проблемы для инфляции, для обменного курса. Мы должны помнить о первопричине – нереальном бюджете. Нереальный с точки зрения того, что тратят то, чего нет, на что нет денег. В таком случае всегда есть риски привлечения НБУ к процессу.

То есть сейчас печатный станок не включают?

Это довольно образное понятие – "печатный станок". Мы уже упоминали о декабре, когда правительство из-за бюджета включило "печатный станок". На счетах казны на 1 января оставалось 5 млрд грн. Десятки миллиардов гривен исчезли. Но надо помнить, что эти деньги были в НБУ, поскольку здесь счет правительства. Это эмиссионные по природе деньги, которые были привлечены в экономику не Нацбанком, а так называемыми пользователями бюджетных средств, которым не хватило 11 месяцев, чтобы потратить эти средства. Поэтому влияние этих денег абсолютно идентично тому, если бы эмиссию провел НБУ.

Правда ли, что требования МВФ часто пишутся у нас в кабинетах и ​​предлагаются нашими чиновниками?

МВФ – это дом последней надежды. Это кредитор, к которому идут тогда, когда уже никто не занимает денег. Это его природа, его для этого и создавали. Страна и раньше нуждалась в деньгах, и она их одалживала. Я занимался займами украинского правительства, и нам не нужен был МВФ. Мы заняли 600 млн евро менее чем под 5% годовых. Хороший заем, украинские условия были такими, что нам одалживали. Может ли правительство сейчас одолжить? Нет. Те займы, которые были совершены в течение последних лет, были только при поддержке правительства США. За спиной стояло американское правительство.

Нужны ли нам вообще кредиты МВФ?

Проще сказать – нет. Но это было бы неправдой. Кредиты МВФ не нужны для бюджета. Мы же платим из бюджета гривны. Проблема с МВФ заключается в том, что у нас есть нехватка валюты. Эта проблема имеет отношение к обменному курсу. Украинский внешний долг составляет 115 млрд долл. Половину надо возвращать в течение одного года. Без перекредитования удержать эту ситуацию невозможно. Можно ли в другом месте получить? Нет. Для нас рынки не являются открытыми. МВФ – это основа, на которую даются кредиты ЕС. А ЕС не даст нам средств, если остановится программа МВФ. И кредиты со стороны любых других стран и даже прямые коммерческие кредиты позволяет нам программа сотрудничества с МВФ. Поэтому можно МВФ любить или не любить, но он в Украине нужен, потому что альтернативы нет.

Если бы вам нужно было бы сейчас найти деньги для Украины, каким путем вы бы пошли?

Когда мы говорим о кредитах МВФ, то это так называемые платежные кредиты. Они закрывают дырку недостатка в долларах. Мы можем иметь гривну, но чтобы осуществить платеж за границу, гривну надо превратить в доллар. А долларов физически нет, и у нас неоткуда их взять. Поэтому МВФ – это кредитор, который дает поддержку в подобных ситуациях. Но есть и другие темы, которые надо разворошить. 

Одно из положительных решений, которое было принято в последнее время, - это введение системы закупок ProZorro, которая работает, которая дает эффект. Нельзя сказать, что все там абсолютно идеально, но это система, которая серьезно ударила по системам коррупционных злоупотреблений. Однако есть попытки еженедельного "улучшения" этого закона. Возможно, есть некоторые нюансы, которые требуют уточнений, но эта система позволила сделать систему закупок более прозрачной, а значит, уменьшила злоупотребления.

d611e1404c4919a2759858b572d3b062.jpg

.

Какие, по вашему мнению, самые опасные моменты за всю историю независимости Украины?

Когда случился кризис 2008 года, у меня появилось даже определенное чувство облегчения: кризис покажет все проблемы, и мы выйдем из этой ситуации. 

Несколько раз Украина была в подобных ситуациях: в 1993-м году, когда в стране была безумная инфляция, когда надо было принимать непростые решения бюджетных сокращений, затем страна была после гривневой реформы, после девальвации 97-98 гг. Ситуация заставляла принимать такие решения. Слов "бездефицитный бюджет" у нас не хотят слышать. Но нас когда-то прижало так, что страна принимала эти решения. Мы выйдем из ситуации, но меня беспокоит время. 

Мы теряем время, которое должно пойти на созидание, на приумножение вместо принятия абсолютно очевидных, с профессиональной точки зрения, решений. Мне тяжело смотреть на это, потому что так уж получилось, что я, пребывая на должности в правительстве, особенно в Министерстве финансов, вникал во все. И когда я понимаю все, мне очень больно смотреть на непрофессиональные решения, популистские решения или отсутствие этих решений. Хотя они и непростые, но я считаю, что наше общество заслужило, чтобы с ним говорить честно о проблемах и решать их. Но и самому надо вести себя честно, потому что такая честная политика требует не просто основ, но и честного поведения.

Когда украинцы наконец станут богатыми?

Когда мы меньше будем рассчитывать на доброго дядю и на то, что нам государство поможет, а больше будем рассчитывать на собственные силы. И когда будем требовать от государства не того, чтобы оно нам создало что-то, а чтобы оно нам не мешало работать.



Подписывайтесь на аккаунт Грушевского,5 в Twitter, Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о работе украинского и мировых парламентов.

Новости партнеров