Руководитель офисом фонда им. Фридриха Эберта в Южной Корее в Сеуле Свен Шверсенски рассказал грозит ли экс-президенту Южной Кореи судебный процесс, о демонстрациях в Сеуле и новых выборах. 

10 марта Конституционный суд Южной Кореи единогласно утвердил решение парламента об отстранении Пак Кын Хе (Park Geun-hye) от должности президента, и оно вступило в силу безотлагательно. Какие именно обвинения были предъявлены, и все ли пункты были доказаны?

20141125153633_10127.jpg


Парламент выдвинул 18 обвинений против президента, чтобы обосновать свое решение от 9 декабря 2016 года об ее отставке. Судьи объединили эти пункты в пять эпизодов. В судебном решении от 10 марта суд постановил, что обвинения относительно какого-либо превышения полномочий по кадровым вопросам и ограничения свободы прессы не были достаточно обоснованны. Кроме того, судом было отклонено обвинение в том, что Пак Кын Хе нарушила свою обязанность защищать жизнь граждан. Это обвинение касалось тяжелой катастрофы с паромом в апреле 2014 года, в результате которой погибло более 300 человек, а президента в критические часы не было на рабочем месте. Суд отметил, что в данном требовании конституции речь идет о программном конституционном условии, которое имеет слишком общий характер, чтобы делать на его основе юридически весомые выводы. Судом были также отклонены обвинения в общей некомпетентности при исполнении должностных обязанностей, так как даже если такое имело место, то из этого невозможно вывести никаких правовых нарушений. Без сомнения, это поворотный пункт в истории демократии Кореи. 

Однако обвинения по пятому пункту о злоупотреблении властью и коррупции, когда президент якобы поручала своей тайной советнице Чхве Сун Силь (Choi Soon-sil) принятие должностных решений и разгласила государственные тайны, суд нашел обоснованными, и признал тяжкими преступлениями против конституции.

Таким образом, решающими были обвинения, изложенные в последнем пункте. Собственно говоря, почему?

Эти обвинения были пусковым механизмом всего скандала. Парламент в своем решении об импичменте привлек ряд других пунктов, которые, собственно, выразили лишь общее недовольство исполнением президентом своих служебных обязанностей. Обвинения в отношении афер были исследованы прокуратурой. На сегодня многие персоны из самого близкого состава штаба советников президента, неформальная советница Чхве Сун Силь и даже заместитель председателя крупнейшего корейского концерна Samsung должны оправдываться перед судом по множеству случаев коррупции и взяточничества. В некоторых обвинительных заключениях президент выступает в качестве соучастницы. Президент якобы использовала вес своей должности, чтобы выманивать у крупнейших концернов страны платежи в пользу спортивных фондов, в деятельности которых принимали долевое участие ее приближенные особы и, по-видимому, также и сама президент в руководящей функции. Кроме того, по-видимому, совокупность доказательств в отношении передачи секретных документов была такой неопровержимой, что Конституционный суд был убежден в наличии нарушения основного закона. В каком-то смысле отказничество президента было тем фактором, который направил маятник в сторону отстранения от должности. 

Тем не менее это не было решающим аргументом. Как стало очевидным в прецеденте процедуры импичмента против бывшего президента Но Му Хён (Roh Moo-hyun), этого еще недостаточно, чтобы осуществить отстранение от должности. В конечном итоге Конституционный суд должен взвесить все обстоятельства относительно того, что же нанесло бы наибольший ущерб основному демократическому и конституционно-правовому порядку: непрерывность исполнения должностных обязанностей или отстранение. А здесь суд установил, что президент злоупотребила доверием граждан. К тому же ее поведение по отношению к прокуратуре, парламентскому следственному комитету, независимому следственному судье показало, что она и не собиралась соблюдать конституцию. Президент сначала неоднократно заверяла все эти инстанции в том, что она выступит ответчиком в делопроизводствах, но затем уклонялась от любых показаний и сотрудничества со следствием. Суд пришел к мнению, что она своим поведением препятствовала парламенту исполнять его контролирующие функции, прописанные в конституции. Более того, было установлено, что этим поведением также блокировались средства массовой информации в их роли общественного контроля за политикой.

В каком-то смысле отказничество президента было тем фактором, который направил маятник в сторону отстранения от должности и который в течение более 20 недель каждую субботу заставлял сотни тысяч людей выходить на улицы. В самом разгаре этих демонстраций в центре Сеула собиралось более двух миллионов человек. Согласно данным опросов, более 90 процентов граждан были за отстранение от должности.

Как приговор оценивается народом?

Есть группы, которые в прошедшие недели призывали к демонстрациям солидарности с президентом, и сейчас они не признают приговор. Они говорят о северокорейской подрывной деятельности и требуют введения чрезвычайного положения. При этом 86 процентов населения согласны с приговором. Через день после объявления приговора в столице состоялись большие уличные гулянья, которые стали также завершением субботних демонстраций. 

912-lschkuf.jpg


Грозит ли теперь экс-президенту судебный процесс?

При отстранении от должности президент утрачивает свой иммунитет. Тот факт, что она подозревается как соучастница во многих текущих судебных разбирательствах, обязывает прокуратору проводить расследование. На этот раз экс-президента могут обязать давать показания, а если она и далее будет от них уклоняться, прокуратура может потребовать ее предварительного заключения в СИЗО. Если действительно дело дойдет до судебного процесса и она будет признана виновной, то ей грозит до 15 лет лишения свободы.

Что еще может последовать из приговора? Планируются ли изменения в конституции?

Один из судей дополнительно к единогласному приговору опубликовал также свое личное мнение. Он считает, что вся эта ситуация могла возникнуть только вследствие экстремальной концентрации власти в корейской президиальной системе, в которой президент является также главой исполнительной власти и верховным главнокомандующим. Поэтому он требует внести такие изменения в конституцию, чтобы независимые контрольные органы были усилены, а президентские полномочия ограничены.

На сегодняшний день подавляющее большинство депутатов тоже полагают, что необходимо внести поправку в конституцию. Однако мнения существенно расходятся относительно того, насколько масштабной должна быть реформа. Но в одном пункте все они придерживаются единства: тот факт, что президент может избираться только единожды сроком на пять лет, привел к тому, что он или она на самом деле ни перед кем не несет ответственности за исполнение своих должностных обязанностей. Поэтому следует ввести возможность второго срока полномочий, что сделает действующего президента подотчетным электорату. 

Когда следует ожидать новых выборов? 

Новые выборы должны состояться не позднее чем через 60 дней после отстранения от должности. Этот день приходится на 9 мая. Национальная избирательная комиссия уже открыла регистрацию кандидатов.

Какую значимость имеет данная процедура для демократии в Южной Корее?

Без сомнения, она является поворотным пунктом в истории демократии в Корее – и это накануне 30-летней годовщины завершения военного правления в 1987 году. Гражданское неповиновение на основе демократических ценностей граждан Южной Кореи оказалось существенным фактором для сохранения правового государства. Задача следующего правительства – сберечь и укрепить это достижение. Этого невозможно достичь только лишь конституционной поправкой. Скорее, все вместе взятые властные структуры должны стать более открытыми. Это касается как института президентства, так и парламента. Прежде всего необходимо позаботиться о большей прозрачности взаимоотношений между крупными концернами и политикой. 

Вопросы задавала Анья Папенфус.



Оставьте первый комментарий