Саша Боровик: «Выборы показали, что у нас очень мало союзников» фото

Саша Боровик: «Выборы показали, что у нас очень мало союзников».

Советник одесского губернатора Саакашвили, юрист, украинский реформатор Саша Боровик. В редакции издания «Грушевского,5» говорили о результатах выборов в Одессе, реформировании Кабмина и дальнейших политических планах Александра в Украине.

Саша, как вы оцениваете прошедшие в Одессе выборы? Довольны ли результатами?

Ситуация двоякая. Если смотреть на меня как на нового политика, который пришел в очень сложный регион и за четыре недели до выборов, на абсолютно не популистической программе, получил 30% - это очень хороший результат. Я увидел, что такое предвыборная кампания - без гречки, без обещаний асфальтированных дорог. Я приходил во дворы к людям и рассказывал о тарифах, объяснял им, что если что-то стоит 10 гривен, то за него нужно платить 10. Не может оно стоить пять гривен, потому что кому-то нужно будет покрывать оставшиеся пять гривен.

75% людей с высшим образованием голосовали за меня. Здесь, естественно, есть несколько составляющих. Одна из них, конечно, это популярность Миши. Что плохого? Выборы опять украли. У нас есть протокол, где у Труханова было 306 голосов. Ему из тройки делали пятерку и снизу ставили общий подсчет голосов, тоже с пятеркой. И на 200 голосов больше у человека. При 1400 участков ему можно было дописать по 2-3 голоса на каждом, и он проходил. А дописывали сотни.

Что пропустили? Практически вся пресса это пропустила. Одессой последних 25 лет руководит, по сути, владеет преступная группировка. Это Александр Ангерт, он же Ангел. И Жуков, тесть Абрамовича. Там неважно, на самом деле, кто мэр - они контролируют. Причем, в Одессе они идут очень далеко, под ними практически все политические элиты. Нет разницы в партиях. Часть БПП, «Доверяй делам», «Оппозиционный блок», регионалы. Это все одна и та же группа людей. У них есть разница в бизнес интересах, но никаких политических платформ у них нет. Каждый из них занимается дерибаном. У нас реально была возможность этот преступный синдикат убрать. Мы подошли очень близко. И вот тут очень интересно посмотреть что произошло с Киевом. Из Киева в этой борьбе никто участия не принимал. Есть такое чувство, что в Киеве нас слили. Вообще, есть такое чувство, что в Киеве нас слили. Есть еще такое чувство, что, на самом деле, нас слили с самого начала, но нам об этом не сказали и мы вели предвыборную борьбу думая, что у нас есть поддержка. Когда борьба закончилась, я как кандидат, поддержки не увидел. Наоборот, «Солидарность» в Одессе меня мочила также как все остальные. И здесь вопрос: а где были политические элиты в лице премьера, президента, их окружения? Была уникальная возможность подвинуть криминальную структуру. Почему прореформаторские силы не пошли всем фронтом на этих преступников?

саша-87.jpg

Что будете делать дальше? Ваши сегодняшние политические планы?

Есть несколько вариантов и каждый из них подразумевает борьбу. Во-первых, мы уже второй месяц ездим по стране с одесским пакетом реформ. Он достаточно близок к плану Бальцеровича. Программа минимум для экономических реформ. Мы встречались с университетами, с лидерами мнений, мы принесли его в Национальный совет реформ и хотим, чтобы президент его поддержал и принес в парламент. Мы решили, что будем работать с комитетами Верховной Рады, будем объяснять что такое одесский пакет реформ. Во-вторых, сейчас будет реформироваться Кабмин. С моей точки зрения, премьер должен уйти в отставку. С 3% никто реформы не проводил. Особенно жесткие реформы. У премьера практически нет политической поддержки.

Должен быть достаточно жесткий бюджет на следующий год, в котором будут сокращены расходы. Это должен будет делать какой-то популярный политик. Кто это будет? Сказать сложно. Должно быть реформирование правительства. Я вполне могу себе представить, что наша команда как-то будет представлена в Кабмине, и мы будем лоббировать реформы. 

Чтобы ваша команда пришла в Кабмин, нужно договариваться с властью, которая сейчас не поддержала вас на выборах. С кем идут переговоры?

Мы не боремся за кресло. Для нас не самоцель войти в Кабмин. Было бы проще, если бы в Кабмин вошли молодые, новые, перспективные политики со своей программой и эта программа была бы реформаторской, была бы похожа на то, что делали Бальцерович, Миклош. Мы бы в Одессе перекрестились и сказали: «Наконец-то в Киеве, в Кабмин вошли серьезные люди».

Общаетесь ли вы с премьером?

Я лично нет. Вообще нет. Никогда с того времени, как ушел. Он сделал заявление в воздух, в своем стиле, что если Боровик хочет вернуться, пусть возвращается. Для приглашения должен быть телефонный звонок и должно быть какое-то предложение. Мне нужно было взять на себя ответственность за судьбу страны и продвигать курс реформ. Никаких предложений от премьера не поступало. С точки зрения личного развития у меня все хорошо получилось. И я называю это развитием, а не карьерой потому, что я не смотрю на это как на карьеру. Я по-прежнему не считаю себя политиком, и по-прежнему надеюсь, что когда-то вернусь в бизнес. Для меня не самоцель оставаться в политике. Если быть предельно откровенным, это даже «не моя чашка чаю», как говорят англичане. Я это делаю потому, что чувствую, что мне нужно было взять на себя ответственность за судьбу страны и продвигать какой-то курс реформ, как бы высоко это не звучало.

саша-47.jpg



Если бы сейчас стали мэром, это бы еще больше затянуло Вас в политику. Не боитесь погрязнуть в этом?

Для меня не самоцель быть мэром или быть в Кабмине. Для меня важно, чтобы Украина становилась более цивилизованной, суверенной, проевропейской страной. Если это будет быстро происходить и без меня, то я выйду из этого процесса. Если этого не будет происходить, то пока у меня есть время и силы я буду работать. Мне абсолютно все равно, когда кто-то настроен против меня. У меня есть видение куда и как Украина должна идти. Я очень рад, что я сейчас в команде Саакашвили потому, что это видение всей нашей команды. Я иду с реформаторами, которые уже реформировали страну и сделали из нее самую прозрачную и безопасную страну в Европе. Они думают также как я. Мы вместе с ними развиваем Украину.

Ваши главные достижения в Украине в команде Саакашвили?

В Одессе я построил агентство по инвестициям и инновациям. Но это очень тяжело. Тяжело приходить в американское или немецкое посольство и говорить, что в городе по-прежнему криминальный синдикат, но вы инвестируйте деньги. Когда я был еще в Кабмине, я написал план стратегического развития экономики Украины, который Иван Миклош назвал лучшим из того, что он видел среди украинских реформаторов в то время. Я это сделал через пять недель после того, как сюда приехал. Его никто никуда не взял. Министр экономики в то время (Айварас Абромавичус – прим.ред) сказал мне никому план не показывать и он умер. Но я его сделал, план был.

Одесский пакет реформ, по сути, основан на том, что я писал тогда - 27 нормативных актов. Это не мое личное достижение. Это команда. Все, что я делаю сейчас – это команда. Мы написали его за 6 недель. В гостиничных комнатах. Сделали что-то похожее на план Бальцеровича. Теперь сравним нашу работу с работой Кабмина. Полтора года как премьер руководит Кабмином. Где ваш план Бальцеровича? Вы его не сделали. Мы написали свой - за 6 недель, без средств. Поэтому мои достижения есть, но я должен признать, что они не такие как я хотел потому, что практически все время провожу в политической борьбе. В Кабмине была политическая борьба. Сейчас тоже было 4 недели предвыборной борьбы.

саша-521.jpg



Сколько денег Вы потратили на свою предвыборную кампанию?

Я потратил личных денег – 13 тыс. долларов. Представители среднего бизнеса вкладывали деньги в кампанию и это основные средства, которые пришли. Я был четвертым по потраченным суммам на избирательную кампанию. За мной стоял Труханов, как это ни странно. Но он много тратил городских, государственных денег.

Кто этот кассир, кто занимался финансами?

У нас есть парень, который родился во Львове, но жил 26 лет в Америке, сертифицированный аудитор. Приехал в Одессу незадолго до выборов. Его поставили нашим аудитором и нашим кассиром. У него была своя комната, куда никто не входил. Моя единственная просьба была, чтобы все было транспарентно и честно. Кампания была очень скромная. У нас было около тысячи волонтеров. Мы платили только тем, кто раздавал на улице листовки. Главные деньги ушли на борды, на печать. У нас были политтехнологи, которые приехали за две недели до выборов из Киева. Они сами предложили свои услуги. Мы им дали какие-то деньги. Заплатили за ролики.

Как сильно политтехнологи корректировали Ваше видение себя в политике? Вы были согласны с ними?

У нас были трения. Я говорил, что я – западный человек, я думаю как западный человек и хочу вести себя в этой кампании как западный человек. Они пытались привести меня в ту реалию, которая здесь, но это не я. Я не чувствовал себя в этом комфортно. Я хочу идти как я, разговаривать как я, писать как я, одеваться как я. Не хотел делать всё так, как они мне говорили.

Как Вы относитесь к назначению Марушевской?

Очень хорошо. В этом возрасте министрами становились в Грузии: без определённого опыта, они шли с амбициями, честными, с хорошим образованием, западным опытом. Покажите мне у нас 26-летнего человека, который прошел через революцию, учился в Стэнфорде, который имеет высший диплом из украинского университета, знает два языка, принимал уже какое-то участие в реформировании. Человек, которому мы верим. Поэтому когда мне говорят, что у нее нет опыта, я говорю: «Ребята, чтобы вы просто ориентировались, в таких компаниях как Google, Microsoft, Amazon – самых лучших местах работы в мире – есть правило, что ты меняешь свое место работы каждые два года. Ты должен выходить из зоны комфорта и идти куда-то, где ты такого никогда не делал». И тогда ты вылазишь на своих мозгах, на своем образовании, на том, что вокруг тебя хорошая команда. Вокруг Марушевской прекрасная команда. Люди, из ее окружения - это грузинская команда, которая провела таможенную реформу в Грузии, сделала грузинскую таможню самой быстрой в Европе, где все проходит за 15 минут.

Какие еще неожиданные назначения будут в Одессе, о которых не знает Украина?

Нужно смотреть, что будет происходить с Кабмином. Насколько наша команда будет вовлечена в реформирование Кабмина. Потому, что, как мне кажется, идеальный вариант для страны и для Одессы - когда город продолжает играть какую-то важную роль в реформировании, остается наша команда и мы делаем Одессу центром реформаторского движения.

Во многих городах, областях Украины, проходят в мэры бывшие регионалы. Власть договаривается с ними? Почему так происходит, как думаете?

Я не знаю как думает Президент. Я могу представить. Если президент говорит, что «для меня важно, чтобы они были за суверенитет страны, за демократию, чтобы был проевропейский курс и были против коррупции, кто как будет себя называть мне абсолютно все равно. Естественно, мне хотелось бы, чтобы не было никакого регионального шлейфа, но если, скажем, есть два кандидата – у одного какая-то мутная риторика с региональной партии, и никакого больше шлейфа нет, а другой - вроде как от демократических сил, но коррупционер, то коррупционера я бы не поддержал. И здесь нужно сделать выбор. Из двух плохих ты выбираешь не худшего. Я вполне могу себе представить, что президент пошел таким путем. Хотя, я не знаю.

саша-77.jpg


Саша, о вас много пишут негативного. Вы все читаете?

Если бы я читал все, что пишут обо мне – можно было двинуться мозгами.

Как Ваши родные относятся к Вашей политической карьере?

Отвратительно. Отец провел всю жизнь в государственной безопасности, и он не понаслышке знает что такое преступный мир. Он работал сначала в КГБ, потом в СБУ, борясь с коррупцией в органах МВД, потом - в отделе борьбы с организованной преступностью. Он очень хорошо знает все эти кланы, знает как они работают. Он очень серьезно опасается за мою физическую безопасность. Их также волнует, что я оставил хорошую карьеру. Они меня спрашивают: «Как ты будешь обеспечивать себя»? И ответа на этот вопрос у меня нет. Сейчас я не получаю денег. Их волнует, что я очень рано ухожу, очень поздно возвращаюсь. Их волнует, что они видят в прессе, что обо мне пишут - им это неприятно. Но когда они выходят куда-то и какая-то соседка их видит и говорит «мы видели вашего сына по телевизору и он нам очень понравился, мы держим за него кулаки», когда им звонят с Тернополя и говорят, что «мы всегда смотрим на Сашу, когда он выступает по телевизору», им естественно приятно. Двояко относятся.

Беседовала Наталия Павлова
фото Марины Банделюк




Загрузка...

Оставьте первый комментарий