Рои Фолкман: Государство расплачивается с предпринимателем лишь через 90 дней


21.05.2017 14:07:00



Объединение строительных подрядчиков выразило возмущение дискриминационными пунктами законопроекта Рои Фолькмана, депутата Кнессета, об упорядочивании выплат госучреждениями частным поставщикам товаров и услуг.

Roi-Folkman-22-2.jpg


Сегодня в Израиле действует положение, согласно которому государство, заказав у частного предпринимателя те или иные товары или услуги, расплачивается с ним лишь через 90 дней предъявления счета. Но за эти три месяца бизнесмену следует расплатиться со своими партнерами, заплатить зарплату рабочим, отчислить НДС и т.д. Возникающий в результате этого положения временной зазор в итоге порождает порочный круг выдачи отсроченных и непокрытых чеков, задержек в зарплате. Порой из-за него предприниматели оказываются на грани банкротства.

Еще более тяжелая ситуация сложилась в строительной области. Госучреждения (в первую очередь, муниципалитеты) считают себя вправе оплачивать счета за строительство и ремонт зданий тогда, когда сами сочтут нужным. Задержки платежей могут достигать многих месяцев.

С этим беспределом и решил покончить Рои Фолькман. Которого сначала поддержал министр финансов Моше Кахлон («Кулану»), а затем и межминистерская комиссия по законодательству. По его законопроекту, заказчики — хоть частные лица, хоть учреждения и ведомства — обязаны оплачивать услуги частных предпринимателей в течение 45 дней с момента их оказания, и не позднее 30 дней с момента предъявления счета.

Казалось бы, речь идет о настоящей революции. Однако Объединение подрядчиков крайне возмущено, что именно в отношении них закон устанавливает иные сроки оплаты – в течение 85 дней с момента предъявления счета. Фолькман говорит, дескать, в строительстве есть свои особенности, но подрядчики, понятное дело, такого объяснения не приемлют. По их словам, сегодня им платят не раньше, чем через 110 дней после выполнения работ, и законопроект на самом деле ничего для них не меняет, так как 85 дней на практике, с учетом всех бюрократических процедур, как раз и превратятся в 110-120 дней.

Кроме того они обращают внимание на то, что их самих тот же законопроект обязывает расплачиваться с субподрядчиками в течение 45 дней. И где же им брать деньги? Тем более, что обычно к моменту выполнения заказа они уже исчерпали лимит банковских ссуд?

Депутат Рои Фолькман выслушал обвинения Объединения, и сказал, что учтет мнение подрядчиков при подготовке окончательного варианта законопроекта. Также, председатель парламентской фракции «Кулану», прокомментировал данные Центрального статистического бюро о снижении цен на жилье. 

По данным ЦСБ, в апреле зафиксировано снижение цен на квартиры на 0,5%, вдобавок, по данным минфина, резко упали продажи новых квартир. Это тенденция или случайность?

Это очевидная тенденция, наблюдаемая уже четыре-пять месяцев. Разумеется, надо подождать и убедиться, что снижение цен продолжается и распространяется на все районы страны. Но это однозначно тенденция, обусловленная несколькими причинами.

Во-первых, это увеличение предложения. Мы строим намного больше жилья. Во-вторых, мы постарались осложнить приход на рынок жилья инвесторов, и в результате резко уменьшилось число сделок по покупке жилья для инвестиции, вдобавок, инвесторы начали продавать квартиры, причем в районах повышенного спроса. Третья причина — программа «Цена для заселяющихся» (Мехир ле-Миштакен), благодаря которой, с рынка вышли молодые пары. Раньше они искали квартиры на свободном рынке, а сейчас почти все они оказались на рынке проекта «Цена для заселяющихся». Это влияет на цены, и мы рассчитываем, что в итоге ситуация окажется такой, какой нам бы хотелось ее видеть.

Говоря о мерах в отношении инвесторов, вы имеете в виду налог на третью квартиру?

Да, но не только. Первым шагом было повышение налога на покупку. Мы включили это в бюджет на 2016 год. Во-вторых, та же программа «Цена для заселяющихся» практически лишила инвесторов возможности покупать квартиры, строящиеся на государственных землях. Это программа для тех, у кого нет своего жилья. В-третьих, это налог на третью квартиру.

Что происходит с этим законопроектом сейчас?

Высший суд справедливости (БАГАЦ) не вынес своего решения. Суд спросил нас, можем ли мы вернуть законопроект в комиссию на повторное рассмотрение. Мы ответили, что на данном этапе это невозможно, так как возвращение законопроекта на рассмотрение комиссии равнозначно его отмене. Есть критика в отношении порядка принятия законопроекта, но нам не кажется, что все настолько уж серьезно, и мы хотим добиться вступления закона в силу. Теперь ждем решения суда. Думаю, постановление БАГАЦ последует в течение месяца.

Критики говорят, что владельцы квартир просто повысят цены для съемщиков в случае вступления закона в силу.

Это невозможно в большей части районов страны. Цена определяется спросом и предложением. Тель-Авив с его постоянным высоким спросом не в счет. Но в Беэр-Шеве, Ашдоде или Хайфе любой вменяемый съемщик в ответ на предложение владельца поднять цену на 500 шекелей просто съедет. Квартировладельцы всегда стремятся поднять цены, и им для этого не нужен закон. Мы следим за ситуацией. Например, в Хайфе в последнем квартале цены на аренду жилья снизились, по данным ЦСБ, примерно на процент или около того. Это произошло после того, как был принят закон о налоге на третью квартиру. Так что аргументы о том, что хозяева поднимут цены — просто демагогия, так как соотношение спроса и предложения не позволяет этого. Главное, что повлияет на цены на аренду жилья — это предложение, и я продвигаю законы с целью стимулировать строительство жилья на съем.

Какие именно инициативы вы продвигаете?

Сейчас мы продвигаем три основных законопроекта. Первый называется «закон о честной аренде», и скоро работа над ним завершится. Законопроект определяет такие вещи, как кто обязан делать ремонт, какие гарантии можно требовать, и так далее. Эти правила распространятся на все квартиры на рынке без исключения.

Два других закона призваны поощрить строительство жилья именно на съем. Один законопроект предлагает давать дополнительные льготы, если инициатор проекта готов выделить часть квартир на долгосрочную аренду. Долгосрочная аренда в данном контексте — три года и больше.

Еще один законопроект занимается поощрением финансовых инвестиций и налоговых льгот для тех, кто строит квартиры на съем, чтобы подрядчикам было выгодно делать это.

Чем больше мы строим в целом, и чем больше поощряем строительство жилья на долгосрочный съем, тем значительнее будет снижение цен на аренду. Главное — это расширение предложений жилья на съем.

Чем больше квартир строится, чем меньше бюрократической волокиты при утверждении строительных проектов, тем больше предложение. И оно влияет на снижение цен. Говорить, что налог на третью квартиру ведет к росту стоимости, неправильно, так как эта мера высвобождает на рынке квартиры на продажу.

Против снижения цен звучит и такой аргумент: 70% израильтян владеют жильем и не хотят, чтобы их недвижимость дешевела.

Это верно лишь отчасти. Если я живу в своей квартире и всем доволен — самой квартирой, районом, инфраструктурой — то мне все равно, сколько она стоит, так как я не собираюсь ее продавать и переезжать. Неважно, стоит она миллион, 1,3 млн или 900 тысяч шекелей.

Если же я собираюсь продать квартиру и купить получше, то, если дорожает моя, то дорожает и та, которую я хотел бы купить. И наоборот. Если моя квартира подешевеет, то подешевеет и та, в которую я собираюсь переехать. Это некий баланс на рынке.

Главные трудности были у тех, кто не имел жилья, а не у тех, у кого есть. Мэр Иерусалима Нир Баркат, человек весьма состоятельный, как-то сказал мне: «Первый миллион заработать очень трудно, необходимо везение и упорнейший труд. Заработать следующие девять — тоже тяжело. Но увеличение состояния с десяти до ста миллионов неизбежно». То же самое с недвижимостью. Если у вас есть одна-две квартиры, то купить третью вам нетрудно.

«Кулану» — социально ориентированная партия, и мы хотим помочь тем, у кого нет квартир, кому не досталось наследства от родителей. Если есть хотя бы одна квартира, то вы переживете понижение цен. Мы же не хотим резкого обвала, так как люди выплачивают ипотечные ссуды.

Кстати, трудности не только у тех, у кого нет квартир. Допустим, репатрианты из бывшего СССР смогли купить небольшие квартиры, но у них нет возможности помочь своим детям купить себе жилье. Цены достигли такой высоты, что люди были обречены оставаться без своих квартир. Именно этим людям мы хотим помочь. Человек, лишенный помощи родителей, тоже должен иметь возможность купить квартиру в Израиле.

Поэтому утверждение о том, что большинство израильтян на самом деле против снижения цен, неверно. Родители предпочтут, чтобы их квартира вместо миллиона стоила 800 тысяч, но зато их ребенок сможет купить себе жилье.

Есть ли у вас планы на поощрение строительства маленьких квартир, на одну-две комнаты, не больше? В мире принято строить и такое жилье.

Вы правы. Во-первых, мы поощряем строительство жилья на съем, а там квартиры, в основном, маленькие. Во-вторых, есть проекты, касающиеся жилья для пожилых людей. Моя мама живет в таком здании социального жилья («диюр муган»). Сама квартира небольшая, 30 квадратных метров, но ей там могут оказать помощь, здание поддерживается в прекрасном состоянии, оно в отличном районе. До этого мама овдовела и осталась одна. Переезд в эту небольшую квартиру повысил ее уровень жизни.

Мне кажется, это хорошее решение. Я жил в таких домах в США. Живя в квартире площадью 30 метров, вы проживаете в здании, которое постоянно поддерживают в порядке. Принимать гостей можно в специальном общем зале. Похоже на наше социальное жилье, но для молодежи. И я хочу поощрять инвесторов строить такие проекты. Квартиры площадью до 50 метров не обязательно выставлять на продажу. Молодой человек может жить в небольшой квартире в Хайфе или Тель-Авиве десять лет с фиксированной арендной платой, и в таких условиях ему ни к чему покупать жилье. Потом, когда он обзаведется семьей и заработает деньги, то сможет купить себе большую квартиру в Рош ха-Аине.

Будущее за этим — маленькие квартиры на долгосрочный съем на хороших условиях в больших городах, для молодых и для пожилых людей.

Для выполнения всех этих планов необходимо, чтобы правительство продержалось как минимум до конца срока. Вы — глава фракции «Кулану». Эта коалиция не развалится раньше времени?

Не должна. С идеологической точки зрения коалиция более-менее однородная, и ни одна из фракций не хотела бы развала правительства и досрочных выборов. Я считаю, что сегодня лишь один фактор может развалить коалицию — премьер-министр, причем по посторонним соображениям, будь то из-за расследований или чего-то подобного. Если премьер решит заработать политические очки, то может устроить выборы. Государственные интересы при этом требуют сохранения правительства. Наши социальные программы — долгосрочные.

Слухи о переговорах между членами Центра «Ликуда» и министрами от «Кулану» — всего лишь слухи? Они не пытаются включить вас в состав «Ликуда»?

Они все время говорят об объединении и прочем. Мы считаем себя эффективной партией, мы пришли в парламент работать. Мы — самостоятельное движение, делающее свое дело. В выборах «Кулану» не заинтересована, но мы их не боимся.

Беседовал Михаэль Бородкин



Подписывайтесь на аккаунт Грушевского,5 в Twitter, Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о работе украинского и мировых парламентов.

Новости партнеров