Пятрас Ауштрявичюс: "Рано хоронить Евросоюз" фото

Брекзит и дальнейшие перспективы развития отношений между Евросоюзом и Украиной. Ход реформ и перспективы евроинтеграции. Возможность безвизового режима и что будет с Востоком Украины. Все эти темы стали предметом беседы корреспондента «Новостей Донбасса» с депутатом Европарламента от Литовской Республики Пятрасом Ауштрявичюсом, с одним из самых активных лоббистов Украины в Европейском Союзе.


В Европе сложилась достаточно сложная ситуация после референдума в Великобритании. Как повлияли на ситуацию в ЕС и настроения в Европарламенте результаты Брекзита?

Тут уже все ясно. Бракоразводный процесс между Евросоюзом и Великобританией начался. Брекзит стал еще одним политическим вопросом, который ждет решения в Евросоюзе, но преджде было достаточно проблемных вопросов. Во-первых, это миграция, во-вторых – терроризм, в-третьих – сложности, оставшиеся после экономического кризиса 2008 года. Экономический кризис из умов европейцев еще не ушел, остаются структурные проблемы, а теперь пришел и Брекзит. Это особенный вопрос, особенная проблема. Не было еще такого случая, чтобы ЕС сокращался в численности. На протяжении 60 лет Евросоюз рос, расширялся, и притягательность единой Европы была одним из самых важных политических моментов.

Евросоюз расширял зону своего влияния. Те страны, которые вступали в ЕС или принимали общие правила игры, имели огромное влияние на стабильность и развитие политической и экономической стороны Евросоюза. Теперь нужно пересмотреть этот процесс. Произошла необычная ситуация. По-моему, британцы до конца не поняли, каким образом проголосовали. Было много запутанных умов.

Нельзя не отметить, что в России результаты референдума в Великобритании восприняли на «ура». На мой взгляд, это еще один фактор дестабилизации ситуации…

Почему-то Россия желает худшего Евросоюзу. Конечно, в открытую они об этом не говорят, но это чувствуется. Каждая проблема, неопределенность в Евросоюзе вызывает восхищение в Кремле, особенно у тех идеологов, которые строят нынешнюю политику Российской Федерации. Европа никогда не являлась врагом России. Наоборот, российская пропаганда превратила Россию в противника европейской политики, культуры, ценностей. Я думаю, европейцы найдут решение даже в отношении Брекзита. Это будет нелегко. Мы не хотим оставлять британцев в стороне и найдем пути сотрудничества с Великобританией. Они являлись и являются важным звеном евроатлантического сотрудничества, это страна, которая имеет глубокие демократические традиции. Но они приняли решение. Теперь важную роль будет играть развитие Восточного партнерства, сотрудничество с такими странами как Украина. И хочу сказать – не хороните Европу. Европа является консолидированным, серьезным, мощным партнером. Почему-то Россия желает худшего Евросоюзу

Тем не менее, в связи с Брекзитом чувствуется напряженность. В Украине говорят о том, что мы ценой аннексии, ценой войны выбрали путь евроинтеграции. Но будет ли нам куда интегрироваться, стоит ли игра свеч? Стоит ли продолжать идти по этому пути? 

Однозначно – да! Как я сказал – рано хоронить Евросоюз. 27 стран уже высказали свое мнение по Брекзиту. Не было таких стран, которые были бы очень рады результату референдума в Великобритании. Наверное, только маргинальные партии Британии обрадовались результату. Я думаю, что Евросоюз найдет свой путь. Конечно, нам нужно изменяться, реагировать на новые условия. Евросоюз остается организацией, которую объединяют ценностные принципы.

Это значит, что курс Европы в отношении Украины не меняется. Страна пошла по пути реформ. На прошлой неделе Украина отмечала 25 лет независимости, и мы поздравляли вас с этим днем. Не думаю, что на восток от границ Украины все желали и были готовы к независимости вашей страны. Россия не думала, что Украина выживет, но она сделала это большой ценой – человеческих жизней, аннексии Крыма и оккупации Донбасса. У Украины нет другого пути как дальнейшее развитие сотрудничества с Европой, поскольку никто не предлагал столь привлекательных условий экономической и торговой дружбы с ЕС.

Евросоюз открыл свой рынок по правилам, лояльным в отношении Украины. В то же время, экономика должна строиться на новых стандартах, которые будут стимулировать реформы. Евросоюз предлагает хорошие и простые условия экономического и политического развития. Украина может выиграть от этого очень много. Есть все предпосылки к тому, что после выхода из экономического и военного кризиса Украина возродится как новое государство. Государство, которое будет иметь совсем другое понимание партнерства, экономического развития и будущего своего народа, а не печься о благополучии олигархов.

Я думаю, что наше сотрудничество будет развиваться, и пессимизм, который появился у некоторых политиков в связи с Брекзитом, не имеет оснований. Стоит смотреть на позитив, а позитива много. Нужно смотреть на такую экономику как немецкая, развивать международное сотрудничество. Для этого есть большой потенциал, пространство для развития сотрудничества. Я уверен, что мы все будем в выигрыше.

Я бы затронула еще один аспект пессимистических настроений в Украине – это радикализация общества. Нынешний украинский контекст строится на двух базисах – «зрада» и «перемога». На этих противоположных настроениях легко манипулировать мнением. За два с половиной года, прошедших после Майдана, простые украинцы не чувствуют кардинальных перемен. В стране по-прежнему процветают коррупция, кумовство. Для многих война стала способом зарабатывания денег. Все чаще звучат голоса, что нет заинтересованности в возвращении Крыма и оккупированной части Донбасса, потому власти выгодно существующее положение вещей. А как сегодня из Европы видят Украину?

В Европе видят процессы, происходящие в Украине, и все политические силы в равной степени заинтересованы в налаживании и укреплении связей. Официально Евросоюз держит свое слово. Если внимательно читать заявление Евросоюза по поводу 25-летия независимости Украины, можно найти важные слова о том, что ЕС остается стратегическим партнером.

Мы видим и понимаем, какие проблемы переживает Украина. Это огромный пласт. Достаточно упомянуть войну и цену, которую платит страна и каждый человек в отдельности из-за оккупации и военных действий со стороны Российской Федерации. Это нужно понимать. Евространы медленно, но идут в бой. Я вижу, что отдельные личности и политики, некоторые люди в регионах Украины наконец узнали список преобразований, которые должны произойти. Все теперь говорят о реформах без замалчивания проблем.

Раньше мы тоже слышали лишь заявления. Теперь в Украине появились институты, созданные для реальных преобразований и движения вперед. В Украине есть те, кто не заинтересован в прогрессе, хочет жить вчерашним днем. Эта борьба вчерашнего дня и сегодняшнего важна для будущего страны. Нельзя упускать мелкие неопределенности или элементы борьбы с коррупцией, когда идет противостояние между Генеральной прокуратурой и Антикоррупционным бюро. Мы это видим, откровенно говорим украинским министрам и политикам. Мы ждем конкретных результатов, и я думаю, что украинцы сами должны конструктивным способом дать понять своим политикам, что шаг в прошлое означает потерю всех изменений, которые таким сложным путем постепенно приходят в жизнь. В Украине есть те, кто не заинтересован в прогрессе, хочет жить вчерашним днем.

Уверен, что эти изменения придут. Мы (в Литве, – ред.) шли по пути реформ очень долго, при том что у нас не была сформирована олигархическая система, как это произошло в Украине. Но все-таки были нелегкие времена: менялась власть, правила проведения выборов, не всегда власть шла в ногу с программой реформ. Когда мы смотрим назад и сопоставляем результат с тем, что сделали, появляется чувство гордости. Надеюсь, чувство гордости в Украине тоже появится. Может, не в этом году, не в следующем. Но каждый день должен приносить изменения, нельзя откладывать на завтра. Мы все должны меняться, каждый должен в своей частной жизни идти путем перемен, если видит Украину частью Европы. В Украине вполне реально наладить жизнь по европейскому образцу. В Европе это сделали не короли или волшебники, а обычные люди с политической волей, с национальной гордостью. Я живу этой гордостью. В Украине есть достаточно людей, чтобы надеется на такие изменения.

Действительно, мы пытаемся побудить власть видеть запросы, проблемы общества и выполнять взятые обязательства. В первые месяцы после Майдана у многих были завышенные ожидания, но сейчас иллюзий не осталось – нам предстоит долгая и трудная дорога по пути перемен. Видят ли в Европе, что в Украине проводятся реформы? 

Мы видим, что реформы проводятся. Есть хорошие примеры, есть отрицательные. Хороший пример – реформа полиции, пересмотр отношений между полицейскими и обычными людьми. В полицию пришли новые люди. Создано много новых институтов, но знаете… Если посмотреть, сколько в США сидят за коррупцию бывших конгрессменов или даже сенаторов, то все становится ясно. Это как меч над головами тех, кто не забывает об обогащении за счет других людей. И люди должны понять, что они берут деньги из их карманов. Украина стала примером того, как большую страну можно развалить с помощью коррупции. Я раньше думал, что маленькие страны могут так пострадать от коррупции. Но то, что случилось с Украиной, ужасно. Изменения должны начаться с самих людей. У вас есть результат, его нельзя откладывать на будущее. Каждый день, каждая неделя должна нести хорошие новости, что новая современная Украина становится ближе.

57c56283c7809-3--2--1-_1200-2.jpg

Европа проявляет терпимость к Украине. В ЕС сохраняется проукраинское лобби, хотя нас постоянно пугают тем, что к Украине теряют интерес, откажутся от поддержки. Насколько мы остаемся интересными Евросоюзу?

Мы взаимодействуем на очень серьезном уровне. Должен сказать, что наше соглашение по свободной торговле, безвизовому режиму, который, я надеюсь, придет в Украину осенью, по политическому сотрудничеству – это самый высокий уровень партнерства. Следующий шаг – это переговоры по членству и членство в Евросоюзе.

Немного стран в мире и стран в соседстве с Евросоюзом, которые имеют такие отношения. Даже у Турции нет таких отношений как сейчас с Украиной. Поэтому нельзя говорить, что Евросоюз не видит Украину. Он ценит партнерство, но ЕС требователен, потому что предоставляет финансовую помощь, и мы должны отчитываться перед нашими гражданами. Мы должны сказать, что помощь открыла возможности для развития, не стала предметом коррупции в некоторых институтах или для европейских политиков в Украине. Я надеюсь, что друзья не дадут случиться тому, чтобы Евросоюз забыл об Украине. 

Вы коснулись темы безвизового режима. В Украине ожидают этот момент, но относятся настороженно, считая, что в ближайшее время Европа не пойдет на этот шаг. То есть, это решенный вопрос, или еще ведутся консультации?

Политически это решенный вопрос, потому что записан в Соглашении об Ассоциации, которое подписано и ратифицировано обеими сторонами. Только в Голландии есть некоторые возражения по данному вопросу, но я надеюсь, что это не станет препятствием для воплощения договора по Ассоциации. Я вижу много хорошего, что настроение голландцев меняется, но наряду с этим нужно пройти политический процесс ратификации в парламенте. Есть некоторые политические условия с Грузией, которая тоже должна наряду с Украиной получить безвизовый режим. Тут было некоторое замешательство. Должен признаться, что политической воли не хватило, чтобы ускорить процесс ратификации, но я полностью уверен, что осенью это перейдет в стадию реализации. Военно-политическая ситуация вокруг Украины осложняется. 

Мы с вами общались осенью 2014 года, когда было принято решение о том, что имплементация основной части Ассоциации откладывается до 2016 года. Вы сказали очень хорошую фразу, что нужно готовиться и не ждать 1 января 2016-го. Вы часто бываете в Украине и знаете реальное положение дел. Как Вы считаете к 1 января 2016 года Украина подошла с результатами, которые ожидала Европа?

Время иногда привносит определенные коррективы. Военно-политическая ситуация вокруг Украины осложняется. В финансовом смысле страна все еще переживает кризис, и настроения людей отражаются на общих настроениях в стране. Но я вижу много хорошего. Несмотря на трудности, Украина идет вперед. Мы видим позитивный настрой во многих вопросах, когда встречаемся с украинской стороной. Несмотря ни на что, поезд идет вперед, хотя скорость немного замедлена, но нужно смотреть объективно. Я оптимист, и не потому что у Украины нет другой альтернативы, кроме проведения реформ. Невозможно вернуться обратно на коленях, оглядываться на Москву и признать свои ошибки. Украинцы – гордые люди! Они хотят, чтобы соседние страны считались с Украиной. Гордость, я считаю, не даст возможности ни одной политической силе начать спекуляции и говорить, что евроинтеграция и реформы не нужны, давайте жить по-старому. Не стоит этого делать, потому что возврат к прошлому приведет к еще большему развалу. Страна подвергнется процессам, которые невозможно будет стабилизировать.

Основная проблема в Украине – аннексированные и оккупированные территории. У нас скептический взгляд на перспективу разрешения вооруженного конфликта, который не угасает, носит цикличный характер. Кажется, вот-вот начнется заморозка по типу Приднестровья. Но нет, опять раздаются взрывы, гибнут военные, страдает мирное население. Как в Европе оценивают перспективы разрешения кризиса на Востоке Украины?

Со стороны Запада последовал четкий ответ по поводу аннексии и оккупации, запугивания Украины и открытой военной агрессии против Украины. Были изменены отношения Евросоюза и США с Россией – это санкции и другие настроения диалогов с Кремлем. Неправильно думать, что это можно сделать автоматически, по существующим правилам, что это технические вопросы. Это сложный политический процесс. В Европе много лоббистов, которые работают на Кремль, хорошо финансируются, имеют доступ к огромным деньгам. Есть силы, которые думают, что Россия является европейской страной, и с ней можно нормально вести диалог. Считаю, что те времена прошли, нам нужно строить отношения по-другому. На критической основе оценивать по реальным делам, а не идти на поводу у тех, кто думает, что могут сосуществовать и быть в лучших отношениях с Россией. РФ имеет свою стратегию, и поэтому изменение европейской стратегии – это показатель того, что наши отношения с Украиной носят серьезный характер, потому что Украина стала предлогом для принципиального изменения отношений с Западом и Россией. В правом отношении оккупированные территории остаются частью Украины, и политически никто не поднимал этот вопрос. 

Как вы считаете, у Украины есть перспективы возвращения оккупированных территорий?

В правом отношении оккупированные территории остаются частью Украины, и политически никто не поднимал этот вопрос. Когда это станет реальным процессом, трудно сказать. Мы должны всё делать для того, чтобы санкции работали, и Россия не имела причин считать, что будет по-другому, мы забудем об этом. Я допускаю, что некоторые политики и политические силы, отдельные страны будут предлагать компромиссы, но наряду с этим есть политические силы и страны, которые не забудут об аннексии и оккупации, потому что это приведет к развалу современной системы безопасности в Европе. Если господину Путину Ялта 1944-1945 года более важна Хельсинского договора и международного права – это является признаком опасности для любой страны, и не важно, каким способом развал системы будет влиять на каждую отдельную страну. Поэтому мы будем радикальны относительно санкций в хорошем смысле этого слова и влияния на Россию – это и будет играть на процесс возвращения оккупированных территорий Украины. Когда это произойдет, трудно сказать. Стоит сформулировать и создавать условия, чтобы Россия заплатила высокую цену за то, сделала на этих территориях.

На ваш взгляд, возможно ли, чтобы Донбасс в перспективе стал «точкой роста» для Украины?

В Европе есть разные примеры. Посмотрим на бывшую Югославию. Словения, Хорватия восстановились. Босния и Герцоговина не восстановилась, потому что там нет стабильности, силы и политической воли. Новые условия могут привести к лучшему результату. В тех странах, где были сделаны серьезные выводы и приняты решения в пользу будущего, а не между прошлым и будущим, удалось справиться с последствиями. Эти принципы должны воплощаться и в Украине. Мы надеемся, что, несмотря на полтора миллиона переселенцев, что является большой проблемой и дополнительной проблемой для политического и экономического развития страны, политическая воля в Киеве и в отдельных регионах будет вести к одной к цели. Не будет недоговоренностей между центром и регионами. Я надеюсь, что в Украине не будут идти по пути ошибок тех стран, которые запутались, строили отношения за счет политизации, популизма, откладывания реформ и искали другие способы существования не за счет модернизации страны, а за счет большей помощи. Это не тот путь, по которому должна идти Украина.


Беседовали Наталия Казённова, Богдан Чикайло 




Загрузка...

Оставьте первый комментарий