Олег Филимонов: «В Одессе нет стратегии развития, нет перспективы» фото

Кандидат в мэры на будущих выборах, народный артист Украины, участник популярной телепередачи «Джентльмен-шоу», бизнесмен, Олег Филимонов, рассказал почему не стоит считать его техническим кандидатом, и каких изменений Южной Пальмире стоит ожидать в случае его победы на выборах. 

 

Олег Николаевич, как поступило предложение стать кандидатом от партии «Слуга народа»? Как проходили переговоры? 

 

Предложение поступило от доверенного лица президента еще в июне. Я немножко подумал и сказал: «Для того, чтобы принять окончательное решение, мне хорошо бы с президентом встретиться».  

 

Потом сказали приехать в Киев, в Офис президента. Во время личной встречи Владимир Александрович озвучил свое предложение и сказал, что он по этому поводу думает. У меня был ряд вопросов, я их задавал по-честному, а он по-честному отвечал. И все-таки после этого я попросил люфт для окончательного обдумывания.  

 

Ведь я человек, в некотором смысле, состоявшийся. У меня уже все было: научная карьера, бизнес-карьера, телевизионная карьера, последние семь лет - театральная карьера. Везде, на всех этапах своей жизни я добивался определенного успеха. Заметного для окружающих успеха. Все видели: вот он – доцент, вот – в докторантуре, а вот – заработал приличные деньги в бизнесе. Вот он – ведущий одной из самых популярных телевизионных передач на постсоветском пространстве, а вот – ушел в театр… Мы сделали семь спектаклей, в шести из них я играю главную роль и получил звание народного артиста Украины – тоже некий показатель успеха. Поэтому мне постоянно задают вопрос: «Зачем? У тебя же все нормально. Ты же живешь хорошо, у тебя все есть. Чего ты поперся (извините за непечатное слово) в кандидаты? Что тебе в жизни не хватает?».  

 

 Действительно, зачем?

 

Потому что меня все достало. Происходило это на протяжении, примерно, последних десяти лет. Я серьезно начал задумываться над тем, что в Одессе происходит, куда она идет, какое будущее у моего города... Я хожу по этим улицам, езжу не в транспорте, но на машине. Хожу на море, рядом с которым живу, на обычный пляж, а не туда, где шезлонги по 300 грн, мои внуки посещают школу... Сам хожу на рынок за продуктами - просто люблю это делать. Во-первых, мне дешевле продают, чем жене - меня узнают (улыбается). Во-вторых, делая покупки, общаюсь с людьми и многое узнаю... В какой-то момент сочетание всех штук, которые мне не нравятся, достигло некой критической массы… 

 

В любом соглашении есть две стороны: с одной - пожелания ваши, с другой - президента… Что от вас ждет Владимир Зеленский, какие поставил условия? 

 

Думаю, он ждет, что Одесса начнет развиваться должным образом в рамках Украины, и, наконец-то, займет достойное место. В Одессе поменяется властная вертикаль. Город начнет сотрудничать с центром, а не оппонировать ему. 

 

Понимаю, что, в случае победы на выборах, смогу набрать номер и сказать: «Владимир Александрович, вы же мне обещали...» А он - человек, которые свои обещания выполняет… 

 

Что же он вам пообещал? 

 

Он пообещал помощь Одессе. Он сказал: «Олег, если будет что-то происходить такое, что нужно будет мое вмешательство, я вмешаюсь». 

 

Оговаривалась ли степень вашей свободы? 

 

Сегодня, в рамках децентрализации, у мэра даже без договоренности с президентом есть очень большой люфт. Большая свобода, прежде всего, экономическая, бюджетная. Что до политической свободы: мы - единомышленники, здесь нечего говорить. 

 

 

Но должность мэра - не политическая. Это, в хорошем смысле, главный дворник города. Вас же выдвинула политическая партия - то есть, хочешь-не хочешь, придется отработать…  

 

Конечно, вы правы... Хотя я не согласен с тем, что мэр - это дворник, даже в хорошем смысле… Вся эта история про крепкого хозяйственника… Я это очень люблю - хозяйства уже нет, а хозяйственник цепляется (смеется). На самом деле - это взгляд из прошлого. Как мне видится, мэр должен быть стратегом. Он может не знать что-то о коммунальном хозяйстве или о системе медицинского обеспечения, но должен видеть в целом, чего этот город хочет, куда должен идти, стремиться. Потому что город - живой организм, и то, как он развивается, в большой степени зависит от мэра и его команды. 

 

Сегодня идеология городского развития отсутствует совершенно. Вот, посади сейчас весь горсовет - мэра Труханова, специалистов мэрии - и спроси, что будет в городе через 5 лет? Как и на чем город будет зарабатывать? Так, вот - город не зарабатывает сегодня. Он просто строит-продает, продает-строит. Море нельзя перенести - его не выкопаешь...  

 

В Одессе нет стратегии развития, нет перспективы. Люди валят отсюда, а должны, наоборот, возвращаться - приезжать, жениться, рожать, водить детей в школу.  Есть идея, например, создать Одесса-сити - все офисы вынести из центра города. Центр сделать более привлекательным для туристов: больше кафе, магазинов. Отреставрировать здания, сделать приличные гостиницы. А «Сити» (бизнес-центр) - вынести куда угодно, хоть на поля орошения или в район Пересыпи. Там же - построить компьютерный IT-хаб, сделать IT-франко. Всей Одессе предоставить такой статус (зоны с особыми условиями ведения бизнеса, - прим.ред.), понятно, невозможно. Но отдельное место наделить такими правами, конечно же, можно... 

 

Это - колоссальный приток денег. Полторы тысячи работающих айтишников с зарплатами, минимум, 3-4 тыс долларов в месяц. «Белыми» зарплатами. Да, они тут же начнут здесь плодиться, обрастать домами, благоустраивать детсады и т. д.  

 

Однако есть проблемы, которые нужно решать безотлагательно. Вы уже обозначили для себя основные болевые точки города?  

 

У горожан несколько серьезных проблем. Первая - ЖКХ. Тут, как говорится, спора не получится. Люди хотят зайти в нормальный подъезд, чтобы там было светло, и не врезали дубиной по голове, работал лифт и прочее. Хотят, чтобы возле дома было свободное пространство для прогулки, а не машины стояли одна на другой... Всем этим нужно заниматься, это повседневная, рутинная, нудная, но очень нужная работа. 

 

Однако, проблема, которая еще больше сегодня волнует горожан, это застройка прибрежной зоны и некачественная застройка, падение домов и пожары. В Одессе сотни домов, которые нуждаются в капитальном ремонте, в реактивном включении городской власти для решения вопроса. Конечно же, на все это нужны деньги. Но я бы эти острые проблемы - капремонта и падающих домов - поставил бы на первое место. И, прежде всего, разобрался, почему это происходит. 

 

Каким будет ваше первое распоряжение на посту мэра в случае победы на выборах? 

 

Финансовый аудит. Хочу проверить расходование средств за прошлый период. Посмотреть, сколько денег поступало в бюджет, где были дыры. А они были. Причем не просто дыры, а отверстия галактического масштаба. Посмотрю непрозрачность тендеров: кто, кому и сколько... И попробую с этим всем активно бороться. Сделаю «прозрачную» мэрию, чтобы любой человек мог зайти на сайт города и посмотреть статьи расходов, движение денег, конкретные сметы.  

 

Финансирование, в том числе развития (спасения) города, должно осуществляться из бюджета или еще за счет инвесторов?  

 

Если бы все, что попадает в наш бюджет, шло во благо, то было бы и заметнее. Все-таки, бюджет в 10 млрд грн - очень приличные деньги. Бюджет развития, примерно, 100 млн долларов в год. На эти деньги можно, как говорится, гулять очень хорошо. Главное, чтобы они шли на пользу, для одесситов. Должно быть эффективное расходование средств. Прозрачное и понятное. Это один из столпов, о котором я говорю со своей командой. Чтобы не было людей, которые сидят на местах и зарабатывают. 

 

 

Мы идем не зарабатывать для себя, а что-то сделать для города. Потому что деньги, в принципе, мы уже заработали - в нашей прошлой жизни.  Я не говорю, что мне не нужно платить зарплату. Да, мне нужно идти в магазин и что-то себе купить, но глобально мне ничего не надо. Если я приду, то для того, чтобы что-то сделать. И, может быть, какой-то скверик назовут моим именем. Относительно инвестиционной привлекательности. Здесь принципиально важно добиться одинаковых правил игры и таких правил, когда ничего не смогут отнять. На законодательном уровне я буду этого добиваться от депутатов Верховной Рады и от Офиса президента. Мы договаривались, по крайне мере, что я выпишу какие-то вещи. Понимаю, конечно, что по закону не могу выступать с такой инициативой, но сформулировать некие понятия могу…  

 

Поверьте, за всю мою жизнь у меня накопилось некоторое количество знакомых и друзей, которые очень богаты. Которые живут в разных местах мира. И которые одесситы по рождению. Они с большим удовольствием потратили бы здесь деньги. Кто-то на меценатской основе - просто бы дал, но на какие-то конкретные проекты, чтобы не стырили. 

 

Они бы дали под ваше имя? 

 

Да. Просто, чтобы на стене какого-то театра, музея, библиотеки или детсада висела табличка, что это «Дар городу от Соломона Израилевича…».  Есть люди, которые готовы сюда вкладывать и зарабатывать. Но хотят именно в Одессу, чтобы это ассоциировалось с местом, где они родились, выросли, откуда уехали…  

 

Есть люди, которые сделают это под мое честное слово. Я скажу, например: «Приезжай, Васенька, у тебя есть возможность потратить 60 млн долларов». Мне ответят: «Хочу, а какая норма прибыли?» Я скажу, что 15%, и за это будут целовать в засос. Потому что здесь и там - разные понятия о норме прибыли. Главное - чтобы не отняли, не обманули. Если гарантии этого будут, люди будут вкладывать. 

 

С какими политическими силами (или отдельными людьми) в горсовете вы готовы сотрудничать в случае победы на выборах?

 

Это сложный вопрос. Пожалуй, для меня, на сегодняшний день, - один из самых сложных. Идеологически, как ни странно, мне не нравится позиция «Европейской солидарности». Я не очень им верю, не очень их лозунги приветствую. 

 

«Оппозиционный блок - за жизнь» - они говорят смачно. Там есть набор деклараций, и я мог бы поверить, если бы лично не знал многих этих людей. Но, в силу того, что я знаю, кто они и что делали всю жизнь… Одно с другим - это как тефлон и жир - на сковородочку что-то вылил, а оно отскакивает. 

 

«Голос» мне идеологически близок, но это, все-таки, «размазанная» партия. Она пришла на какой-то волне Славы Вакарчука, которого я очень хорошо знаю и люблю, как поэта, композитора, исполнителя - гениальный парень. Он дважды приходил в политику, разворачивался и уходил потому, что ему там неинтересно. Что же ты туда идешь? Если тебе не интересно - пой, а, если интересно, то приди и что-то попытайся сделать. На тебя люди смотрят, тебе верят, доверяют твоему мнению. Тем более, что он - очень неглупый...  

 

Есть партия действующего мэра Одессы «Доверяй делам». Я знаю нескольких человек, которые работают сейчас (тех, кто пойдет на выборы, пока не знаю - Труханов не представлял пока свою команду). Как ни странно, они ближе всего к тому, что мне в городе хотелось бы сделать. Они знают проблемы, знают город. Но нужно смотреть на персоналии, потому что очень много есть хапуг...  

 

У меня пока нет полной идеологической картины, условно говоря, противника или союзника. То есть, давайте сначала узнаем о персоналиях, и, если выяснится, что им важны определенные проблемы города и они договороспособны, то лучше иметь дело с ними, чем с «Европейской солидарностью». 

 

После вашего выдвижения ходят разные слухи. Например, что под ваше имя Киев элегантно сливает Одессу действующему мэру Геннадию Труханову. Еще, что политсила, которая вас выдвинула, вовсе не рассчитывает на вашу победу, а просто под ваше имя хочет завести побольше «слуг» в горсовет… 

 

Это технология. Технология очень разумная. Если бы я находился по ту сторону баррикады, я бы сам попытался ее выдумать. Меня в соцсетях называют техническим кандидатом, человеком без понятий, ставят под сомнения мои умственные способности… Слава Богу, что я воспринимаю все это через призму того, что знаю, кто я. Поэтому мне не обидно. 

 

Просто что-то такое внутри цепляется: ну, ребята, вы же меня не знаете, никогда со мной не разговаривали лично. Видели меня на экране телевизора и на сцене театра, но не в курсе моего бэкграунда. Не знаете, что я в жизни делал, где и как работал, чего добивался. Поэтому говорить, что доцент, кандидат наук значительно хуже артиллериста - какая-то странная история (смеется). Люди, вы видели, как я сидел и договаривался?! Но я точно не договаривался! В Офисе президента мне сказали, что я - самый настоящий, точно не технический кандидат. И у меня нет оснований этим людям не верить.  

 

А если вас обманули? 

 

Они, что, такие подлые?! Зачем им меня обманывать? Мне можно было сказать: «Алик, ты - технический кандидат… Давай мы тебе заплатим, и ты пойдешь». Это было бы честно и справедливо и, может быть, я бы и согласился. Потому, что деньги нужны. Жить на что-то надо (улыбается). Театры не работают, кино практически не работает... А здесь я ставлю на кон самое дорогое, что у меня есть на сегодняшний день - моя репутация. К счастью, или к сожалению, дороже у меня ничего нет. И выступать «болваном в старом польском преферансе» мне бы не хотелось, конечно. Поэтому те, кто выдвигает идею, что я технический кандидат, они сильно удивятся.