Наталия Королевская: кого выбрали - тот и должен быть фото

В преддверии оглашения рейтинга Грушевского,5 «ТОП-100 самых эффективных депутатов» за 24 года работы украинского независимого парламента беседовали с Наталией Королевской о законотворчестве, как критерии оценки депутатской работы.  

Наталия Юрьевна, когда впервые пришло понимание того, что Вы хотите быть народным депутатом?

В 25 лет я решила пойти в депутаты областного совета - прошла мажоритарную кампанию, набрала больше всех голосов, победила и пришла в Луганский областной совет. Была 4 года депутатом областного совета. Затем были события 2004 года, и я поняла, что на уровне области очень мало инструментов для того, чтобы влиять на процессы - появилось желание баллотироваться в Верховную Раду. Тогда уже вместе с Юлией Тимошенко, по спискам «Батькивщины», я пришла в украинский парламент.

Какими были первые впечатления?

Первые впечатления были ужасные. Я ожидала, что буду работать с большим количеством профессионалов и людей, которые действительно хотят что-то изменить. К сожалению, немало тех, кто относится к депутатству как к хобби, к месту, куда можно прийти пообщаться. У меня, по сути, присутствует комплекс отличницы: если я что-то делаю, то мне надо это делать очень хорошо. В первый год депутатства я жила, спала, ела с законопроектами, постановлениями - прочитала все, что только можно было прочесть, чтобы вникнуть в этот процесс.

Какие самые важные Ваши законопроекты были приняты Радой?

Помнятся законопроекты, в которые ты вложил душу и которые принять было непросто. Например, Закон «О повышении престижности шахтерского труда». В нем было и очень личное, ведь вся моя семья связана с горным делом. Папа - шахтер. Когда мне было 6 лет, повел меня на шахту и показал, какой ценой зарабатываются деньги. Брат получил горное образование. Мой родной Красный Луч - шахтерский город с суровыми, ответственными мужчинами, которые доверили мне, на тот момент совсем еще девочке, представлять их интересы. Когда я шла в областной совет – меня, в основном, поддержали шахтеры. Старейшины дали тогда задание принять такой закон. До этого парламент очень много дискутировал на эту тему, но не находилось поддержки. Решила креативно подойти к этому вопросу: пригласила всех шахтеров, героев Украины в парламент. Приехало около 50 человек, и все они сидели в ложе правительства, пока этот закон не поставили на рассмотрение.

Второй - закон о внесении изменений в некоторые государственные акты Украины относительно минимизации влияния финансового кризиса на развитие отечественной промышленности, 2008 г), которым предусматривался ряд антикризисных мер. Я возглавляла парламентский комитет по промышленной и регуляторной политике, и мы вместе с предпринимателями разработали проект закона, подали его в парламент. Приняли в первом чтении, но потом президент его ветировал. Мы смогли добиться того, что парламент преодолел вето по этому закону и он вступил в силу.

Третий – закон «О запрете игорного бизнеса». По этому поводу были очень яркие дебаты и очень много разных разговоров. Приняли его 29 или 30 декабря, в последний сессионный день в году. Пока я шла к трибуне - телефон разрывался от звонков: назывались любые суммы, лишь бы законопроект не рассматривали. «За» было более 300 моих коллег, мы его проголосовали в двух чтениях. Понятно, что он не работает в полной мере, есть множество подпольных казино, но 70% нет того, что было раньше. Нельзя допустить возвращение этой чумы, о чем не раз слышу в парламенте сейчас.

Четвертый – закон об упрощении условий ведения бизнеса, которым вводился «принцип молчаливого согласия». Это норма, благодаря которой предприниматель может уведомить контролирующие органы о своих намерениях, а не бегать собирать бумажки. Контролирующие органы были против этого, мы разрушали всю их систему заработков. Однако нам удалось объединить парламент, принять законопроект, потом пошел целый пакет по дерегуляции. Мы очень тесно сотрудничали с Фондом эффективного развития, который приглашал компанию Маккензи, и вместе с ними разработали пакет по дерегуляции, который написан на высочайшем европейском профессиональном уровне.

Пятый - закон «О государственно-частном партнерстве», который я 12 раз докладывала с трибуны парламента. Мы вместе с Маккензи подготовили абсолютно европейский рамочный закон, который давал возможность позднее принимать подзаконные акты. Это был очень современный и своевременный инструмент, который позволял привлекать частные средства в государственные проекты, в том числе и инфраструктурные. Года два спустя его приняли, он вступил в силу и пока ничего более новаторского не предложили.

Это те законы, которые в момент их принятия были необходимы стране и с которыми связаны сумасшедший расход энергии, споров, эмоций, даже слез. Считаю, что государство сильно не количеством принятых законов, а их качеством - чем их будет меньше и чем они будут понятнее, тем лучше будет результат. Всегда ставлю себя на место человека, который будет выполнять этот закон, на кого он будет направлен - так пытаюсь оценить любую идею.

Как выбираете законопроекты, которые нужно прописать и подать в Раду?

Все законопроекты проходят общественное обсуждение. Мы работаем с волонтерами, бывает даже так, что их юристы разрабатывают основу, а наши - уже корректируют. Получаются качественные, а главное - нужные людям документы, потому что они написаны не чиновниками где-то в высоких кабинетах, а разработаны сообща, вместе с гражданами. То, что происходит сейчас, в этом созыве, меня расстраивает - законы сначала героически принимаются, а потом так же героически отменяются либо исправляются. Но, наверное, это тоже нужно пережить.

Каким по-Вашему должен быть парламентарий?

В первую очередь у него должна быть ответственность за принятые решения и жизнь всей страны. Правильно, что в Америке называют закон именем его автора - и страна знает, по чьему закону она живет, кто решил, что нужно делать то-то. А у нас приняли что-то все вместе - теперь очередь стоит из членов коалиции, чтобы это отменить. Например, сначала ограничили ученым пенсии, потом отменили. И - никакой ответственности за то, что люди не получали денег, которые им положены. Адекватность - еще одно очень важное качество парламентария. И, конечно, последовательность - сначала сделайте что-то хорошее и новое, а потом отменяйте предыдущее. Но - не наоборот.

По какому принципу поддерживаются законопроекты в Раде? По принципу важности для общества или по тому, от какой фракции, от какого депутата?

Я сама себе задаю этот вопрос. Вот казалось бы есть актуальнейший вопрос, касающийся восстановления экономики. Его нужно срочно решать - очень сложная ситуация сейчас в стране. Но законопроекты на эту тему даже не обсуждаются. Во время кризиса 2008 года тут же были созданы профессиональные группы, сутками сидели с юристами, экономистами, руководителям. Выписывали план действий, что может нас спасти. Сейчас этого не делается.

Как, находясь в оппозиции, заполучить голоса оппонентов, чтобы они проголосовали за нужный законопроект?

Парламент - это площадка для дискуссии и принятия самых лучших идей. Если за хорошую идею не голосуют, потому что ее предлагает оппозиция, значит, надо отдать эту идею в другую фракцию. И мы нередко так и поступаем.

За что Вы не голосовали?

Две базовые вещи - пенсионная реформа и налоговый кодекс.

Как правильнее – когда в Раду приходят люди из бизнеса или же как сейчас: учителя, комбаты или вообще без образования?

Я отношусь так - кого выбрали, тот и должен быть. Кого выбрало общество - то и получаем, и мы должны это «переварить». Государственное мышление приходит с государственным опытом, знаниями. Насколько у нас количество государственных людей будет превалировать над количеством ситуативных людей - настолько у нас устойчивая вся государственная система. Нужно начинать с районных и областных советов. Когда ты проходишь по этой лестнице и получаешь опыт на каждом этапе - ты понимаешь процесс, принятие решений доходит до автоматизма. Сейчас наша задача - дать возможность новым ответственным, креативным ребятам прийти в местные советы, чтобы опять не потерять 5 лет и потом не собирать по улицам, дворам, и огородам людей в парламент.

Патриотизм сегодня - понятие очень относительное. Я считаю, что и экономический, и социальный патриотизм - это все единая составляющая патриота, гражданина этой страны, а не только был ли ты в АТО или нет.

Сколько времени должен проработать депутат, чтобы отчитываться перед электоратом за проделанную работу?

Если ты идешь в парламент, то должен знать, зачем. У тебя уже должен быть план того, что ты там будешь делать. Но так как сейчас это, скорее, исключение, чем правило, то, думаю, за полгода можно вникнуть в суть дела, разобраться в работе комитетов, сделать первые шаги в законотворчестве и отчитываться.

9.JPG

Как Ваша семья относится к Вашей политической деятельности?

По-разному. После моей работы в шестом созыве родители были очень категоричны и не хотели что-либо слышать о политике вообще. Они же грамотные люди, постоянно в Интернете. Это у меня уже иммунитет на клевету и нападки, а они очень переживают. Но, в общем, понимают, что сами воспитали меня такой, поэтому терпимо и относятся. А мужу я бесконечно благодарна. Только очень сильный мужчина может позволить женщине, которую он любит, самореализовываться, и при этом в трудную минуту всегда подставляет плечо. Детям сложнее. На них наша с мужем работа налагает ряд дополнительных ограничений, более жесткое воспитание. Старший - помнит, что, когда мы еще занимались бизнесом, жизнь была свободнее. Но у нас в семье заведено - все относятся с уважением к профессии и увлечениям друг друга.

Чему учите сыновей, какие советы даете?

Мужчина должен вырасти ответственным и конкурентоспособным. Хотят чего-то добиться в жизни - должны учиться. Знать минимум 4 языка. Украинский, русский и английский - само собой. Учат еще китайский: считаю, что Америка, Россия и Китай – страны, которые влияют на мир, и знать эти языки необходимо. Сейчас время цифровых технологий, нужно больше уметь, больше успевать. Конечно, кроме учебы, есть и увлечения. Один сын занимается шахматами. Другой - больше любит футбол, бокс.

А как Вас воспитывали родители?

С любовью. Меня никогда не заставляли учиться, не ругали за плохие оценки, никогда не кричали. При этом был главный авторитет - старший брат. Это под его влиянием я выбрала вуз, потом занялась бизнесом.

Ваше политическое будущее. Каким Вы его видите?

Сегодня будущее любого политика зависит от того, как будет развиваться наша страна. Не может кредитный рейтинг компании быть выше, чем рейтинг государства. Задача - стабилизировать ситуацию на востоке, сделать все, чтобы страна объединилась. Если это удастся, а я уверена, что все получится, у страны большое будущее, очень хорошие перспективы. Я очень верю в Украину. Поэтому я и вся моя семья живем и будем жить здесь.

Оставьте первый комментарий