Федеральный президент Австрии Хайнц Фишер в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману рассказал о санкциях в отношении РФ, российско-австрийских отношениях, сирийском кризисе, и почему его называют Соломоном.

Господин президент, большое спасибо за возможность встретиться с вами. Российско-австрийское сотрудничество имеет глубокие корни. И хотя мир сейчас переживает непростые времена, тем не менее как вы оцениваете современное состояние российско-австрийских отношений?

Вы абсолютно правы, что российско-австрийские отношения являются чем-то важным и ценным. И в этом заключается моя политическая философия, что необходимо выстраивать отношения с другими странами, дружбу. Это не приходит само. Над этим нужно работать, и история играет в этом свою роль. История с конца Второй мировой войны такова, что между Австрией и Россией, несмотря на идеологические различия и разный общественный строй, установились хорошие отношения. Началось все с Московской декларации в 1943 году, которая важна для Австрии, потом - Государственный договор в 1955 году, а затем - экономические отношения, которые отвечают интересам обеих сторон.

Когда на небе появлялись тучи, как в 1968 году или в связи с проблемами вокруг Крыма, Австрия всегда придерживалась точки зрения, что проблемы нужно решать путем переговоров, что нужно искать мирные решения, что государства должны взаимодействовать друг с другом уважительно и честно. В историческом плане это оправдалось.

Вы совершенно точно сформулировали исторический аспект наших отношений, у них очень богатое прошлое, да и сейчас, кажется, у них большой потенциал. Собственно говоря, российская активность в энергетической сфере в Европе началась с сотрудничества с Австрией. Какие сегодня вам видятся наиболее перспективные направления отношений  в экономической сфере, в культурных связях, в торговых отношениях?

Отношения между двумя странами - это всегда цельное творение. Они состоят из различных аспектов. Политические отношения важны, и они между Австрией и Россией развивались так, что мы честно друг с другом разговаривали, что разногласия мы не отодвигали в сторону, а открыто о них говорили. Затем экономические отношения играют важную роль. Россия для Австрии важный и надежный поставщик энергоресурсов. И наоборот, Австрия важна для России как экспортер товаров, и торговые отношения имеют долгую традицию. Затем есть культурные связи. Здесь мы друг друга подпитывали, а приносили друг другу пользу. Я люблю, например, русскую музыку, несколько дней назад я был на концерте в Музикферайне, слушал музыку Шостаковича,15-ю симфонию, последнюю. Очень выразительная симфония, написанная в начале 70-х. Но это всего лишь маленький пример. Есть и туризм. Когда россияне приезжают к нам, они знакомятся с нашей страной, нашей культурой. Когда австрийцы приезжают в Россию, в Москву, в Санкт-Петербург, в другие регионы, это важно не только с экономической точки зрения, но и с психологической. Например, многочисленные австрийские студенты учатся в российских университетах.

У России и Австрии отношения характеризуются высокой степенью доверия, взаимной симпатии. Вы лично, мне кажется, большую роль сыграли в том, чтобы наши отношения вышли на новый уровень. Но в нынешней ситуации, когда в свете известных обстоятельств в отношении России были применены санкции, последовали ответные меры, какова ваша личная позиция с точки зрения перспектив этих санкций, насколько они сегодня сохраняют актуальность и какой выход из этой ситуации вы видите? -

Во-первых, я в целом придерживаюсь мнения, что если можно решить проблемы без применения санкций, то хорошо, что без санкций можно обойтись. Если же существуют весомые разногласия, тогда экономические санкции все равно лучше применения любого вида силы. Вы знаете, что нынешние санкции, которые были введены Евросоюзом, и от применения которых Австрия, как лояльный член ЕС, не устранилась, связаны с развитием событий в Крыму и на Украине. Что мы, австрийцы, можем сделать, так это содействовать сохранению давления для того, чтобы все договоренности, касающиеся Крыма, в особенности минские договоренности, обеими сторонами соблюдались? Чем очевиднее становится то, что эти договоренности соблюдаются, тем быстрее санкции могут быть отменены. И, конечно, будут отменены, потому что я хотел бы видеть будущее без санкций, и не хочу видеть будущее с санкциями. Но, как сказал, Австрия является лояльным членом Евросоюза, и мы совместно эти решения обсуждаем и совместно их выполняем. И однажды совместно они могут быть отменены. Обе стороны должны в это внести свой вклад.

В прошлом году, господин президент, исполнилось 10 лет, как вы на посту президента. Что из вашего президентского пути вам кажется наиболее знаменательным, какие решения вы считаете для себя самыми важными, принятые в этом дворце и подписанные за столом в соседнем кабинете?

Я 12 лет был председателем фракции в парламенте, 12 лет спикером парламента, 4 года министром и 12 лет федеральным президентом. Это длительный политический период. Конечно же, я был очень рад и благодарен, что австрийцы выбрали меня президентом. И я старался выполнять свои задачи наилучшим образом. Часть задач лежит в плоскости внешней политики. Я поддерживал хорошие контакты с Китаем, Россией, а также с США, конечно, с европейскими странами, государствами Средней Азии. Это важная часть моих задач. Каждое международное соглашение должно ложиться на президентский стол, оно должно быть подписано президентом.

За время моего президентства было сформировано три правительства, когда президент, в свете результатов выборов, назначает канцлера и по его предложению формирует правительство. Были отдельные пики, когда заключались особенно важные соглашения, проводились особенно важные встречи с главами государств. Я регулярно принимал участие в заседаниях Генеральной ассамблеи ООН, усиленно подключился к развитию событий на Балканах, установил много дружеских отношений, проводил много встреч. Но, в общем-то, другие должны оценивать, что удалось, а что не совсем. В начале первого президентского срока у меня был девиз, предвыборный девиз, который звучал следующим образом: "Политике нужна совесть". Это было всегда для меня очень важным, и выполнять все свои задачи как президент добросовестно было лейтмотивом.

В этом году Австрия отметила знаменательную дату - 70 лет освобождения от нацизма, восстановления государственности, 60 лет Договора, по которому Австрия обрела полную государственность. Вы, господин президент, сами так себя называли несколько раз, дитя войны. Как для вас, человека, который еще успел ощутить ребенком все ужасы войны, что означают эти даты. Что значат эти рубежи для австрийцев?

Вы правы. Я, пожалуй, единственный еще действующий политик в высокой должности, который пережил военное время. Я пошел в школу в 1944 году. Это была заключительная фаза Мировой войны. Осуществлялись бомбардировки Вены. Родители очень переживали, я чувствовал страх, который у них был. Мы уехали из города в последние месяцы войны в деревню и встретили окончание войны в крестьянском доме. Потом, когда я вернулся в Вену, была первая тяжелая послевоенная фаза - многое было разрушено, общественный транспорт не работал, электрического света не было. Я жил в доме, где некоторое время издавалась газета советских оккупационных властей. Там работали молодые редакторы в военной форме. Они относились ко мне и к моей сестре исключительно по-доброму. Посадили меня на велосипед и катались со мной по району. Я им объяснял, где находится школа, где церковь, где Красная гора, то или иное место. У меня много воспоминаний о войне. И частично благодаря этим воспоминаниям я всегда говорю, что нельзя решать проблемы войной и насилием. Поэтому я являюсь сторонником политики мира. Поэтому я поддерживал и считаю правильным и по сегодняшний день, что Австрия выбрала статус нейтрального государства. Это не идеологический нейтралитет, а военный - никакого присоединения к военному пакту.

Потом я стал свидетелем экономического роста страны, заключения Государственного договора. Мне тогда было 17 лет, я поехал на велосипеде из дома к дворцу Бельведер, наблюдал за этим. Большой автомобиль Вячеслава Молотова, советского министра иностранных дел, элегантное авто французского министра с шофером в белых перчатках, большой "Шевроле" американского министра иностранных дел Джона Фостера Даллеса. Потом была Венгерская революция, это была сложная, грустная глава в наших отношениях. Но в целом российско-австрийские отношения хорошо развивались. И я свои уроки из военного и послевоенного времени не забыл.

Я услышал ваш ответ на мой вопрос, господин президент, и первое, что мне пришло в голову, что как только вы выйдете из этого дворца, вам надо начинать писать мемуары. Потому что ваша память хранит столько замечательных эпизодов истории Австрии, что, я думаю, не только австрийцы, но и читатели во всем мире будут счастливы прочитать ваши мемуары. 

Вы будете смеяться, но буквально только что, три недели назад, моя супруга опубликовала книгу, которая содержит интересные воспоминания. Ее отец был антифашистом, узником концентрационного лагеря Дахау, Бухенвальда, потому эмигрировал в Швецию и там познакомился с Бруно Крайским, будущим канцлером Австрии, с другими. И эта книга сейчас находится в списке бестселлеров. Я немного подожду и, наверное, тоже напишу книгу. Надеюсь лишь, что она тоже попадет в список бестселлеров. И не получится так, что книга моей супруги оказалась очень успешной, а моя останется в тени. Поэтому нужно еще немного подождать. 

Я думаю, что, когда ты уходишь со службы, есть право и даже обязанность рассказать о пережитом, выступать с лекциями в университете, иными способами делиться своим опытом. Думаю, в России примерно такая же практика.

Я постараюсь опередить своих коллег и от имени агентства ТАСС пригласить вас, когда вы уйдете на пенсию, с первой лекцией выступить в Москве.

Это очень мило с вашей стороны, но сейчас еще много дел в Австрии. У нас большая проблема с беженцами, мы ведем интенсивные переговоры с Германией, Швецией, со всем Евросоюзом, чтобы решить проблему с беженцами. Мы гордимся, что Вена оказалась местом, где успешно проводились переговоры по ядерной программе Ирана. Российский министр иностранных дел, господин Лавров, тогда меня посещал, информировал, представил точку зрения России. Центральная проблема сейчас - война в Сирии и вокруг Сирии, гражданская война, огромное количество жертв - больше четверти миллиона, а также влияние (конфликта) на весь регион. И в этом случае переговоры необходимы и являются единственной возможностью решить эту проблему. Евросоюз должен укрепить свое единство и должен думать о вызовах будущего. Радостная новость пришла из Парижа: в последние недели были завершены переговоры по климату и предотвращению дальнейшего глобального потепления. Они в целом оказались успешными. Итоги "Парижа" не решают проблему, а создают международную основу для тех мер, которые предстоит предпринять в ближайшие десятилетия.

Австрия находится в выгодной ситуации, потому что у нас высока доля гидроэнергетики и возобновляемых источников. Но международное сообщество получило серьезное задание выполнить парижские договоренности. И у меня складывается такое ощущение, что задач на международном уровне меньше не становится, их все больше. И каждый раз, когда одна проблема решается, существует вероятность того, что две новые возникнут. Поэтому мы должны вместе работать на всех международных уровнях, особенно в рамках ООН, чтобы разобраться с этими проблемами. 

Проблемы, которые я перечислил, это не проблемы предстоящих шести месяцев. Они не ограничены периодом моего президентства. Это проблемы следующих шести лет, мой последователь с ними еще будет разбираться. А некоторые из них займут и больше шести лет. Это было попыткой перечислить то, что я считаю актуальным, что я считаю неотложным.

Что касается вопроса, какие визиты я совершу в первом полугодии 2016 года, то планы еще дорабатываются. Я точно предприму поездку на Кубу и в Колумбию. Я, конечно же, мы это уже обговорили давно, поеду в Германию, потому что у Австрии и Германии очень тесные взаимоотношения. А все остальное мы в предстоящие недели будем согласовывать и принимать решения.

Когда вы работали в парламенте, у вас было прозвище Дядюшка Соломон. Почему вас так называли и в чем причина этого прозвища?

Соломон - это фигура Старого Завета. И Соломон был известен своей справедливостью и мудростью. И как президенту парламента нужно иногда разрешать очень сложные ситуации, урегулировать спорные моменты или искать выход из безвыходной ситуации. Это мне всегда нравилось. Это был вызов, и спустя некоторое время все тогдашние пять парламентских партий слева направо заметили, что я социал-демократ, у меня есть политические убеждения, но я стараюсь быть объективным. И когда парламентарий от оппозиции, из маленькой партии был прав, а правящие партии придерживались другой точки зрения, но я был убежден, что тот прав, то я принимал решения на основе своего убеждения. И при решении различных проблем, от законодательства о предпринимательстве до вопросов Конституции, при распределении ресурсов. И это привело к тому, что я получил это почтенное прозвище Соломона. К тому же я стал депутатом парламента в очень юном возрасте, а когда я покинул парламент, был одним из самых старых. И тогда прозвище Дядюшка Соломон мне хорошо подходило. 

Как вы обычно встречаете Рождество? И вообще, насколько этот праздник любим в Австрии? 

Рождество для австрийцев главный праздник. Это и длинные каникулы - от Рождества до Нового года, многие уходят в отпуск. В моей семье Рождество всегда праздновалось. У меня сейчас трое внуков в возрасте 7, 5 и 3 лет. И поскольку они сейчас подрастают, стол в нашей квартире - а раньше у нас был круглый стол - стал маловат. И мы с женой в этом году к Рождеству подарили друг другу большой раздвижной прямоугольный стол, чтобы вся семья с моей сестрой, внуками разместилась. Затем я пригласил генерального секретаря ООН Пан Ги Муна в Вену на Новый год. Я высоко ценю Пан Ги Муна и ООН, ее деятельность, хотя порой все бывает очень сложно. 

Мы к 70-летию ООН сделали праздничный концерт Венской филармонии в Вене с 9-й симфонией Густава Малера. И, кроме того, Австрия ровно 60 лет назад, после подписания Государственного договора и объявления о нейтралитете, вступила в ООН. Так что прошедший 2015 год для нас был годом, когда мы праздновали окончание войны, подписание Госдоговора и наше вступление в ООН. 

Подробнее на ТАСС: http://tass.ru/opinions/interviews/2554895

Оставьте первый комментарий