Эйки Нестор: "Президентом становится тот, против кого меньшинство" фото

В августе 2016 года в ходе первого этапа выборов парламент Эстонии не смог избрать нового лидера страны. Ни одному из кандидатов не удалось получить хотя бы две трети голосов депутатов. Поэтому для избрания президента была созвана коллегия выборщиков. В нее вошли 335 человек, в том числе депутаты законодательного органа и представители советов местных самоуправлений.

Однако на состоявшемся 24 сентября заседании коллегии глава государства вновь избран не был — ни одному из кандидатов не удалось получить необходимых 168 голосов. После этого, согласно регламенту, выборы президента вновь вернулись в парламент, где продолжатся 3 октября. Эти выборы президента являются плановыми. Полномочия действующего главы государства Тоомаса Хендрика Ильвеса истекают в октябре. Новый президент станет четвертым по счету в современной истории страны. С 1992 по 2001 год этот пост занимал Леннарт Мери, с 2001 по 2006 год — Арнольд Рюйтель, а с 2006 года — Хендрик Ильвес.

Возникшую коллизию в интервью ТАСС прокомментировал спикер парламента Эстонии Эйки Нестор.

Является ли, на ваш взгляд, нынешняя ситуация, когда президента не удалось избрать в коллегии выборщиков, свидетельством кризиса выборной системы Эстонии?

Нынешнюю ситуацию никак нельзя назвать кризисной. Мы не должны быть слишком строги к выборщикам. Мне нравится, что те, кто голосовал, были свободны в своем выборе. В конце концов, те, кто выдвигают кандидатов, должны думать над их реальными шансами. Логика нашей конституции заключается в том, чтобы партии здесь сотрудничали больше обычного.

Какие основные причины, на ваш взгляд, привели к тому, что около 60 членов коллегии выборщиков во втором туре не отдали свой голос ни за одного из кандидатов, что не позволило избрать президента?

60 пустых бюллетеней — последствие первого тура. Это бюллетени тех, кто разочаровался в результате своего кандидата в первом туре. Это самое логичное объяснение, других и быть не может. В первом туре два человека получили очевидно меньше голосов, чем прогнозировалось. Можно было предположить, что Майлис Репс (кандидат от крупнейшей оппозиционной Центристской партии) точно пройдет во второй тур, это предсказывали все. Что касается сторонников (экс-главы МИД Марины) Кальюранд, то я не знаю, сколько среди них было разочаровавшихся.

После голосования в коллегии несколько эстонских политиков, включая президента, призвали к реформе избирательного законодательства Эстонии. Какие поправки могут быть внесены и когда?

Систему президентских выборов можно обсудить и при необходимости внести изменения. Однако в первую очередь считаю сейчас необходимым работать над тем, чтобы президент был избран в Рийгикогу. Мой опыт подсказывает, что сначала нужно договориться, каким образом будет найден подходящий кандидат, а затем уже будем предлагать имена. К сожалению, наша система такова, что президентом становится не тот, за кого большинство, а тот, против кого меньшинство.

Насколько большая ответственность за эту ситуацию лежит на правящей коалиции?

Чтобы избрать президента в Рийгикогу или в коллегии выборщиков, одних голосов представителей коалиции недостаточно. Кандидат должен заручиться более широкой поддержкой, в конце концов, мы выбираем президента всей Эстонии. Наша система такова, что президентом становится не тот, за кого большинство, а тот, против кого меньшинство.

Входящие в правящую коалицию Партия реформ и ваша Социал-демократическая партия на этих выборах поддерживали двух кандидатов: сначала вас (в парламенте), затем Сийма Калласа, однако ни одному из вас не удалось победить. Почему? Указывает ли это на какие-то проблемы внутри самой коалиции?

Две партии нашли возможность договориться. К сожалению, более масштабных договоренностей достичь не удалось. Так как в Рийгикогу кандидату необходимо набрать 68 голосов, то лишь поддержки коалиции недостаточно.

Читайте такжеКак устроен Рийгикогу и почему у Эстонии получилось побороть коррупцию?

Что теперь надо сделать ведущим партиям Эстонии, чтобы выборы завершились 3 октября? Какие шаги в этом направлении предпринимаются?

Во-первых, нужно спросить у всех шести парламентских фракций — готовы ли они искать такого кандидата, за которого проголосует более 2/3 парламента (Необходимый минимум голосов для избрания президента. — Прим. корр.). Также нужно воздержаться от "навешивания ярлыков" в СМИ, так как многие хорошие люди, которые могли бы стать кандидатом, просто сразу от этого откажутся. К потенциальному кандидату могли бы обратиться вместе все лидеры фракций с предложением пойти на выборы. Я сам так поступил однажды. Вместе с четырьмя коллегами я ходил к Леннарту Мери с предложением баллотироваться на пост президента. Если все председатели фракций вместе обратятся к одному человеку, то это будет говорить о том, что за этой кандидатурой действительно есть поддержка.

Кто может стать таким кандидатом, которого 3 октября поддержит парламент?

Я не хочу сейчас никого предлагать, так как если имена возможных кандидатов попадут в СМИ, то весь процесс может застопориться.

Верите ли вы лично, что 3 октября президент будет избран?

Я верю, что фракции сумеют найти общего кандидата, которого 3 октября изберут президентом.

Беседовал Евгений Антонов


Оставьте первый комментарий