ЕС и Турция нуждаются друг в друге, - посол Турции в ЕС фото

Селим Енел - посол Турции в ЕС - имеет значительный опыт работы в МИДе Турции. Дипломатический "багаж" получил, работая на должностях в Париже (третий секретарь и второй секретарь Постоянного представительства Турции при Организации экономического сотрудничества и развития), Кабуле (первый секретарь посольства Турции), в Нью-Йорке (первый секретарь и советник Постоянного представительства Турции при Организации Объединенных Наций) и в Брюсселе (советник и первый советник в постоянном представительстве Турции в Европейском экономическом сообществе). Он также был послом Турции в Австрии (2005-2009) и, после небольшого периода, с декабря 2011 года работает в постоянном представительстве Турции в ЕС в Брюсселе.

Должно быть, для Вас был очень активным период, когда Вы принимали участие во всех переговорах между Турцией и ЕС относительно миграционного кризиса и по вопросам либерализации визового режима. Как вы видите эти переговоры? Является ли предварительный результат переговоров справедливым для обеих сторон? Будут ли соблюдаться договоренности? Как недавние события в Турции повлияют на эти переговоры?

После трех встреч на высшем уровне (встречи глав государств ЕС и правительства с Турцией), мы пришли к важному соглашению, в соответствии с которым мы должны нормализировать наши отношения. В течение долгого времени, к сожалению, отношения стран были отдалёнными. Я должен сказать, что это является возможностью для нормализации двусторонних отношений. Мы приняли достаточно мер для предотвращения потока нелегальных мигрантов, но самое главное было достигнуто 18 марта 2016 года, потому, что в сделке за нами было закреплено, что всех, кто направляется в Грецию, Турция вернет обратно вне зависимости сириец ты или не-сириец. Это был трюк, который сделал свое. Люди увидели, что если они поплывут на греческие острова, - это будет бессмысленным. Торговцы, контрабандисты также увидели, что их прибыльный бизнес подходит к концу, и что люди не будут тратить деньги, так как их в любом случае вернут обратно, если они поплывут в сторону Греции. После того, как сделка была достигнута, мы увидели, что число мигрантов резко снизилось.

Наиболее важно, что нам удалось получить раннее соглашение о либерализации визового режима. Мы выполнили 67 из 72 требований, но последние пять пунктов были очень трудно достижимы во времени, и наиболее сложным было изменение законодательства о терроризме. Как вы знаете, сейчас происходит много террористических атак не только в моей стране, но во всем мире, и мы ожидаем определенного понимания со стороны всех, что в таких условиях трудно изменить любое законодательство.

Надежды на сентябрь, но задержки возможны

Тем не менее, наш министр иностранных дел и министр ЕС провели переговоры с Франсом Тиммермансом, первым вице-президентом, и мы сказали, что если мы сможем договориться об остальных пунктах, которые не повредят нашей борьбе с терроризмом, то мы можем искать пути, в котором мы можем прийти к взаимопониманию. Таким образом, мы еще не закрыли этот вопрос.

Мы надеемся договориться к сентябрю, когда Европейский парламент вновь начнет свою работу. Во-первых, комиссия сможет предоставить отчеты относительно имплементации оставшихся пяти контрольных показателей; во-вторых, Совет должен дать свое согласие, это касается и Европарламента. Мы нацелены на сентябрь.

То, что произошло в Турции из-за попытки государственного переворота может немного отсрочить эти вопросы, хотя пока слишком рано об этом говорить. Касательно дальнейшего нашей сделки с ЕС, то в отношении наших обязательств ничего не изменилось. Мы считаем, что самое главное заключается в том, что сирийский кризис подходит к концу. Проблема миграции очень важна для нас. Я считаю, что люди забыли, что в прошлом году они говорили об экзистенциальном вопросе для ЕС. Теперь этого вопроса нет. Число погибших резко сократилось. Больше никто не умирает в Эгейском море. К сожалению, люди забывают хорошие вещи и помнят только плохие, и мы должны напомнить им, что эта сделка была успехом, который будет продолжаться.

Каковы ваши взгляды на возможные непредвиденные обстоятельства в отношениях с ЕС? Может ли отказ ЕС выполнить свои обещания по либерализации визового режима привести к ситуации, в которой Турция могла бы вновь позволить мигрантам въезжать в Грецию и следовать по Балканскому маршруту?

Нет, это будет не так. Если ЕС, несмотря на все, что мы сделали, несмотря на наши усилия, когда мы выполнили обязательства и ЕС не даст нам либерализацию визового режима, то, тогда мы бы не будем применять соглашение о реадмиссии ( Ред.: отказ от реадмиссии своих граждан - сознательная политика некоторых государств, стремящихся к увеличению своей диаспоры за рубежом. Посольства таких государств отказываются выдавать своим депортируемым гражданам паспорта или свидетельства на возвращение. Ещё более проблематичным является возврат в страну иностранцев — транзитных мигрантов).

И это то, о чем мы всегда говорили, даже до подписания соглашения по мигрантам, во время подписания соглашения и после него. Мы говорили, что если мы выполним все и ЕС не предоставит безвизовый режим по каким-то политическим причинам, то мы не будем придерживаться соглашения о реадмиссии.

Может ли ЕС управлять границами и регулировать миграцию без помощи Турции, например, - с помощью Греции и других новосозданных органов или инициатив ЕС, таких как Европейская пограничная охрана или с помощью итальянского плана для Африки? Могут ли мигранты попробовать пробраться через Кипр? На ваш взгляд,можно ли осуществить план "Б" ЕС по борьбе с мигрантами без Турции? Должны ли мы все еще беспокоиться по поводу неизвестных сценариев? Какой план "Б" для Турции?

То, что они хотят иметь такой пограничный контроль - это факт, и это важно, но это займет достаточное количество времени, и не будет легко. Границы длинные и ими трудно управлять, поэтому ЕС с кем-то сотрудничать, им потребуется помощь со стороны третьих стран. И лучшая помощь будет приходить из Турции, и мы уже это доказали в течение последних нескольких месяцев. Партнерство с Турцией имеет важное значение, и мы не будем уклоняться от этого, так что плана "Б" не существует. Его не должно быть, должна быть только кооперация.

При рассмотрении вопроса о вступлении Турции в ЕС, часто всплывает географический фактор. Многие также опасаются, что есть сильное разделение страны на Восток-Запад и Север-Юг, и что Стамбул является единственным космополитическим узлом. Подобный аргумент обострялся и использовался в кампании сторонников Brexit. Как Вы можете это прокомментировать? Является ли Турция европейской страной как с культурной точки зрения, так и географически? На ваш взгляд, что было бы самым большим вкладом Турции для Европы и ЕС?

Мы были очень разочарованы аргументами во время Brexit. Сторонники выхода Великобритании из ЕС делали много заявлений и некоторые из них были откровенной ложью. Говорили, что как только Турция в ближайшее время вступит в ЕС, то 12 миллионов турок приедут в Великобританию, чтобы жить там. Это было откровенной ложью и, к сожалению, правительству Великобритании не удалось убедить свой народ, что это не правда, поэтому мы были очень встревожены.

Что касается вклада в ЕС, то Турция является европейской страной в не зависимости от того, станем ли мы членами ЕС или нет. Это всегда было так, исторически и географически. Если Кипр является членом ЕС и если Грузия рассматривается в качестве кандидата на вступление, то Турция, конечно, европейская страна, в том числе географически.

Факт того, что турки продемонстрировали свою решительную поддержку демократии во время попытки государственного переворота еще раз демонстрирует, что Турция стала действительно демократической страной. И, наконец, я не думаю, что мы должны кому-то что-то доказывать, потому что другие страны не должны были доказывать свое правомочие, чтобы стать членами ЕС - почему мы должны это делать?

Имеет ли значение, что Турция является густонаселенной мусульманской страной? Видите ли вы какие-либо проблемы с этим? Как чувствуют себя представители разных конфессий в Турции? Могут ли размер вашей страны и религия вызывать опасения со стороны ЕС?

Такой подход не правильный. В ЕС 500 миллионов человек, в Турции - 75-76 миллионов. Мы не боимся вступления в ЕС, но мы не понимаем, почему ЕС боится Турции. Это действительно странная ситуация, но это то, что мы видим все время.

Дело в том, что если Турция присоединится, она будет иметь те же права, как и Германия. Главным беспокойством у немцев, французов или у других может быть то, что Турция будет мощным членом ЕС. Таким образом, мы должны доказать, что, если мы присоединимся, то мы не будем раскачивать лодку, и что мы на самом деле укрепим ЕС.

Мы упоминали о BREXIT, какие последствия он может иметь для Турции?

Вплоть до проведения референдума, Великобритания была нашим самым сильным сторонником в ЕС. Однако, с тех пор поддержка уменьшилась и если Великобритания покинет ЕС, то поддержка исчезнет навсегда.

Мы считаем, что ЕС должен оставаться сильным - и Великобритании является как раз тем элементом, который делает ЕС сильным. Мы очень разочарованы результатами Brexit. Мы надеемся, что переговоры о выходе принесут положительный результат для обеих сторон. Я не уверен, какой будет исход, еще очень рано об этом говорить. Может быть, этого не произойдет и вовсе, и я на это надеюсь.

В начале июня 2016 года, Бундестаг принял резолюцию о признании геноцида армян в 1915 году, что вызвало бурю негодования в Турции. Резолюция была резко раскритикована со стороны Эрдогана, который припомнил историю Германии 20-го века. Кроме того, Германия обязалась содействовать прекращению конфликта в Нагорно-Карабахском регионе. Как вы оцениваете роль Германии в улучшении турецко-армянских отношений?

Нам не нужна ничья помощь в этом вопросе и Германия является последней страной, чтобы говорить нам что-нибудь по поводу этих событий.

Как вы видите будущее конфигурацию немецких политических партий и какую роль могли бы сыграть этнические турки немецкой национальности в этом?

Немцы турецкого происхождения в Германии, как правило, голосуют в одном направлении, - за социал-демократов. Конечно, они будут смотреть на на тех, кто из политических сил поддерживает Турцию.

Любые последние комментарии, которые вы хотели бы поделиться с нами?

Мы нужны друг другу. ЕС и Турция нужны друг другу. Мы надеемся, что нормализация отношений, которая произошла за последний год будет продолжаться как и прежде. Для демократии в Турции, нам нужна поддержка ЕС.

Оставьте первый комментарий