Эрнст Райхель : "Экономическое развитие Украины напрямую зависит от четкого выполнения реформ" фото

В интервью агентству "Интерфакс-Украина" Чрезвычайный и Полномочный Посол Федеративной Республики Германии в Украине Эрнст Райхель рассказал о том каких действий от Украины ожидает Германия и европейские партнеры в контексте урегулирования конфликта на Донбассе, санкциях против России и безвизовом режиме для Украины.


Чего Вы ждете от предстоящего визита министров иностранных дел Германии и Франции Франка-Вальтера Штайнмайера и Жан-Марка Эро в Киев?

Визит двух министров происходит в связи с переговорным процессом в рамках "Нормандского формата", поэтому они вдвоем и приезжают. Кроме того, федеральный министр Штайнмайер председательствует в ОБСЕ. Исходя из этого, основные вопросы будут сосредоточены на выполнении Минских договоренностей, а также на деятельности наблюдательной миссии СММ ОБСЕ в Украине за прекращением огня на Донбассе.

Эксперты отмечают определенную разницу в позициях канцлера Германии Ангелы Меркель и министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера по отношению к урегулированию конфликта на Донбассе. Согласны ли Вы с этим?

Исходя из собственного опыта работы в Берлине, могу сказать, что это восприятие не соответствует действительности. Федеральный канцлер, как и федеральный министр, тщательно согласовывают свои действия, равно как и их сотрудники. Переговоры в "Нормандском формате" проводятся на разных уровнях, как на уровне глав правительств, так и на уровне министров, а также различных чиновников, и конечно, было бы невозможно разумно работать, если бы не было тесного сотрудничества.

А каких действий от Украины ожидает Германия и европейские партнеры в контексте урегулирования конфликта на Донбассе?

Мы ожидаем от обеих сторон, в том числе от Украины, конструктивной и интенсивной работы над выполнением Минских договоренностей, что означает полное прекращение огня, отвод тяжелого вооружения и реализация политического урегулирования, достигнутого в Минске. Это, конечно, означает, что Украина в этом конфликте, который регулируется Минскими договоренностями, не может на 100% отстоять свои интересы и должна идти на определенные уступки.

Мы твердо убеждены, что для Украины намного выгоднее иметь в своем распоряжении Минские договоренности и выполнять их, чем быть в ситуации, когда с Россией нет никаких договоренностей. И я был рад, когда президент Украины Петр Порошенко подтвердил это во время своего выступления в Раде.

У Вас уже была встреча с президентом Украины Петром Порошенко. Стали ли Вы оптимистичнее смотреть на ситуацию с урегулированием конфликта на Донбассе?

Мы о конфликте не так подробно общались, чтобы я мог сделать какие-либо выводы, однако он четко стоит на позиции полного выполнения Минских договоренностей – и это хорошо, на наш взгляд. Конечно, это не отменяет того факта, что в деталях еще нужно многое урегулировать и обсуждать и что здесь есть еще сложности.

Многие немецкие бизнес-структуры все чаще призывают к снятию или хотя бы ослаблению санкций против России. Хотя Германия одна из самых несгибаемых стран ЕС в этом вопросе. Стоит ли ожидать изменений?

Я знаю, что здесь внимательно следят за теми дискуссиями, которые ведутся среди немецких экономических объединений и отдельных немецких предпринимателей, и у меня сложилось впечатление, что, возможно, этому вопросу здесь придается слишком большое значение. У нас в Германии происходит открытая плюралистическая дискуссия, во время которой каждый может высказаться. И существуют разные мнения. Но на политическом уровне достигнут широкий консенсус, возможно за исключением партии левых, которая раньше была коммунистической партией ГДР, о том, что на данный момент нет условий для снятия санкций. И Украина поступит верно, если она не будет давать оснований думать, будто бы со своей стороны делает не все для выполнения Минских договоренностей. Ведь это именно то, что Россия пытается донести до нашей общественности, а именно, что Украина виновата в невыполнении Минских договоренностей.

В 2017 году во многих странах Европы пройдут выборы в парламент, в том числе в Германии. Меняются политические настроения, и успех партии AfD ("Альтернатива для Германии") это показывает. Мы видим, как меняется политическая структура во многих странах. Как Вы думаете, не помешает ли это евроинтеграции Украины в дальнейшем?

Действительно, во многих странах ЕС мы сейчас переживаем фазу популизма, своего рода "усталость от расширения ЕС", но это не вчера появилось, этому уже несколько лет. Именно поэтому Европейский Союз последовательно проводил свою политику расширения, но если проследить политику ЕС относительно расширения или сближения третьих стран за последние 10-20 лет, то станет ясно видно, что требования стали выше. Это связано как с общественными настроениями, так и с тем, что во время прошедших раундов расширения мы четко поняли, что определенные вещи нужно особенно учитывать. И тут речь идет, прежде всего, о том, чтобы критерии ЕС выполнялись не только в законах и заявлениях о намерениях, но и были четко реализованы на практике.

original.jpg

Можно ли Украине до конца 2016 года рассчитывать на получение безвизового режима?

Сейчас по этому решению в ЕС идет законодательный процесс. Европейская комиссия, как вы знаете, приняла решение о том, что Украина выполнила все требования, необходимые для получения безвизового режима, но с оговоркой на то, что должны будут выполнены последующие шаги по реформированию.

Таким образом, можно сказать, что мы работаем параллельно – Европейский Союз работает в рамках своего законодательного процесса, а Украина должна еще предпринять шаги для создания соответствующих условий. Хочу сказать, что процесс идет хорошим темпом. О конкретном моменте времени не хотел бы говорить, так как еще очень многие позиции открыты. И я понимаю, что в Украине есть своего рода нетерпение, как и у всех стран, которые ожидают подобных решений, но если посмотреть на историю развития этого вопроса, то два-три месяца – это небольшой срок.


Читайте также: 40 депутатів мають задеклароване житло більше ніж 200 кв.м.


У всех послов есть определенные функции, но каждый посол привносит что-то свое. Ваша работа в Украине припадает на тяжелое для страны время. Каким послом Вы бы хотели быть? Чем запомниться?

Самым лучшим (смеется). Роли Германии в Украине в настоящее время будет соответствовать, если я буду акцентировать внимание на двух вещах. Первое – это выполнение Минских договоренностей. Второе, это – продолжение динамики реформ. Я убежден, что экономическое развитие Украины напрямую зависит от четкого выполнения реформ. Есть хорошие примеры развития стран Центральной и Восточной Европы, поэтому я не вижу причин, почему бы Украина не могла пойти таким путем, если она в состоянии принять необходимые для этого решения. В этом контексте я не так вспоминая бывшую ГДР, которая была отдельным случаем, а скорее о Балтийских странах, Польше и др., которые прошли невероятный путь развития за последние 25 лет. Это два ключевых аспекта, если Украине удастся достичь прогресса в них, то ее положение станет намного лучше.

Украинские эксперты считают Германию и германские компании основными лоббистами в Европе проекта "Северный поток-2", против которого категорически выступает Киев. Согласны ли вы с этим утверждением, какую официальную позицию занимает Берлин по этому вопросу? Заинтересованы ли германские компании принять участие в управлении украинской газотранспортной системой или в работе на реформированном украинском газовом рынке?

"Северный поток-2" является проектом не Правительства Германии, а в общей сложности пяти частных фирм из четырёх стран ЕС и Газпрома. Две из этих частных фирм являются немецкими фирмами, три другие – из других стран ЕС. Правительство Германии либо иные германские государственные органы не вовлечены напрямую в проект, не говоря уже о его финансировании.

Является ли проект экономически целесообразным, это, в первую очередь, вопрос, на который должны ответить для себя задействованные предприятия. Кроме того, само собой разумеется, что "Северный поток-2" в случае, если заинтересованные фирмы все-таки решат его реализовать, должен соответствовать всем касающимся данного случая юридическим актам, применяемым в ЕС к таким проектам. 

Правительство Германии полностью осознает опасения Украины относительно "Северного потока-2" и стоящий за этим внешнеполитический контекст. Оно и далее будет выступать за использование украинской газопроводной системы для обеспечения газом государств-членов ЕС и напр. стран Юго-Восточной Европы.

Что касается возможного участия немецких фирм в управлении украинской газотранспортной системой: безусловно, существует огромная потребность в инвестициях, сеть в плохом состоянии. Но, по моему мнению, вопрос ставится слишком рано. Нафтогаз еще неразукрупнен. Неясны еще условия, на каких фирмы из ЕС могли бы принять участие в одном из обособленных предприятий-преемников Укртрансгаза. И относительно общего экономического и инвестиционного климата в Украине есть еще над чем работать, напр., касательно реформирования деятельности органов юстиции и борьба с коррупцией. Но когда во всех этих комплексах тем у нас будет более четкое видение, я вполне могу себе представить, что и немецкие предприятия проявят интерес к деятельности в Украине. Для этого у них, без сомнения, достаточно высокий уровень компетентности.

Как Вы оцените темп реформ в Украине? С какими трудностями сталкиваются немецкие инвесторы в Украине?

За два с половиной года после "Революции достоинства" Украина продвинулась вперед по ряду основополагающих реформ: реформа государственных закупок и внедрение тендерной системы "ProZorro", кстати, при финансовой поддержке со стороны Германии; создание новой полиции и новых институтов по борьбе с коррупцией; очищение и стабилизация банковского сектора силами НБУ; устранение довольно коррупционогенной системы субсидирования цен в энергетическом секторе; важные шаги к безвизовому режиму; выполнение договоренностей в рамках программы МВФ, если назвать только несколько достижений.

Вместе с тем, еще отсутствуют важные изменения либо они осуществляются медленно: приватизация крупных государственных предприятий, устранение недостатков в становлении правового государства и, наверно самое важное, устойчивое обуздание эндемической коррупции, ведь, как Вы знаете, Украина занимает последнее место в Европе по Индексу восприятия коррупции (рейтинг Transparency International).То есть, реформы, безусловно, идут в верном направлении, но часто слишком медленно, сталкиваясь с большим сопротивлением при реализации, как, например, при недавнем введении электронного декларирования собственности. Поэтому не следует удивляться, что, прежде всего, недостаточная правовая безопасность и связанная с этим эндемическая коррупция являются теми факторами, которые сильнее всего препятствуют более активной деятельности немецких инвесторов.


Читайте такжеКабмин создал Совет по борьбе с отмыванием денег


В октябре прошлого года было анонсировано создание германско-украинской торговой палаты. С чем связано задержка с ее запуском?

Создание германской внешнеторговой палаты проходит по графику. И не совсем корректно говорить о задержках, поскольку никогда не оглашался определенный срок. Торжественное открытие состоится 10 октября, и когда перед открытием этой палаты нужно предпринять некоторые правовые и административные шаги, то это нормальное положение вещей. Я убежден, что для германо-украинских торговых и инвестиционных отношений палата будет иметь длительный положительный эффект.

Германия оказывает значительную помощь внутренним переселенцам из Донбасса. Каковы последние цифры, сколько уже предоставлено и сколько планируется выделить средств на гуманитарный блок?

Германия оказывает Украине обширную помощь, которая состоит в целенаправленной комбинации краткосрочных мер экстренной помощи и средне- и долгосрочной поддержки. Что касается гуманитарной помощи для Украины, то Германия занимает первое место среди двухсторонних доноров. В этом году мы значительно увеличили нашу гуманитарную помощь— до суммы в 22,4 миллиона евро. Основные меры немецкой помощи направлены на оказание помощи внутренне перемещенным лицам в виде медицинского обеспечения, водоснабжения, санитарно-технического оборудования, обеспечения продуктами питания. Федеральное правительство выделило 3,5 миллиона евро на восстановление жилищ, ставших непригодными для проживания из-за боевых действий. 

Но Германия предоставляет не только гуманитарную помощь: поддержка на двухстороннем уровне составила в прошлом году почти 200 миллионов евро, к тому же, Германия помогает Украине, выделяя 500 миллионов евро в рамках несвязанного кредита, из которых 200 миллионов евро уже перечислены в Государственный фонд гарантирования вкладов. Они пойдут на пользу тем украинским гражданам, у которых были сбережения в банках, выведенных с рынка. Остальные 300 миллионов евро дадут Украине возможность инвестировать в инфраструктуру и восстановление.

Из этого можно сделать чёткий вывод: Германия прочно стоит на стороне Украины, будто в сфере гражданского общества, будто в политике или в экономике. Мы предоставляем полную поддержку, и ожидаем при этом, что и Украина будет целеустремленно продвигать вперед свою обширную программу реформ.

Готова ли Германия поддержать создаваемый в Украине Фонд энергоэффективности и предоставить льготные кредиты на жилье для переселенцев? На какую сумму может рассчитывать Киев?

Еще на стадии становления и концептуальной разработки Фонда энергоэффективности Германия сыграла существенную роль, что и было многократно публично отмечено Вице-премьер-министром Зубко. Германия будет также оказывать финансовую поддержку Фонду, как прямо, так и через свою долю во взносе со стороны ЕС. 

О поддержке на двухстороннем уровне и для граждан, пострадавших из-за конфликта на Востоке Украины, я уже упомянул.


Читайте такжеЕС и Дания выделили €16 млн на борьбу с коррупцией в Украине

В июле 2015 года Верховная Рада ратифицировала меморандум с Германией о выделении кредита на 500 млн евро на восстановление Донбасса. Согласно документу, из этой суммы 300 млн евро будет выделено на энергетику, инфраструктуру и коммунальные предприятия, и 200 млн евро – в качестве макрофинансовой помощи. Насколько известно, пока не утвержден ни один проект из первой части этого кредита. С чем связана задержка с выделением средств?

Упомянутые 200 миллионов евро, как было сказано, поступили уже порядочное время наза, и внесли существенный вклад в укрепление украинского Фонда гарантирования вкладов. С учетом того, что за последние добрых два года около 80 банков исчезли с украинского рынка, и многим частным владельцам депозитов нужно было возмещать их вклады, это мероприятие имело для Украины большое экономическое и социальное значение. 

Что касается остальных 300 миллионов евро, то отбор и концептирование мероприятий, которые будут финансироваться соответствующими кредитами в упомянутых Вами сферах, продвинулись уже довольно далеко. Обязывающие договоренности о таких мероприятиях достигаются между Правительством Украины и Федеральным правительством Германии, в рамках специально созданной для этих целей рабочей группы.

Конечно, верно, что мы при этом движемся вперед не совсем так быстро, как нам хотелось бы. Но верно и то, что речь идет о проектах значительной технической и административной сложности и что как раз украинская сторона должна проводить некоторые внутренние согласования, прежде чем можно будет принять окончательные решения. Но я уверен, что уже скоро можно будет увидеть первые конкретные, ощутимые результаты.



Загрузка...

Оставьте первый комментарий