Дмитрий Беспалов: Мы - инженеры и никогда не касались политических тем фото

Дмитрий Беспалов, 29 лет. Преподаватель кафедры Городского строительства Киевского национального университета строительства и архитектуры, евангелист транспортного моделирования и советник фракции "Самопомощь" в Киевсовете о политических планах, проблемах столицы в рубрике "Новые имена" украинской политики. 

Дмитрий, Вы занимаетесь транспортными проектами. Как давно? Почему решили идти в политику?

Очень сложный и коварный вопрос. Я занимаюсь транспортными вопросами с 2008 года - это год, когда я выпустился из кафедры городского строительства и мне предложили остаться там преподавать. Я остался, хотя это был сложный выбор. Это было до кризиса 2008 года. Многие мои одногруппники шли, условно говоря, продавать мобильные телефоны и получали за это гораздо больше денег. У меня был выбор: идти в какую-то проектную организацию и получать за это 2200 гривен (как сейчас помню) или идти в институт, где зарплата была 1200 гривен. Стал работать на кафедре. Я стал интересоваться своей темой, хотел что-то делать лучше. Писал диссертацию, посвященную развязкам разных уровней. Во время написания нашел такую штуку как транспортное моделирование. Понять какая должна быть развязка, нужна ли она вообще можно только с помощью транспортного моделирования.

В 2012 году я позвонил в немецкую компанию, которая занималась дистрибьюцией программного обеспечения, мы начали общаться и они пригласили меня на работу. Для меня это был вообще другой мир. Были командировки в Германию, в Дрезден. Компания привыкла работать за небольшую рентабельность, при этом максимально вкладывая в сотрудников  -это то чего нет в украинских компаниях. Я начал работать во многих проектах. Например, проектировал транспортно-пересадочные узлы для Москвы (2013-2014 года).

Мы - инженеры и никогда не касались политических тем. Это был полезный опыт, который я потом переосмыслил в магистерской работе. Москва - очень хороший для нас пример в плане транспортных решений потому, что в Москве очень много денег и они не учатся на своих ошибках. Наступили на грабли - потушили эту проблему деньгами, пошли наступать на другие. Например, Москва-Сити. Киеву прежде чем строить свой Сити надо внимательно проанализировать что произошло там: только транспортно-пересадочные узлы они при мне переделывали 5 раз -  просто графическое отображение определенных чертежей, это все время и деньги.

Это делалось из-за нехватки специалистов или намеренно, чтобы потом переделывать?

Ну, специалистов там хватает. У них очень много денег, для них работали лучшие консалтинговые компании мира. У Киева сейчас есть уникальный шанс. Раньше, на постсоветском пространстве, в основном, работали российские инженеры. Для Грузии, Азербайджана, Казахстана, Белоруси, работали питерцы и москвичи. Моя компания всерьез рассматривает киевский офис как альтернативу хорошо развитому российскому офису. Мы сейчас ведем переговоры о транспортной модели города Тбилиси. Это уникальный шанс для наших инженеров.

Будет ли у Вас время на все это, когда Вы начнете заниматься политикой?

Смотря что называть политикой. Я, в принципе, туда пошел для того, чтобы продолжать быть транспортником. Это транспортная политика. Когда Сергей Гусовский позвал меня на встречу и предложил баллотироваться от "Самопомощи", он говорил, что нужно очень хорошо подумать потому, что это занимает очень много времени. Я уточнил буду ли я заниматься транспортными вопросами как специалист? Он сказал, что - да. Безусловно, появится какой-то процент несвойственных мне дел. Например, сегодня в Фейсбуке написали, что в каком-то дворе наркоманы и нужно что-то предпринять. До этого писали, что какому-то фонду, для помощи людям с ограниченными способностями, нужно помещение и не могу ли я чем-то помочь? Первую просьбу я выполнил. Нашел коллегу из "Самопомощи", который помог решить их вопрос и, думаю, что со двором этим постараюсь решить.

А что для Киева собираетесь дальше делать?

Так как я - транспортник, то, думаю, что буду работать больше в этой сфере. Транспортные проблемы - очень сложные и взаимосвязанные. Меня спрашивают как я решу проблему с парковкой или с маршрутками. Для транспортника - это такой вселенский вопрос. Есть подходы, методологии, но есть очень много нюансов внутри. Моя компания выиграла тендер и начала разработку транспортной модели города Киева, о которой сейчас много говорят. В 2014 году в Киев приехала миссия мирового банка и сказала, что готова финансировать инфраструктурные проекты. Киев ответил: "давайте нам деньги". Мировой банк попросил показать проекты. Выяснилось, что у Киева есть как минимум 5 проектов, и каждый разработчик считает, что только он знает как сделать. Метро, электричка, трамвай, автобусы-экспресс, просто изменение автобусов, выделенные полосы, комбинации этих вариантов - очень много сценариев. Мировой банк сказал: "без проблем, давайте просчитаем ваши транспортные модели и вместе решим что лучше". Киев сказал, что у нас нет транспортной модели и началась ее разработка, чтобы определить цифры и найти лучший вариант. До сегодняшнего дня мои ребята не работают потому, что транспортники до сих пор говорят языком качественным, а не количественным, к сожалению.

Как Ваша семья относится к тому, что Вы хотите заниматься политикой? 

Поддерживает. Это большое событие для моей семьи, они гордятся. Возможно, мы еще не до конца осознали, что это такое. Я стараюсь философски к этому относиться и максимально эффективно расходовать свои силы. Помимо избирательной кампании, у нас очень активно идет проект транспортной модели - я стараюсь нигде не упускать. Мне еще нет 30-ти, и кажется, что в этом возрасте нужно активно развиваться, по максимуму, а потом пожинать плоды. Мне это рассказал мой бывший начальник офиса СНГ, у него такая философия. Эффективно расходовать силы. Для меня не будет трагедией, если меня не изберут. Изберут моих коллег и я все равно смогу работать. У меня нет тщеславия в этом плане. Буду точно так же работать, только через моих коллег.

Вопрос - зачем тогда избирательная гонка, если можно просто работать, как и сейчас?

Если я все же изберусь - у меня будет больше рычагов. Есть транспортная комиссия, на которой я много раз присутствовал, осуждал, видел их порядок. Порой бывает очень сложно доносить определенные вещи до не профессионала, не транспортника, и бывает, что по дороге они меняются. Я с этим борюсь. Я знаю проблемы городской исполнительной власти в этом.

Почему именно "Самопомощь"?

Я с ними достаточно давно работаю. Мы делали проект «Київ зручне місто. Маніфест киян». Я предлагал свое оформление, транспортную часть, сделал много предложений, которые вычитал в соответствующей литературе. Сильно изменила мое представление книга Вукана Вучика «Транспорт в городах удобных для жизни». До чтения книги парковка для меня была всего на всего парковка и право автомобилиста припарковать свой автомобиль. После прочтения я понял, что парковка - это мощный инструмент планирования в городе. Городская власть, устанавливая гибкие тарифы, может перебрасывать потоки с улицы на улицу. На улицах с малой пропускной способностью мы поставим высокий тариф, а на соседней - можно спокойно парковаться, это не очень удобно людям потому, что чуть дольше нужно пройти, но это удобно большинству. Все теряют меньше времени при этом есть возможность не пустить автомобили в центр. Прочитав это, я понял, что политическая партия, которая поставит высокий тариф на парковку в центре совершит политическое самоубийство потому, что оппозиционные партии ее разорвут на куски, называя это дискриминацией небогатого человека. Человек на мерседесе сможет приехать в центр, а на жигулях - не сможет.

Но везде можно найти компромиссы. Я примерно понимаю как это сделать. У Киева все еще нет комплексных схем организации дорожного движения, это такая база данных, где в электронном виде графически нанесены знаки, разметка и парковочные места. Это все хранится в бумажном виде. У "Киевпарктранссервиса" всего 20 000 паркомест, тогда как в Киеве зарегистрировано около 1 200 000 автомобилей. 

У Вас есть программа?

У "Самопомощи" есть программа. Она интерактивная, люди могут вносить предложения. Мы понимаем, что какой бы классной не была программа, идеальной она не будет. Это всегда компромисс. Будем стараться найти наиболее удовлетворяющий всех компромисс по актуальным вопросам. Я стараюсь по совести ко всему относиться. То как с нами работают и какие принципы в нас закладывают - очень здорово. Есть люди, которые говорят, что "у вас снаружи все выглядит очень хорошо", я отвечаю, что "внутри - тоже, никакого популизма". Я не обещаю, что транспорт в Киеве сразу улучшится, это не будет сиюминутное решение. Как показывает опыт многих постсоветских городов наши маршруты требуют радикального изменения. Должна быть огромная компания, и мы хотим ее делать.

Вы лично разговариваете со своими избирателями?

Пока еще нет. Я избираюсь по району в котором вырос, многих людей со своего участка знаю лично, и знаю все проблемы этого района потому, что они актуальны и для меня. Там есть так же кандидат, действующий депутат, у которого много ресурсов и его тяжело переплюнуть. Говорить и помогать я буду обязательно, и буду стараться больше говорить с людьми. Нас так настраивают, вне зависимости от того, как они будут голосовать. Я понимаю, что если я не изберусь, то больше смогу уделить внимания семье.

Что Вы имеете ввиду, когда говорите: нас там учат, нам рассказывают?

Очень интересные происходят штуки. Когда я дал позитивный ответ на участие в выборах, меня пригласили на открытое заседание фракции "Самопомощь", весной. Это была виртуальная фракция, которая обсуждала текущие вопросы, общие политические вопросы. Мы собираемся каждую неделю. Руководство киевского офиса старается приглашать разных интересных людей: политологов, Тарас Березовец был, был руководитель фракции в ВР, - можно было задать вопросы, они очень интересно рассказывали. Из нас сформировали виртуальные комиссии, мы делали виртуальные проекты решений, нам показали с чем примерно нам предстоит иметь дело. Кто-то отсеялся. Делали презентации, рассказывали кто компетентен в каком вопросе. Нас настраивают, что мы не просто люди, мы - специалисты в своей отрасли, и если меня, транспортника, начнут спрашивать о медицине или о бездомных собаках, я не должен что-то фантазировать, а могу отослать к человеку, который в этом разбирается. Мне это очень нравится.

Такое же я увидел в немецкой компании - в людей вкладывают деньги и время. Мне очень нравится немецкий инженерный подход. Они считают, что если инженер не может объяснить логику принятия того или иного инженерного решения горожанину, то он не инженер, и поэтому немцы не очень хотят работать по новым европейским нормам, которые были приняты недавно, говорят, что они искусственно запутаны. Совершенно простая вещь запутана в какие-то формулы, таблицы. Для меня это очень близко, я знаю что такое наукоподобие, наукообразие. Это игра в слова - действия там никакого нет. Я до сих пор не защитился, в силу какого-то перфекционизма. У нас наука стала абстрактной. Нужно красиво сплетать термины в предложения, а практический результат никого не интересует.

А чем Ваша жена занимается?

Она воспитывает ребенка, в декрете сейчас. Дочке два годика. Я очень ей благодарен, что все заботы с маленьким ребенком она принимает на себя. По специальности она энергоменеджер.

По каким критериям Вы будете оценивать результаты своей работы в политике?

Когда мы моделируем, делаем модель существующего положения: рассчитываем скорость, среднее время задержки, пропускную способность и т.д. мы получаем базовый вариант, делаем какой-то проектный вариант или несколько, получаем цифры и оцениваем какой вариант лучше. Я хочу, чтобы у нас появился рынок транспортных проектов, никаких монополий и никаких качественных анализов в инженерии, никаких гуманитарных обоснований развязок или мостов. Если украинский офис выйдет на рынок СНГ - это инвестиции в страну. Для депутата местного совета это очень круто. Киев - показательный для Украины город: как происходит в Киеве, так происходит в других городах.

На каких избирателей Вы больше ориентируетесь? На молодых?

Сложно сказать. Если подойдет человек старшего поколения, я с ним с удовольствием поговорю и постараюсь решить проблемы. Опять же, это опыт работы в институте. У меня есть студенты, которые старше меня в два раза, и за 7 лет работы я приобрел опыт хождения по уровням - примерно понимаю когда мне нужно подняться в уровне или спуститься. Когда я вижу, что человек не понимает, ищу как по-другому это сказать. Многие вещи делаются на автомате. Многим бабушкам важно не решение проблемы, а именно поговорить, но если есть проблема - я всегда помогу ее решить.


Оставьте первый комментарий