«Чем скорее Великобритания прекратит членство в ЕС, тем лучше», - Штайнмаер фото

В интервью глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер высказывает свое мнение по таким концептуальным вопросам, как угроза терроризма, вопрос выхода Великобритании из ЕС, роль России в Европе, а также оценивает процессы, которые происходят в Турции после военного переворота. 

В настоящее время Европу сотрясает волна террора, Германия также пострадала от нападения исламистов. Стоит ли привыкать к такому насилию?

Мы никогда не смиримся с террором в Германии или где-либо еще. Я понимаю, что люди напуганы в связи с последними трагическими событиями (атака в Мюнхене, - ред.). Тем не менее, страх не является хорошим ориентиром.

Некоторые члены из Христианско-социального союза (ХСС) призывают к ужесточению миграционного законодательства и правил депортации мигрантов. Видите ли Вы необходимость принимать такие меры?

В условиях большой неопределенности, в которых мы сегодня находимся, стоит проявлять особую осторожность и избегать участия в межпартийных соперничествах и истерии. Насколько нам известно, ужасный случай в Мюнхене, который унес жизни девяти молодых людей, не был мотивирован как акт терроризма и не был преступлением беженца.

Хорст Зеехофер (ХСС), премьер-министр Баварии, рассматривает политику Федерального канцлера Ангелы Меркель в отношении беженцев как причину увеличении уровня угрозы. Можно ли считать этот путь (Меркель, - ред.) ошибкой?

Я не думаю, что люди ожидают от нас того, чтобы мы оценивали прошлое после факта. То, чего они хотят, так это ясности в том, как в настоящее время сдерживать нынешние угрозы и риски. Это возможно только за счет большой работы со стороны полиции и органов безопасности, а также более интенсивного международного сотрудничества.

Некоторые члены Христианско-демократического союза Германии (ХДС) призывают к тому, чтобы бундесвер принимал участие в борьбе с террористическими угрозами. Должны ли  солдаты быть задействованы в этом?

Инциденты в Мюнхене показали высокий уровень профессионализма полиции. Я рад, что мы можем полагаться на неё. На данный момент нет никаких разумных оснований для дискуссии о задействовании бундесвера в борьбе с террористической угрозой. Основной закон устанавливает четкие границы касательно этого, поэтому нет необходимости вносить изменения в законодательство. Кажется, будто Турции удалось избежать падения в пропасть, однако она взяла курс в сторону серьезного внутреннего кризиса. 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган запустил так называемую "чистку" политических оппонентов после неудачной попытки государственного переворота. Можно ли констатировать, что Турция на пути к диктатуре?

Кажется, будто Турции удалось избежать падения в пропасть, однако она взяла курс в сторону серьезного внутреннего кризиса. Никто не может недооценивать опасность, связанную с военным переворотом. К счастью, переворот был сорван. Тем не менее, реакция на путч выходит за рамки разумного. Когда десятки тысяч государственных служащих, учителей и судей уволены, когда тысячи школ и учебных заведений закрыты, а также, когда десятки журналистов арестованы при отсутствии какой-нибудь связи с переворотом, мы не можем просто молчать. Повторное введение смертной казни, которую хочет вернуть президент Эрдоган, было бы огромным шагом назад. Турция должна отстаивать как свои собственные стандарты, так и свои международные обязательства.

С учетом этих событий, сможет ли ЕС продолжить переговоры с Анкарой о вступлении?             

С момента начала переговоров о присоединении, Турция достигла многого, исходя из наших ожиданий. В то же время, этот прогресс был полезным для экономического и социального развития  двух стран, который послужил основой для продолжения переговоров. Но теперь на повестке дня политики Турции стоит вопрос относительно возвращения смертной казни. От ответа на этот вопрос будет зависеть продолжение процесса присоединения.

Если вы считаете, что верховенство закона в Турции находится под угрозой, сможет ли ЕС продолжать возвращать беженцев из Греции в Турцию? Что будет с миграционным соглашением?

На данный момент нет никаких признаков, что Турция больше не хочет придерживаться обязательств, вытекающих из договора по мигрантам. Европа обязана обеспечивать финансирование, необходимое для проживания беженцев, а также для школьного образования детей-беженцев в Турции. Анкара, в свою очередь, взяла на себя ответственность в обеспечении  этих людей у себя в стране. На данный момент, нет никаких оснований сомневаться в том, что соглашение выполняется  обеими сторонами.

А как насчет немецких солдат на турецкой базе Инджирлик, которые участвуют в борьбе с «Исламским государством»?

Германия и Турция являются членами Глобальной коалиции по борьбе с ИГИЛ. Турция заинтересована в нашей борьбе с «Исламским государством» в соседних Сирии и Ираке. Естественно, что депутаты Бундестага должны иметь возможность посещать немецких солдат, которые находятся в Турции. Мне не нравится полагать, что Анкара не понимает этого. Не может быть никакой безопасности в Европе без России

Перед саммитом НАТО в начале июля, вы обвинили НАТО в "бряцании оружием" и "разжигании войны" из-за политики в отношении России. Что именно вы имели в виду?

Было бы неправильно содействовать возникновению апокалиптических настроений и новой холодной войне в наших отношениях с Россией. В конечном счете, не может быть никакой безопасности в Европе без России. Несмотря на все текущие трудности, для улучшения отношений с Россией, мы должны держать двери открытыми. Это имеет место, несмотря на всю нашу критику поведения России, например, в Украине. Ничего не получится, если отношения с данной страной будут рассматриваться только с точки зрения конфронтации с НАТО, в то же самое время мы пытаемся работать с Москвой по Сирии, Ливии или Ирану. Нам нужно найти позицию, которая сочетает в себе трудности и необходимость работать совместно.

Можно ли сказать, что переговоры относительно  Украины (в Минском процессе, - ред.) зашли в тупик? Нужно ли усилить санкции ЕС против России или их стоить ослабить?  

Я не соглашусь с мнением о том, что мирные переговоры в Минске зашли в тупик. Если определенные стратегии переговоров не покажут свой успех, то нужно искать другие. Германия и Франция проводят интенсивные переговоры с Россией и Украиной, с целью достижения следующего этапа в процессе реализации Минских договоренностей. Санкции ЕС против РФ по-прежнему привязаны к соблюдению Минских соглашений. Если мы добьемся значительного успеха,  то я не вижу ничего против постепенного ослабления санкций.

Великобритания проголосовала за выход из ЕС. Насколько высок риск разделения Европы?

Я очень сожалею, что англичане пошли таким путем. Тем не менее, мы должны уважать этот демократический выбор. Новый премьер-министр, Тереза Мэй, ясно дала понять, что она продолжит выход Британии. Но это означает фазу неопределенности, поскольку не ясно, когда Великобритания представит необходимое заявление о выходе в соответствии со статьей 50 договоров ЕС. Переговоры могут иметь место только после этого. После этого, не будет никаких предварительных переговоров. Что точно не случится, так это то, что сложив свои обязанности в качестве государства-члена, Великобритания сохранит за собой все права страны, которая полностью интегрирована в единый европейский рынок.

Остальные 27 стран-членов ЕС должны быстро договориться о совместных действиях, чтобы не возникло еще большей неопределенности и чтобы негативные последствия Brexit не распространились на другие страны.

Чем скорее Великобритания прекратит членство в ЕС, тем лучше. Но дело в том, что только сама Великобритания может принять решение о сроках подачи заявки на выход. Это предусмотрено в договорах.

Как должна выглядеть Европа в будущем? Какие реформы сейчас необходимы?

Очень важно, что мы теперь реагируем в правильном направлении. После исторического голосования за Brexit, для Европы сейчас не время  заниматься самообманом или тосковать по прошлому. Нам нужно вести переговоры с Лондоном объективно на деталях выхода и сделать все возможное, чтобы сохранить все 27 стран в составе ЕС. Мы должны показать европейцам, что ЕС работает. Нам нужна общая европейская политика в отношении беженцев, Европа должна обеспечить безопасность своих граждан. И нам также необходимо более тесное сотрудничество в экономическом и валютном союзе.

   Перевод с Passauer Neue Presse

Оставьте первый комментарий