О рейдерском захвате крупнейшего предприятия Украины Житомирской кондитерской фабрики не один месяц пишут СМИ. Сотрудники фабрики выходят на митинги к министерству юстиции и другим ведомствам. Производственные линии на предприятии останавливаются. В чем конфликт, и как  эта история связана с народным депутатом Верховной Рады рассказал владелец и председатель правления «Житомирской кондитерской фабрики» Игорь Бойко.

Игорь Ярославович, работает ли сейчас предприятие? Какова вероятность того, что оно закроется полностью?

Предприятие практически не работает, мы несем убытки минимум 3 млн. грн. в день.  У нас не выполняются экспортные контракты, они почти сорваны. А поставляем мы, на минуточку, в 37 стран мира. Мы поддерживаем в рабочем состоянии только те линии, которые не можем остановить. Есть процессы на предприятии, которые, если остановить больше, чем на неделю, потом уже не запустить.

А чем Вы платите работникам зарплату?

У нас нет ни серых, ни черных зарплат. Для наших сотрудников предусмотрены разнообразные социальные программы. Каждый год работники по 50-100 человек едут отдыхать на море. Мы первые, кто после кризиса в 2014 году подняли зарплаты на 30 %. А сейчас я не знаю что делать. Нам заблокировали счета специально за день до выплаты заработных плат людям. У нас работает около 700 матерей-одиночек, и единственное средство существования – это их зарплата. От выработки за декабрь люди получат совсем мизерную оплату. Наше предприятие платит очень большие налоги - около 100 млн. грн. в год.

Что произошло с предприятием? Почему все остановилось?

Предприятие незаконно ликвидировали за один день.  Кажется, что только в нашей стране такое возможно. С начала сентября было введено два регистратора в Регистрационную житомирскую службу, после этого началась серьезная «атака» на фабрику. Вдруг нашлась пенсионерка, которая когда-то работала на фабрике. Она уволилась в 2003 году и имела акций на сумму в 2000 грн. Не продала их, когда это было нужно сделать, у нотариуса. И подала два иска, чтобы ликвидировать предприятие - отменить все регистрационные действия. Сначала в суд в Полтаве, но, там ей отказали. Затем она обратилась в суд Тернополь. И тернопольским окружным административным судом вынесли решение о ликвидации в Едином Госреестре Украины нашего предприятия.

Пенсионерка из-за двух тысяч гривен ликвидировала предприятие?

Да, представьте себе, человек, который работал на фабрике в 2003 году, имея на то время акций на 2000 грн, смог ликвидировать предприятие с уставным капиталом в 115 млн.грн, 2 000 работников, с оборотом в 1,5 млрд. грн, которое продает продукцию в 37 стран.

Наш юрист поехал в Тернополь и узнал, что у этой женщины не было ни доверенности, ни прописки. Решение было вынесено без изучения каких-либо документов. Конечно же, мы подали апелляцию, и незаконное решение не вступило в силу.

Но, 27 ноября мы исчезли из  Реестра! Регистратор, который ездил на суд, согласился со всеми требованиями той женщины. Ему в канцелярии выдали решение с мокрой печатью. По закону, такие решения сразу вступают в силу.

После этого началась психологическая «атака» на предприятие. Появился человек, который назвал себя новым директором, которого регистратор назначил без протокола собрания. Этот человек написал в банк, чтобы нам закрыли счета.

Вы знаете, это были тяжелые дни. Было несколько попыток физически захватить предприятие, но как-то мы выстояли. Начали проводить митинги под областной администрацией, возле министерства юстиции. На руках у нас было решение Житомирского админсуда о незаконности внесения изменений в реестр и нашего исключения. К нам вышел заместитель министра юстиции Гия Гесадзе и заверил, что наш вопрос будет решен. В тот же день действительно была собрана встреча, где обсуждался наш вопрос. На заседании присутствовали журналисты, и на камеру господин Гесадзе пообещал, что до пятницы, 4 декабря, все будет положительно в решении нашего вопроса.

Но, до 4 декабря ничего не произошло.

Мы дождались момента, когда Кабмин отчитывался за год своей работы, чтобы задать вопрос Министру юстиции. На заседании мы открыто спросили о ситуации с «ЖЛ». Но, Петренко заявил, что слышит об этом впервые, что к нему не поступало никаких обращений, а под министерством митингуют «проплаченные» люди. Петренко – союзник народного депутата Пашинского, которому я давал деньги на избирательную кампанию, когда он баллотировался от «БЮТ», в 2007 году. Именно Пашинский сейчас оказывает давление на налоговую службу (ДФС – прим.ред.), угрожает, говорит, что дело «ЖЛ» имеет государственнуюважность и организовывает «титушек» для физического захвата предприятия. Пашинский осуществляет рейдерские атаки на предприятие с целью его прибрать к рукам.

pashinskij-600x360.jpg

Почему именно Сергей Пашинский? И есть ли доказательства Ваших слов? Это серьезное обвинение.

Это давняя история. Предприятие существует с 1944 года. Я стал партнером в 2006 году и полностью выкупил фабрику в 2010 году. При смене власти у нас был корпоративный конфликт, мои бывшие партнеры хотели отобрать предприятие, однако у них не получилось. Я выкупил у бывших партнеров акции за 20 млн. долларов, этому есть подтверждающие документы. Но переоформлять они на меня свои части отказались. И хотели отрейдерить предприятие. Этот фундаментальный факт умалчивает вторая сторона и подобные действия с помощью СМИ приписывает мне. Тогда решить спор мне помогал именно Сергей Пашинский, и сейчас именно господин Пашинский, прикрываясь бывшим собственником, отжимает предприятие. В 2010 году Пашинский получил от меня за свою помощь вознаграждение в сумме 9,8 млн. долларов. Деньги были в активах: в транспортной логистической компании "Ренессанс логистик системс", которая насчитывала 28 грузовых автомобилей, и стоила на тот момент 4,9 млн. долларов. Три квартиры во Львове стоимостью 1,5 млн. долларов. Остальное он получил на «подставных» людей: сестру жены и ее гражданского мужа. Через некоторое время Пашинский попросил еще 35%. Я ему, конечно, отказал, и с этого момента все началось. С тех пор забрать фабрику – его навязчивая идея. Спит и видит.

Зачем ему фабрика?

Он захотел сладкого. В предприятие с 2010 года было инвестировано более 25 млн. долларов. На сегодняшний день - это третье по мощности предприятие в своей отрасли. Первая фабрика –«Рошен», вторая – Харьковская фабрика. У меня есть все доказательства моих слов, и я готов их предоставить в любую минуту. Для меня сейчас важно отстоять фабрику, не дать производственным линиям остановиться и платить людям зарплату. Если я не буду поднимать эту проблему в СМИ – фабрика остановится.

Во время антикоррупционного форума в Одессе я давал комментарии французскому, английскому телевидению, общался с ОБСЕ, они оповестили около 50 стран о нашей проблеме. Я разослал предупреждение по всем международным финансовым организациям, чтобы были осторожны с инвестициями в Украину при нынешнем правительстве, так как деньги, которые будут инвестированы, могут быть украдены.

Я впервые вижу, что можно просто так прийти и за две минуты ликвидировать предприятие. По закону, «предприятия-милионники», которые имеют уставной капитал больше 1 миллиона, должны ликвидировать только с согласия центрального департамента, который находится в Министерстве юстиции. Это говорит об использовании админресурса.

Но мы выстоим. Я обещал это своему коллективу.

Оставьте первый комментарий