Снимок экрана 2017-03-14 в 11.43.40.pngОлег Постернак,
политтехнолог, кандидат исторических наук,
руководитель Центра политической разведки

Украинская политика на четвертый год после Евромайдана начала пополняться новыми ощущениями и ожиданиями. Одно из самых весомых из которых – стабилизация и сворачивание конфликтов предыдущих сезонов. Кто-то переигрывает, кто-то читает один и тот же текст сотый раз, кого-то обижают и игнорируют. Любопытно, но это ощущения органично соседствует в общественном сознании с желанием заменить верхушку. Отсюда на языке у всех тема государственного переворота. «Обязательно что-то будет, вот увидишь. Порошено лишиться власти…», - такой сентенцией обычно заканчивается беседа с представителями разных профессий и занятий, активно интересующихся политикой.

В среде простых и неискушенных людей скорее наблюдается злобное отчуждение, чем живой интерес к политике. Народ хоть и не безмолвствует, однако безучастен и пассивен. Культ бумажника и кухонно-фейсбучная самоирония побеждает желание формировать институции общественного сопротивления и коллективной защиты. То ли ментальный рок индивидуализма и отсутствие потребности в политической солидарности, то ли вечная усталость от ошибок больших праздников прямой демократии в виде Майданов дает о себе знать, ответить сложно. Поэтому даже если досрочные выборы в парламент будут, они будут отличаться от предыдущих в 2014-м не приподнятым патриотическим духом, а минорным и раздражительным настроением.

Ныне делегитимизация законодательного органа по сути является свершившимся фактом. Усилиями заинтересованных Рада приравнена к цирковой арене, где рабочая картинка создается забавными и эпатажными выходками депутатов. Она в глазах избирателей – площадка народного паразитирования. Не хватает разве что кампании по дискредитации данного созыва Рады как избранного без участия граждан Донбасса, что особенно актуально станет в условиях дискуссии о выборах на оккупированных территориях востока страны. Тем более публичные обличения Генпрокуратуры в сторону депутатов стали уже нормой, что лишь добавляет восприятие Рады как пристанища для коррупционеров и нарушителей закона. Поэтому в желании отправить Раду 8-го созыва в небытие нет ничего удивительного. Но насколько это реально?         

Политбомонд и его экспертная среда разделились на три отчетливые группировки в отношении судьбы украинского парламента 8-го созыва.

Первая находилась в плену идеи о неизбежности выборов в 2017 году, под конец уходящего года вовсю «вангуя» о возможности выборов то ли весной, то ли осенью. Эта именно та часть тусовки, которая понимала, что Порошенко вынужден будет пойти на выборы из-за желания разрядить атмосферу недовольства после тарифного террора, ну или фактор «черного лебедя» опрокинет все сценарии элиты и лучшим выходом будет перезагрузка парламента. Для наступления этого сценария, действия (ручной и не совсем) оппозиции («Батькивщины», «Самопомощи», еврооптимистов», правых, «Оппоблока», общественных структур ветеранов АТО) должны были быть более деструктивными, системными и многоходовыми. И возможно более скоординированными. Впрочем, тот, кто прогнозирует в будущем некую публичную и тактическую консолидацию оппозиционных кланов, будет прав. Но единого антипорошенковского фронта не будет. Уж слишком разный уровень инфильтрации контрэлитных групп во властной матрице на Банковой.  

Вторая группировка была более сдержанней в оценках и исключала вариант досрочной кампании в 2017 году, подчеркивая властную хватку Президента и ставку на олигархический консенсус как линию перестраховки от возможных выборов. Общие контуры политического альянса Порошенко-Яценюка-Ахметова уже наметились, и стратегия была взята на приращение сил-предохранителей от коалиционного коллапса, к примеру радикалов Ляшка. Но тут есть слабое место. Ни один большой компромисс в украинской политике не живет достаточно долго и любые внешние инвазии способны разрушить даже самые крепкие политические объятия. Накал страстей может быть такой, когда проще будет всем пойти на выборы. Стоит хотя бы вспомнить отношения во внутривластной конфигурации в момент отставки Яценюка с поста премьера. 

Третья группа старалась держаться в стороне от дискуссии и скромно пожимала плечами. Причем к этой группе принадлежали большинство самих нардепов разных мастей. Большая часть из них понимала, что нити процесса ими уже давно не плетутся и главным в этом террариуме является Президент. И его вектор поведения пока не в пользу перевыборов. 

 

Технология спектакля

Попробуем ответить на вопрос: так будут ли досрочные парламентские выборы уже в этом году? Факторы, определяющие перспективу внеочередных выборов в парламент выглядят таким образом:

1. Правовые основания. Чтобы состоялись досрочные выборы, нужна подпись Президента всего лишь на одной листе А4 – указе о досрочном прекращении полномочий Рады. Президент может поставить подпись только если случится три непредвиденных (или загодя смоделированных) горя: на протяжении одного месяца в Раде не будет сформирована коалиция депутатских фракций; на протяжении 60 дней после отставки Кабмина не будет сформирован персональный состав нового правительства; на протяжении 30 дней одной очередной сессии не могут начаться пленарные заседания Рады.

Самым уязвимым местом парламента является коалиция. Вопрос даже не в ее фактическом наличии, сколько в формальной стороне. Существует ли реально коалиция, если мы знаем, что в состав двух ее субъектов – БПП и НФ солидарно на данный момент входят 221 депутат? Не нарушается ли статья 83 Конституции Украины? Высший административный суд Киева уже рассматривает иск о признании противоправными действий аппарата Верховной Рады относительно предоставления информации о поименном составе коалиции депутатских фракций в парламенте. Но даже если выяснится, что коалиции де-юре нет, то у Банковой есть пробный сценарий исправления ситуации путем кооптации в ее состав радикалов Ляшка.

В 2014-м досрочные выборы были остро необходимы, но сейчас, как говорят в Израиле, другой «мацав». Порошенко полностью устраивает нынешняя партийно-клановая структура Рады. Отточены механизмы лоббирования законопроектов и продвижения нужных решений, отлажена работа кураторов и сборщиков голосов. Парламентская оппозиция полностью интегрирована в существующие расклады власти системой как персональных связей, так и политических сделок, поэтому на первый взгляд существенную угрозу для Банковой не представляет. Ведь, как указывают сами парламентарии, договороспособность в украинской политике находится на самом высоком уровне за последние годы. И самое важное – парламент перестал быть противовесом личной власти Порошенко.

2. Международное давление. Ключевые европейские партнеры Украины, а именно Германия и Франция, находятся на предвыборном марше и наверняка до осени не станут задумываться о переструктурировании Рады. Зачем это им вообще нужно? Очевидно, что для имплементации Минских соглашений кровь из носу потребуется результативные голосования депутатов по вопросам амнистии, условий выборов в оккупированных территориях и возможно изменений в Конституцию. Нынешний состав парламента даже с выключенным табло и в закрытом режиме не способен проголосовать эти решения. Да и не собирается Порошенко продавливать эти вещи. Слишком велик репутационный риск.

Администрация президента США пока формирует украинское меню и повестку своих стратегических интересов. И весьма вероятно, что пункт о досрочных выборах может появится в списке обсуждаемых с Порошенко вопросов. Контакты представителей украинской элиты (Тимошенко, Наливайченко, Левочкина и других) с представителями новой администрации наверняка подразумевают вариативность подобного сценария. Но зачем Трампу парламентские выборы в Украине? Часть экспертов указывает на то, что республиканцам важно будет сформировать альтернативный центр принятия решений и ослабить чрезмерно усилившуюся личную власть Порошенко. Не исключены и подталкивающие советы Манафорта, имеющего тесные связи с бывшими регионалами, часть из которых совершенно не против возвращения в здание под купол. Впрочем, в ближайшее полугодие резкие движения со стороны новой американской власти большинством аналитиков не предполагаются.

3. Правила игры. Главная битва 2017 года – это битва за новый избирательный закон. Вариантов ее исхода немного. Либо все останется в прежнем формате (смешанная система 50 на 50, торг мажоритарными округами, ограниченный срок кампании, средняя явка; в таком случае власти выгодно провести выборы летом или зимой), либо под давлением оппозиционных групп и общественного шума Банковая и ее коалиционные придатки пойдут на компромисс в виде открытых списков по образцу местных выборов 2015 года (непредсказуемый и порой чисто случайный инструментарий межкандидатской конкуренции в среде одной партии; обильные возможности для манипуляции волеизъявлением).    

Внеочередные выборы могут состоятся лишь в период 60 дней со дня опубликования решения о роспуске Рады. Это чисто теоретически. Потому как те политические силы, которые не будут заинтересованы в выборах, могут обжаловать указ о роспуске в судах и тем самым усложнить или сорвать планы досрочной кампании. Очень умело этим инструментом орудовали социалисты, регионалы и коммунисты в 2007 г., когда президенту Ющенко пришлось четыре раза издавать указы о роспуске. Тем более, до сих пор не обновлен состав Центризбиркома, но, по слухам, власть готовит спецоперацию по разрешению этой временной неурядицы. 

В любом случае, большая часть обстоятельств и текущий тактический рисунок указывает на то, что Банковая в ближайшей перспективе не предполагает досрочных парламентских выборов. Скорее, она больше задумывается о втором сроке президентства Порошенко. И в этом направлении уже осуществляются определенные действия – подбирается команда губернаторов, укрупняются информационные ресурсы, консолидируются активы, подыскиваются позиционные темы, к примеру референдум по НАТО. 

Если же какой-то из факторов (к примеру, международное давление и сохранение старой избирательной системы) будет актуализирован и Порошенко вынужден (!?) будет пойти на выборы уже в этом 2017-м году, то. Общая вероятность выборов в парламент умозрительно выглядит как 30 на 70%    

 


Оставьте первый комментарий