Победа Трампа, или «Восстание масс»: что тут нового, а что - старого


10.11.2016 15:06:00


Мария Предеина доктор философских наук

Трамп – эхо старого мира, в котором «гринго» выше «латиноса», мужчина – женщины, где хвалятся богатством и шутят ниже пояса. Но Трамп – это также новое, «восстание масс» против истеблишмента

Интеллектуалы критикуют массы всегда, но всегда – за молчание: массы остались глухи к студенческим бунтам 1968-го, массы смотрели футбол, пока судили бунтарей-активистов – вот стандартный набор обвинений тех лет. А в наших реалиях какой-нибудь сторонник «политической революции» сказал бы: массы еще недоросли до Сандерса. Интеллектуалы верили, что однажды массы прозреют и поддержат их требования, это будет восстание против истеблишмента, но во имя «свободы, равенства, братства». Ан, нет: массы уже не молчат, но уж лучше бы молчали…

Массы, действительно, заговорили, обнаружив неожиданную активность: впервые в истории американских выборов сторонники Трампа были готовы поддержать своего кандидата на улицах, если выборы «украдут». В канун 8-го ноября пресса с тревогой публиковала эти сообщения, кое-кто говорил о «новой гражданской войне» (так, постоять за своего хотели белые южане).

Массы были активны, были против истеблишмента (лицом которого была Клинтон), но не были за «прогресс».

Старое-доброе время

Парадокс в том, что массы недовольны истеблишментом, но рецепт спасения ищут не в будущем, а в прошлом. Вообще-то, читая американскую прессу, думаешь, что американцы живут в Украине: у «синих воротничков» нет стабильной работы, у молодежи нет ясных перспектив, богатые используют лазейки в налоговом законодательстве. Все это пишут левые, критикуют, критикуют, а массы раз и выбрали миллиардера. А кого им нужно было выбрать?

Клинтон – часть текучего, изменчивого, непонятного мира, человек Уолл-Стрит. Один из богатейших людей планеты Уоррен Баффетт, делец с этой самой Уолл-Стрит, даже возил в день выборов избирателей на троллейбусе: проголосуйте за Хиллари, а я вас подвезу! А объясните, откуда у Баффетта деньги? Акции, акции…

Трамп надежнее: вот отель, вот казино – все твердые, не ускользающие, не утекающие сквозь пальцы объекты.

Массы, – уверяют современные социологи, – тянутся к устойчивому, твердому и чувствуют растерянность перед «текучей современностью».

Но не старое-доброе время

Но в том «твердом» времени Трамп бы не победил.

Вернемся к интеллектуалам 1970-х: они были уверены, что современного человека можно описать, как «человека перед экраном телевизора». На телевизор критики валили все беды, он один, этот проклятый ящик, виноват: «прекратись телевещание, капитализм рухнет через день», – пророчил духовный отец студенческих бунтов Маркузе. (Точно так сегодня объясняют эффект российской пропаганды.) «Рациональное зерно» в критике ТВ, впрочем, есть: телевизор распространяет информацию по вертикали, транслирует, вбивает в голову то, что думает истеблишмент.

В таком вертикальном мире Трамп был бы обречен: визуальный ряд, создаваемый в течение полутора лет, представлял Трампа невменяемым – то «Козырь» растопырил пальцы и скривил рот, то сложил губы трубочкой, то шутник-художник сделал коллаж «Козырь» с усиками Гитлера. Всякому «нормальному» человеку было ясно: будущий президент – Клинтон.

Вот только ясно тому, кто читал экспертов.

В «текучем» мире потоки информации больше не структурированы вертикально. Пусть The New York Times пишет, что хочет, есть YouTube с комментариями на злобу дня от самого Трампа. The Guardian еще весной сообщала о миллионных «лайках» Трампа в соцсетях, порядка 5-4 миллионов штук. Но прибегала к казуистике: не все, кто «лайкнул» граждане США (мол, есть ценители из России), не каждый, кто «лайкнул» и при этом гражданин США, достиг возраста избирателя (есть подростки) и т.д. Судя по всему, «лайкали» и граждане, и взрослые.

Трамп сумел наладить контакт с избирателем, он чувствовал свою аудиторию: не успел «простой мужик» подумать, а Трамп уже сказал. Та же The Guardian сообщает о феерическом успехе комментария Трампа: «Это – отвратительно». Так «Козырь» прокомментировал опоздание Клинтон на второй раунд дебатов с Сандерсом из-за посещения туалета. Глупость, конечно. Но все смотрели, все подумали, а Трамп уже написал. Выигрыш был в оперативности (на завтра уже не актуально) и в личностном начале (Трамп выразил свою мысль).

Здесь опять-таки Трамп был «тверже», у него была своя форма, свой стиль. А Клинтон растекалась в общих фразах: корректно, но не о чем. Это «не о чем» госсекретарь демонстрировала на всех дебатах – будь то с Сандерсом или с Трампом; уйти от вопроса и заверить, что Америка для всех, я для всех, лучше будет всем и т.д.

Все потоки информации, сгенерированные вертикально, транслировали одно: победа будет за Хиллари. (Вот даже по внешней политике не потрудились проанализировать, каким президентом будет Трамп.) А избиратель взял и сделал почти назло, и вдруг обнаружилось, что «четвертая власть» – не власть или, наоборот, «четвертая власть» – настоящая власть, та, что провоцирует бунт. Как кому нравится.

Трамп и другие «консервативные развороты»

«Консервативные развороты» не новость. Есть соблазн выстроить тренд: сначала окраина – Россия, Турция, потом чуть смещается в центр – Венгрия, Польша, и, наконец, победный аккорд – Brexit и Трамп. Но тренд не выстраивается. Почему? Из-за разницы в трансляции информации.

В России массы не восставали, а шли за истеблишментом: телевизор говорил, кто будущий президент, а массы голосовали, как надо. Была/не была демократическая возможность в России 1990-х, массы (в любом случае) имитировали участие в выборах. В России социологи всегда точно прогнозируют проценты. (А скоро будет тенденция: если социологи ошибаются, значит, люди голосуют на свой вкус.)

Трамп привлек сторонников вопреки «центральным СМИ» и продемонстрировал возможность демократии.

Тут парадокс: Трампа считают угрозой демократии, но его победа – доказательство, что демократия есть.

Тенденции

Есть «позитив»: массы заговорили; политики и массы научились использовать новые инструменты обмена мнениями; избиратель больше не тот, кто завороженно глядит в «голубой экран», а тот, кто ищет свою информацию в Сети, подбирает информацию «под себя». Это – форма, которую можно наполнить разным содержанием. Вывод, который должны сделать интеллектуалы: нужно работать с массой, выстраивать контакт. Это – важно потому, что массы на самом деле голосуют.

Но интеллектуалы не знают, чего хотят: слов или молчания масс.

Вот тут-то начинаются проблемы, кризис демократии в умах интеллектуалов. Правда, пресса в США нашла в себе силы признать: так или иначе демократические институты – главное. Но там, где пресса менее связана, все немного иначе, к примеру, в России. Опять парадокс? «Либеральная» пресса в России уже давно махнула рукой на массу, а потому не ограничивает себя и предлагает задуматься: а нужно ли всеобщее избирательное право? Очень демократично! Хотя… Тут вопрос: можно ли навязать массе прогресс. А, с другой стороны, Клинтон – действительно символ прогресса или симуляция прогресса под именем «первая женщина – президент США»?

Вопросов больше, чем ответов.

И под конец наблюдение: Обама – тоже был не из истеблишмента (на праймериз Обама – Клинтон, истеблишмент «болел» за Хиллари). То есть масса один раз выбрала почти революционера Обаму, другой раз – почти реакционера Трампа. Значит ли это, что масса колеблется? Эксперты говорят о разнице в возрастных категориях: за Обаму – молодежь, за Трампа – те, кому к 50-ти и больше. Но тогда Обама смог лучше мотивировать молодежь, чем Клинтон.

А масса – такая, какая она есть, другую никто не подарит, и демократию (со всеобщим избирательным правом) уже не отменить. Это – реалии, как и избранный президент Трамп.



Подписывайтесь на аккаунт Грушевского,5 в Twitter, Facebook: в одной ленте - все, что стоит знать о работе украинского и мировых парламентов.

Новости партнеров