Когда Украина перестанет ждать Майдана


23.11.2016 09:53:00


Мария Предеина доктор философских наук

15-16 ноября в Киеве прошли протесты. Нет, это – не Майдан: энтузиазм не тот, программы нет, да еще за деньги. Да, можно с удовлетворением заключить, что Майдан за деньги не сделаешь. Но ожидание Майдана (настоящего, не за деньги) витает в воздухе, впрочем, это ожидание никогда не переставало витать

Майдан пока единственный инструмент «обратной связи» общества с властью. Общество, выбирая власть, держит Майдан про запас, подвешивает возможность Майдана словно дамоклов меч над властью: если что не так, мы выйдем. А власть надеется, что как-нибудь пронесет. Тут-то в обществе рождается недоумение: почему они, власть, не понимают? Это недоумение лишь растет: за три года, прошедших с начала Революции Достоинства, власть успела вернуться на круги своя, она, безусловно, выгодоприобретатель, но отнюдь не продолжатель Революции.

После двух Майданов впору говорить о тенденции: украинцы умеют делать революции, но не умеют пользоваться их плодами.

Майдан сметает старую власть, но сам по себе не порождает новых институтов. Майдан – это энтузиазм, героизм, но именно в силу этого он краткосрочен, то есть сам по себе не может быть стабильно работающим институтом. Как только момент наивысшего напряжения проходит и люди расходятся по домам, старые институты возвращаются. И все идет, как шло. Даже перманентная угроза Майдана не меняет суть власти и, в лучшем случае, заставляет ее приспосабливаться, как хамелеон. Нынешняя власть не спорит с обществом: в Европу идет, реформы обещает. И тем дезориентирует оппонентов: неясно, что требовать. Все, что вы потребуете. Власть сама хотела бы вам дать, у нее те же мысли, те же желания. Но лучше вам от этого не станет.

Но, может, общество не то требует?

Да, не то. Общество хочет чего-то прекрасного, но неопределенного: вот бы зажить хорошо. И чуткие лидеры отвечают ему на том же языке: заживем, будет по-новому. А как по-новому? Как в сказке, власть на завтра становится честной, жертвенной, отрекается от соблазнов, все делает во имя народа. И (удивительно почему?) так не случается. Тогда все надежды на Вашингтон, Брюссель, ЕС, МВФ – вот они-то нам помогут, отругают наших «лидеров» и дело пойдет. Тоже не выходит.

Все от того, что вопрос поставлен неверно. Власть, если ее не контролировать, всегда склонна к злоупотреблениям. И контроль должен быть повседневным. Майдан же восстанавливает народовластие на миг, как средневековая казнь. (Современный французский философ Фуко исследовал, как меняется характер наказания при переходе от средних веков к Новому времени. В средние века царила стихийная противозаконность и власть короля восстанавливалась на миг, пока казнили какого-нибудь бедолагу на площади. Новое время постепенно исключало публичные казни, но внедряло закон во все сферы человеческой жизни. Публичные казни стали излишни, когда каждый шаг человека стал подчинен закону.) То же с Майданом: во все не-майданное время народ пребывает отлученным от власти и восстанавливает свое конституционное право лишь на миг, на Майдане. Соответственно Майдан станет излишним, когда народ (или: гражданское общество) начнет буднично участвовать в политике и рутина гражданского контроля вытеснит праздник Революции. А это вопрос институтов.

На первый взгляд в Украине все институты есть – парламент, партии, конкурентные выборы, СМИ. Но это на первый взгляд. Политика приходит к украинцу в карнавальном костюме: политическая реклама, ток-шоу, драка в Раде, драка под Радой и т.д. и т.п. Политика развлекает, как шоу-бизнес, заполняет досуг: один любит сериалы, другой – Шустера. Это – для народа. А под ковром (вдали от телекамер) политика – борьба олигархических кланов. Только это – тоже не политика. Политики как борьбы программ, идеологий нет нигде и ни для кого. (Программы наших партий почти тождественны и различаются лишь визуальным рядом – у кого большое сердце, у кого большие вилы.)

Партий, которые в книжках по политологии, выполняют роль важного института «гражданской открытости» – института переводящего потребности публики (тех, кто участвует в жизни партий) в политические решения – в Украине нет. Точнее, в Украине публика, которая платит (а партиям всегда кто-то платит), ограничена олигархами. Всех прочих хочется назвать «безбилетниками». Но это такие «безбилетники», которые думают, что едут без билета, а на деле платят втридорога. Да, все прочие просто потребляют готовый продукт. Но, не участвуя ни в чем, все же платят: их налоги, труд, жизни растрачиваются впустую, приносят пользу не им.

Если партии не выполняют своего институционального назначения, то как следствие не выполняют его выборы (не из кого выбирать), не выполняет его парламент, президент (не общество их реальная база).

То же СМИ, которые по-прежнему живут на олигархические деньги.

Институты «гражданской открытости» не работают.

Но никто, кроме самих граждан не сможет их привести в движение.



Подписывайтесь на аккаунт Грушевского,5 в Twitter, Facebook и ВКонтакте: в одной ленте - все, что стоит знать о работе украинского и мировых парламентов.
g47_dec

Новости партнеров